/ / Фото: photo.bymedia.net

Восемь лет назад - 19 марта 2006 года - Александр Лукашенко третий раз подряд стал президентом Беларуси. Всего в избирательной гонке тогда участвовали четыре политика: председатель Либерально-демократической партии Сергей Гайдукевич, бывший ректор БГУ Александр Козулин, действующий президент Александр Лукашенко и лидер объединенных демократических сил, бывший вице-мэр Гродно Александр Милинкевич. На проведение избирательной кампании потратили порядка $8 млн.

В голосовании, по данным Центризбиркома (ЦИК), приняли участие 92,6% избирателей, а Александр Лукашенко победил с большим отрывом от остальных кандидатов, набрав 82,6% голосов. Но цифрам ЦИК поверили не все. По разным оценкам, от 9 до 30 тысяч человек еще до завершения процедуры подсчета голосов вышли на акцию протеста с уверенностью, что выборы фальсифицировали. Позже на Октябрьской площади появился палаточный городок. Через три дня его жестко разогнали, а митингующих осудили. Сегодня TUT.BY вспоминает, как это было.

Фото: photo.bymedia.net
Многотысячный митинг оппозиции в знак протеста против фальсификации президентских выборов, Октябрьская площадь, Минск, 19 марта 2006 года.


Лукашенко: "Революция провалилась"

Еще до закрытия избирательных участков наблюдатели от оппозиции заявляли о нарушениях. В 20.00 избирательные участки закрылись, а глава ЦИК Лидия Ермошина отрапортовала, что, по предварительным данным, лидирует Александр Лукашенко и второго тура выборов не понадобится. Она также заверила, что никаких серьезных нарушений на избирательных участках зафиксировано не было, а наблюдатели от ОБСЕ, по ее словам, предвзято отнеслись к оценке выборов в Беларуси. Предвзятость выражалась в том, что еще до объявления официальных результатов выборов ОБСЕ угрожали "плохими заключениями". Наблюдатели от СНГ, напротив, как в ходе голосования, так и после называли выборы президента Беларуси свободными и транспарентными.
 
Фото: photo.bymedia.net
Сотрудник милиции знакомится с биографиями кандидатов в президенты.

Оппозиция тем временем готовилась к акции протеста против официальных итогов выборов. Однако уже через полчаса после закрытия участков Александр Лукашенко с уверенностью заявил, что "революция в Беларуси провалилась". По его словам, президентские выборы прошли в строгом соответствии с Конституцией, то есть честно и демократично. "Наш народ самостоятельно сделал свой выбор, убедительно продемонстрировав, кто мы, белорусы, и кто в нашем доме сегодня хозяин", - подчеркнул тогда Лукашенко.
 
Фото: photo.bymedia.net
Голосование во время президентских выборов на избирательном участке в Минске, 19 марта 2006 года.
 

К арестам оппозиция готовилась заранее

Вскоре после сообщения о закрытии избирательных участков появилась информация, что готовится арест единого кандидата в президенты от демократических сил Александра Милинкевича. На пресс-конференции в офисе Партии БНФ руководитель пресс-службы штаба Милинкевича Сергей Возняк заявил, что многие руководители избирательного штаба уже "задержаны или блокированы". Тогда же в штабе Милинкевича озвучили данные своих эксит-поллов. Согласно им, Лукашенко набрал чуть более 47% голосов избирателей.  

Фото: photo.bymedia.net
Александр Милинкевич выступает на многотысячном митинге оппозиции в знак протеста против фальсификации президентских выборов, Октябрьская площадь, Минск, 19 марта 2006 года.

Около трех часов ночи 20 марта Лидия Ермошина озвучила официальные данные: у Лукашенко 82,6% голосов, Милинкевича - 6%, Гайдукевича - 3,5%, у Козулина - 2,3%. "Я хочу сообщить, что на выборах президента Республики Беларусь 19 марта 2006 года на третий срок избран президентом Лукашенко Александр Григорьевич", - сообщила она и зааплодировала вслед за частью зала.  "Нужно уметь проигрывать достойно, особенно мужчинам," - также заявила Ермошина

Козулин и Милинкевич мгновенно потребовали перевыборов, Гайдукевич же поспешил поздравить Александра Лукашенко с победой.

К вечеру 19 марта Октябрьская площадь стала заполняться людьми. Люди скандировали лозунги "Жыве Беларусь", "Ганьба ўладам!", "Свободы и правды!". Всего на площадь, по данным оппозиции, пришло около 30 тысяч протестующих. С трибун в разных вариациях звучало требование перевыборов. Заявления протестующих перекликались с заявлениями международных организаций. Так, 20 марта глава миссии наблюдателей ПА ОБСЕ сказал, что президентские выборы в Беларуси не соответствовали международным стандартам. Вскоре после этого подверг критике ход выборов в Беларуси и высказал готовность ввести санкции и Евросоюз.

К вечеру 20 марта участники акции на Октябрьской площади в Минске приняли декларацию, в которой потребовали проведения повторных выборов.
 
Фото: photo.bymedia.net
Многотысячный митинг оппозиции в знак протеста против фальсификации президентских выборов, Октябрьская площадь, Минск, 19 марта 2006 года.
 
