Многочисленные отставки ушедшей осени нельзя назвать "пакетным" увольнением. Многие из отставленных покинули свои кресла по состоянию здоровья. Ситуация внутри страны и за ее пределами становится более динамичной, и есть потребность омолодить команду, чтобы пришли люди с иным типом мышления. Но этого пока не происходит, - отмечают эксперты очередного выпуска программы "Амплитуда".



Мировые тренды говорят, что если в государстве планируется реформа и хотят, чтобы появилось нечто принципиально новое, берут новых людей из бизнеса, негосударственных организаций и даже из других государств. Это делается, чтобы отсечь связи с предыдущим составом. Когда хотят сохранить преемственность и идти примерно в том же направлении, тогда самое логичное - взять замов. Что и происходит в Беларуси. Так считают Наталья Рябова, директор школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA, которая реализует исследовательский проект BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования), и Андрей Поротников, политолог, руководитель аналитического центра Belarus Security Blog.

Петкевич перед выборами может уйти в декретный отпуск, а в случае, если все будет плохо в экономике, руководитель страны может пожертвовать премьер-министром. Представляем полную аудио- и видеоверсию эфира, а также конспект эфира.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (86.41 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (14.37 МБ)

Почему людям так интересно, кто будет в команде Лукашенко?

Наталья Рябова: Всегда интересно, почему возникает то кадровое затишье, то чиновники скопом отправляются в отставку. Вторая причина повышения интереса – выборы, зрители традиционно оживляются.

Люди думают, что от этого что-то зависит?

Андрей Поротников: Мне кажется, в силу убогости нашей светской жизни жажда сенсаций автоматически переносится на сферу политики. Но так как политик у нас только один, то все внимание - ему и тому, что происходит вокруг него.

Ряд громких отставок произошел в последние несколько месяцев: отставка министра финансов Андрея Харковца, первого замминистра экономики Анатолия Филонова, помощника президента Николая Домашкевича. Особенно все были удивлены отставкой помощницы президента Натальи Петкевич. Из-за чего Лукашенко стал недоволен командой? Это было пакетное увольнение? Почему вдруг сейчас?

Наталья Рябова: Не думаю, что этих людей надо вносить в один список и искать общую причину для их отставки. Например, уход с поста министра финансов Харковца связывают с плохим состоянием его здоровья. Я не искала бы никакой подковерной борьбы и связи с приходом его зама на должность министра.

Андрей Поротников: У каждого увольнения своя причина. Часть людей вынуждена была уйти по состоянию здоровья, своего или близких, и по достижении пенсионного возраста. Ситуация внутри страны и за ее пределами становится более динамичной, и есть потребность омолодить команду, чтобы пришли люди с иным типом мышления.

Наталья Рябова: Трагедия в том, что есть потребность в новых людях и идеях, а людей с идеями нет.

Андрей Поротников: Люди есть, они просто не идут в госаппарат.

Нередко первые позиции занимают первые замы тех, кто освобождает кресло. Так было в случае с Лилией Ананич, которая возглавила Министерство информации, и Игорем Ляшенко, который возглавил госконцерн "Белнефтехим". Это  надежные кадры, но они не соответствуют критериям нового типа мышления.

Наталья Рябова: Мировые тренды говорят, что если в государстве планируется реформа и хотят, чтобы появилось нечто принципиально новое, - берут новых людей из бизнеса, негосударственных организаций и даже из других государств. Это делается, чтобы отсечь связи с предыдущим составом. Когда хотят сохранить преемственность и идти примерно в том же направлении, тогда самое логичное - взять замов.

Судя по назначениям, Беларусь не собирается менять курс.

Наталья Рябова: Разве у нас декларируется реформа? Говорится об улучшении, оптимизации, модернизации и желаемой стратегии Беларусь-2030. Радикальных шагов, тем более болезненных, чтобы все было хорошо, мы не готовы совершать.

Одна из самых загадочных историй с увольнениями – отставка Натальи Петкевич. Правда ли, что в ее отставке виноват пранкер Vovan? Где она может появиться перед выборами?

Андрей Поротников: Я не думаю, что пранкер Vovan оказывает влияние на кадровые решения. Перед выборами она может появиться и в декретном отпуске. Мы почему-то смотрим на чиновников как на людей, у которых нет ничего, кроме госработы - ни семей, ни личной жизни, ни профессиональных амбиций. Возможно, человек понял, что достиг на этом посту всего, чего мог. Мне кажется, что значение Петкевич в белорусской властной иерархии слишком переоценено именно из-за отсутствия у нас светской жизни. Кадровые назначения президента всегда обрастают слухами, скандалами и сенсациями.

Наталья Рябова: Мы ищем причины извне, и нам не приходит в голову, что человек мог уволиться сам. Петкевич долгое время играла первую скрипку в администрации президента, а потом перешла на третьи роли. Может, ей стало некомфортно. С такими связями логично подыскать себе место в бизнесе и уйти на эту позицию по соглашению сторон. Я бы делала ставку на то, что она появится в бизнесе.

Важна также отставка министра обороны Юрия Жадобина. Есть ли украинский след в увольнении Жадобина?

Андрей Поротников: Никакого. Есть просто объективное достижение человека определенного возраста. Судя по тому, что новый министр был назначен быстро, решение готовилось давно и кандидатура была подобрана заранее.

Наталья Рябова: В ситуации гибридной войны традиционный министр обороны не так важен. Важны министры пропаганды. Жадобин как человек в возрасте под такое не подписывался.

Тогда вопрос о Лилии Ананич: боец ли она этого информационного фронта?

