Экономика и бизнес
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930311234

  • Сегодня читают
  • Сегодня читают

Политика


Денис Мельянцов
О том, чего ожидать и чего не ожидать от саммита в Минске, рассуждает магистр политологии, старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов.

Завтра в Минске состоится встреча с участием президентов Таможенной тройки, Петра Порошенко и высоких представителей ЕС — баронессы Эштон и двух еврокомиссаров. Еще месяц назад о такой встрече в белорусской столице можно было говорить лишь как о событии из разряда фантастических, как, скажем, о появлении у берегов Беларуси американского флота. Тем не менее встреча состоится, это подтвердили все ключевые участники. Почему она стала возможной уже было многократно обсуждено. Теперь же хотелось бы прикинуть, чего от нее можно ожидать.
 
Во-первых, формально переговоры будут касаться условий реализации зоны свободной торговли между ЕС и Украиной и возможных последствий для Таможенного союза, а также речь пойдет о путях урегулирования проблемы поставок и транзита российского газа в Украину и ЕС. Об этом говорит и подбор еврокомиссаров в составе европейской делегации. К тому же изначально событие планировалось к встрече таможенной тройки. То есть вопрос войны в Донбассе вторичен, хотя он, безусловно, будет обсуждаться. Это надо иметь в виду.
 
Во-вторых, вряд ли вообще стоит ожидать каких-либо решений относительно прекращения войны на востоке Украины. Для этого просто нет условий: кроме Евросоюза, ни одна из участвующих в саммите сторон в данный момент не заинтересована в урегулировании конфликта. Киев медленно, но верно побеждает в антитеррористической операции. Успешное завершение АТО будет означать существенное усиление ее переговорных позиций. Поэтому Украина делает ставку на боевые действия и не заинтересована в прекращении огня, которое, наоборот, усилит сепаратистов (дав им возможность перегруппироваться и восстановить силы). Россия сейчас теряет переговорные позиции, но в целом время работает на нее: приближается зима, и вопрос снабжения газом для Украины резко обострится. Поэтому ей выгодно занять выжидательную позицию, не обостряя далее отношения с Западом, но и не идя ни на какие уступки. Потеря лица в Кремле пока рассматривается как намного большее зло, чем возможные издержки от санкций. Беларусь пока единственная сторона, которая получает политические бонусы от украинского кризиса, поэтому она заинтересована в максимально длительном переговорном процессе на своей территории. Но здесь от нее зависит очень немного.
 
В-третьих, в переговорах не участвуют США, которые, однако, также являются заинтересованной стороной. Это несколько снижает статус переговоров и лишает гипотетические соглашения сильного гаранта.
 
В-четвертых, не надо забывать о мотивации сторон в конфликте. Украине важно закрыть вопрос сепаратизма на востоке страны, вернуться к проблеме Крыма и в каком-то виде обеспечить гарантии Запада для собственной безопасности. России в свою очередь необходимо добиться нейтрального статуса Украины и, по возможности, децентрализации власти в целях дальнейшего влияния на внутриукраинскую политику. Евросоюз в первую очередь будет решать собственные проблемы: обеспечение стабильности поставок газа и прекращение войны у своих границ. Вполне вероятно, для решения этих проблем ЕС будет убеждать киевское руководство в необходимости компромиссов с Кремлем. Об этом уже косвенно говорят заявления Ангелы Меркель после встречи с Порошенко. Но для украинского правительства в существующих условиях такого рода компромиссы означают политическую смерть.
 
Таким образом, от Минского саммита, скорее всего, не следует ожидать каких-либо судьбоносных решений, это - лишь начало длительного и сложного переговорного процесса, который будет иметь осязаемые результаты только тогда, когда хотя бы одна из сторон будет готова к компромиссу. Пока же таких условий нет.