Экономика и бизнес
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    303112345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930123
  • Другие новости

Политика


Юрий Дракохруст,

Из заявлений, сделанных президентом Лукашенко в интервью американскому информационному агентству Bloomberg, пожалуй, самым громким была констатация того, что без американцев в Украине урегулирования не будет. Эту фразу вынесли в заголовки многие издания, пассажи, касающиеся этого сюжета, были сразу же опубликованы на президентском сайте.
 
На первый взгляд, вызов Москве. Хотя как посмотреть. Собственно говоря, сама Москва полуофициально заявляет, что украинское правительство управляется из Вашингтона. Ну а если так, то от кого же зависит урегулирование? 
 
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы Радио "Свобода". Кандидат физико-математических наук. Автор книг "Акценты свободы" (2009) и "Семь тощих лет" (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
 
Впрочем, стоит отметить, что подобное заявление Александра Лукашенко - далеко не первое. В 2010 году накануне выборов во время встречи с американскими экспертами он говорил о заинтересованности в сохранении американского присутствия на постсоветском пространстве. Говорилось это тогда, когда никакой войны в Украине не было и в помине. И это, как и сейчас, не было продиктовано только желанием сказать собеседникам то, что они хотели бы услышать (каковое желание президенту, впрочем, тоже отнюдь не чуждо).
 
Тут присутствовали и присутствуют два момента. Во-первых, уважение к силе и готовности ее применять. При том что американская политика в отношении официального Минска заметно более жесткая, чем политика ЕС, политическая философия Вашингтона кажется белорусскому лидеру более понятной и близкой, чем европейская. Его известная фраза об "отсутствии яиц" была сказана именно о европейских, а не об американских руководителях. Готовность США добиваться своих целей разными, в том числе и силовыми, средствами импонирует белорусскому лидеру куда больше, чем непрерывный поиск консенсуса в ЕС и принципиальное воздержание Евросоюза от применения силы.
 
Второй момент вытекает из первого. Пассажи в отношении России, сделанные в интервью Bloomberg, подтверждают амбивалентное отношение белорусского лидера к "заклятому другу" - России. Конечно, и друг, и брат, и союзник, и источник разного рода благ, но неплохо, когда его мощь уравновешивается в регионе другой мощью. И не только мощью благодетельного примера и искусной дипломатии.
 
Это совсем не то, чего хотела бы Москва. Согласно интерпретации самого Лукашенко, изложенной в интервью американскому агентству, цель Путина - не возрождение СССР, а сохранение зоны влияния. Желательно полного и исключительного. Ну а для официального Минска оно нежелательно. Американское присутствие в регионе является фактором, гарантирующим, по крайней мере отчасти, независимость Беларуси, причем независимо от отношения американцев к ее руководителю.
 
Но из интервью следует, что белорусскому лидеру хотелось бы большего. Судя по всему, хотелось бы статуса Чаушеску 60-70-х годов во взаимоотношениях с Америкой. Чаушеску и с Брежневым целовался с завидной регулярностью, и режим у него был далеко не самый мягкий среди стран соцлагеря, однако за несколько шагов из общего строя - отказа от участия во вторжении в Чехословакию в 1968 году, сохранения дипотношений с Израилем - румынский диктатор был вознагражден достаточно благожелательным отношением со стороны американцев. Это отношение выражалось не только в визитах высоких гостей из США, включая президентов, но и в финансовом содействии Бухаресту.
 
При этом никому и в голову не приходило, скажем, приглашать Румынию в НАТО или даже давать ей прямые гарантии безопасности. Гарантии заключались в молчаливом взаимопонимании между Москвой и Вашингтоном, что для Москвы повторение в Румынии опыта Венгрии 1956 года и Чехословакии 1968 года может оказаться себе дороже.
 
Нельзя сказать, что американцам были безразличны страдания румынских инакомыслящих, да и всего народа. Но довлела логика холодной войны - каждая сторона привечала не то что врага, но даже и не очень надежного союзника другой.
 
Эту схему официальный Минск пытается предложить американской стороне уже много лет. Но раньше ценность "товара" представлялась не слишком высокой - Россия была партнером Запада, были надежды на постепенное сближение с ней, тотальное сдерживание Москвы представлялось неким реликтом давно ушедшей эпохи. Но украинский кризис все это изменил: Россия - не партнер, а противник, новая холодная война в разгаре, сдерживание Москвы снова - практическая политика Запада. Это увеличивает ценность выходящих из московского "строя".
 
При этом США - в определенном смысле именно та страна, которая может это оценить. По большому счету, Евросоюз просто не знает, что делать с лукавым союзником России, желающим получить несколько большую свободу геополитического маневра, не переставая этим союзником быть.
 
ЕС знает, как вести дела со странами, желающими стать его членами - есть набор институциональных инструментов от кандидатства до соглашений об ассоциации. Но как вести дела со страной, которая не стремится в ЕС и которую не прельщает даже ассоциация с ним? То, что Европа может предложить такой стране, не нужно ей (ну, скажем, ее властям), Европе не нужно то, что может предложить эта страна.
 
Иное дело США, которые ведут глобальную политику и являются конечным гарантом безопасности в Европе и в мире.
 
Схема красивая, что и говорить, однако не в полной мере учитывающая особенности американской политической психологии, представляющей собой сплав идеализма и прагматизма. К тому же к Чаушеску приезжали Никсон и Форд, он гостил у Картера, но с приходом к власти Рейгана отношения сошли на нет. В рамках рейгановской философии "крестового похода" против коммунизма играм с лукавыми союзниками Москвы уже не было места.
 
Предвидеть политическую эволюцию в США сложно, но представляется вероятным, что на смену теперешней политике придет курс более энергичный и решительный.
 
Возможно, поэтому Александр Лукашенко и спешит. Не исключено, что его предложение "большой сделки" с США вчера было преждевременным, а завтра (а точнее, через год) будет уже запоздалым. В условиях куда более жесткой, чем сейчас, конфронтации между Россией и США, политику нюансов никто не оценит и не вознаградит.
Мнение авторов может не отражать точку зрения редакции TUT.BY.