Наталья Рябова: Мне кажется, да. Это опытный, проверенный человек.

Сможет ли Андрей Равков на посту министра обороны ответить на вызовы времени в условиях гибридной войны?

Андрей Поротников: У нас министры не политические, а технические. Они выполняют ровно то, что им указал президент. В представлении нового министра обороны было сказано, что основные планы оборонного строительства определены в начале года Александром Лукашенко, а задача министра – их выполнение. В гибридной войне основную роль играет не армия, а спецслужбы. Армия – кувалда, которая задействуется в последний момент. Поэтому я бы не стал связывать назначение Равкова именно с гибридной войной. Есть общий тренд на омоложение команды. У более молодого министра более свежий взгляд. Наши силовые ведомства по своей природе остаются советскими, а общество уже далеко не советское. Есть определенный разрыв между силовыми структурами и обществом и, как следствие, отсутствие поддержки со стороны собственного населения. Более молодому человеку, возможно, будет проще преодолевать эти вопросы.

Наталья Рябова: Вудро Вильсон, который изобрел госуправление как отдельную науку, сказал, что если принято решение закидать мусором крыльцо Белого дома, задача чиновника в кратчайшее время наиболее эффективно найти самый дешевый и качественный мусор, привезти и разложить его на крыльце Белого дома. Мы все время критикуем чиновников за то, что они бездумно выполняют то, что полагается. Самое свежее – запрет на повышение цен. Запрет сам по себе вредный, но чиновники не могут сказать "нет". Им дают заведомо невыполнимые поручения, и никто не говорит, что не сможет этого сделать, что нет ресурсов. Все принимается, а затем, если решение совсем уж плохое, оно тихо саботируется, уходит в долгий ящик, перекладывается бумажками, превращается в переписку – чиновники знают, как это делать.

Конечно, у нас технические министры. Откуда взяться политическим, если нет борьбы? Другое дело, если бы пришла одна партия к власти, поставила своих трех министров, а другая партия – своих двух, и они бы боролись между собой.

Еще одна техническая должность – должность председателя официальных профсоюзов. Леонид Козик недавно ушел в отставку. Согласно мнению некоторых аналитиков, именно официальные профсоюзы обеспечивали нужную явку на досрочных выборах и в основной день голосования. Должность председателя официальных профсоюзов занял Михаил Орда. Чем он может быть полезен государству? Можно ли его избрание рассматривать в контексте назначения и отставок чиновников?

Наталья Рябова: Профсоюзы и идеологические структуры – это такая бутафория. Явка у нас и так всегда была высокая. Это почетная должность, которая вообще ничего не решает.

Андрей Поротников: Хорошая служебная машина, профсоюзная здравница.

Наталья Рябова: Смотря чего хочется. Молодым людям, которые хотят самореализоваться, это неинтересно. Было исследование по мотивации чиновников. В целом оно показывает, что чиновники не слишком хотят продвижения по службе, потому что это прибавляет ответственности и напряжения и не прибавляет денег, славы и самореализации. Молодые люди в госаппарате и те, кто живет в городах, хотят проявить себя больше, чем люди в возрасте и жители регионов. У тех на первом месте семья, стабильность, спокойствие и здоровье. Им не нужны реформы, перемены и напряжение.

Андрей, как вы считаете, Орде повезло?

Андрей Поротников: Принципиальный вопрос для всех чиновников – уровень полномочий и границы, в пределах которых они могут действовать. Профсоюзы должны быть своеобразным барометром общественных настроений. Если трудящиеся недовольны, профсоюзы играют роль свистка, через который выходит недовольство. Сегодня профсоюзы становятся одним из столпов системы тотального контроля. Одно из поручений Орде – скорейшая организация профсоюзного движения на частных предприятиях. Профсоюз может выполнять функцию контроля над директоратом, проще говоря, чтобы не воровали. Насколько это удастся выполнить Орде - вопрос открытый.

Какие еще отставки может объявить Александр Лукашенко в ближайшее время?

Наталья Рябова: Лукашенко пришел к власти на волне борьбы с номенклатурой. Но в итоге он выстроил свою номенклатуру, систему подбора кадров, где люди подбираются не по принципу заслуг и достоинств, а по принципу личной преданности. Нужно быть не просто крепким хозяйственником, а своим, проверенным и правильным крепким хозяйственником. Номенклатура характеризуется тем, что она стареет вместе со своим лидером. Команда людей подходит к предпенсионному возрасту, когда хочется более спокойной жизни, появляются проблемы со здоровьем и нет реформаторского запала. В силу этого происходит омоложение.

Я думаю, что ближайшие возможные отставки зависят от экономической ситуации. Если все будет очень плохо, можно пожертвовать и премьером. Если все будет не так плохо, ограничатся выговорами на совещаниях. Кого у нас увольняли с плохими формулировками? Александра Коляду из департамента по гуманитарной помощи из Управления делами президента за систематическое невыполнение обязанностей, зафиксированных в трудовом договоре. Кроме этого случая, никого не увольняют за неэффективную работу. Другая ситуация - с директорами госпредприятий.

Андрей Поротников: Мясникович – кандидатура на выбывание номер один. Далее, мне кажется, речь будет идти не о правительственных чиновниках, а о председателях облисполкомов. В регионах очень сложная ситуация.


Опрос

Сохранит ли Лукашенко свое окружение в 2015 году?

5431 голос

Результаты

{banner_819}{banner_825}
-45%
-20%
-30%
-30%
-50%
-20%
-20%
-10%
-45%