На пресс-конференции 20 марта Александр Лукашенко высказался об уличных акциях протеста. "У нас есть люди, несогласные с политикой президента, они голосовали против. И это не 4-5 тысяч, которые вышли вчера на улицы. По процентам голосовавших их гораздо больше. Я это вижу и признаю, - сказал Лукашенко. - Но это никак не противоречит тем результатам, которые получены на выборах и которые оглашены Центризбиркомом" .

Фото: photo.bymedia.net
Бессрочную акцию протеста начали сторонники Александра Милинкевича в знак протеста против фальсификации выборов, Минск, 21 марта 2006 года.
 
Но протестующие стали все активней призывать людей приходить на Октябрьскую площадь и нести сюда палатки, теплые вещи, чай, кофе. По словам одного из выступавших на площади, уже отбывшего на тот момент трехсуточный административный арест в спецприемнике-распределителе на улице Окрестина, 90% арестованных отдали свои голоса за Александра Милинкевича, а в 20 часов 19 марта люди в камерах скандировали "Жыве Беларусь!"
 
Фото: photo.bymedia.net
Участники разбили палаточный городок и находились там всю ночь, Минск, 21 марта 2006 года.
 

Блокировалась передача продуктов протестующим

Поначалу милиция не вмешивалась в ход событий на площади, но уже на следующий день, 21 марта, над Октябрьской площадью стали сгущаться тучи. События развивались стремительно. Уже с утра на площади стало расти количество сотрудников правоохранительных органов, а МВД официально выступило с заявлением, что всех, кто стоит на площади в Минске, надо привлекать к административной ответственности. К обеду количество палаток митингующих на площади увеличилось с 6 до 19. Тех, кто решался поддержать участников акции, наказывают. Так, за доставку пищи митингующим "помощников" арестовывали на 10 суток.

По информации правозащитников, всего в ночь на 21 марта при попытке пронести на площадь продукты было задержано более ста человек. Задержанные доставлялись в основном в спецприемник-распределитель ГУВД на Окрестина.
 
Вечером 21 марта участники акции протеста на Октябрьской потребовали отставки президента и правительства. Александр Козулин инициирует создание правительства народного доверия, а также предупреждает собравшихся о возможных "зачистках площади" ближайшей ночью. Он призвал протестующих не поддаваться на провокации.  Милиция по-прежнему старалась активно не вмешиваться в ход акции. Правда, пройти на площадь беспрепятственно могли лишь те, у кого при себе не было больших сумок, пакетов и коробок. 
 
В тот же вечер на Октябрьскую пришли послы стран Евросоюза, чтобы "увидеть все своими глазами". Вскоре митингующим отключили освещение, но люди продолжали оставаться на площади.  Ночью белорусская оппозиция объявила о начале Майдана.
 

Андрей (имя изменено), 33 года, индивидуальный предприниматель:

"Я пошел на Площадь вместе со многими друзьями. Тогда мне было 25 лет. Помню, что большинство участников площади-2006 - представители частного бизнеса и студенты. Почему-то все знали, что это не будет обычный протест. Знали, что будет лагерь - по примеру революции в Украине в 2004 году. Почему мы туда шли? В принципе все действительно надеялись, что будут перевыборы, никто не верил официальным итогам выборов. Зато все очень верили Милинкевичу. Выборы-2006 мы воспринимали как реальный шанс что-то изменить. Милиция тогда еще довольно лояльно ко всему относилась. Тогда еще не было событий 2010, 2011 года, всех этих хлопающих революций. Милиция была не такая озверевшая и настороженная. Нас даже за все время, что были там, никто не бил, на передачу продуктов милиция закрывала глаза. Если бы реально блокировать хотели передачу продуктов, то палаточный городок не простоял бы и трех дней. Помню, некоторые сотрудники милиции, с которыми я общался, говорили, что у них нет к нам злости и они будут выполнять свою работу при любой власти.

Когда люди стали нести палатки, мы с друзьями тоже решили свою принести. Заехали во двор, там, где сейчас ресторан "Гости", вытянули палатку и понесли. Возле Дома профсоюзов нас задержали. Части людей удалось убежать. Тем, кого задержали,  в том числе и мне, дали по 10 суток. До сих пор помню эту камеру на Окрестина, где тогда еще не было кроватей, а был только настил. Нас там было 3 человека, а после Дня Воли 25-го нам добавили еще людей, нас было уже больше 10 человек в одной камере.

Сколько я потом, спустя время, общался с участниками той площади, столько все мои знакомые говорят, что не пошли бы, знай они заранее, как это все будет. Эти же люди укрепились в своей мысли и в 2010 году. Мы все поняли, что оппозиция у нас не только слабая, но и со стороны ее лидеров нет никакого сопереживания людям на площади. И причина здесь, думаю, не в президенте, а в них самих. Не родила еще земля белорусская лидера.

При каких условиях пошел бы еще? 95%, что ни при каких. 5%, что пойду в будущем, если буду верить в силу духа лидера, который сможет изменить нашу жизнь. А вся нынешняя оппозиция - это чистой воды популизм. Находят поддержку у необразованных и слабых и ищут, какую бы свою выгоду от них получить. Чтобы снова так рисковать собой, я должен видеть, что есть сознание у народа, а не только у националистических субъектов. На белорусском Майдане тогда это единство в принципе было, но подкачали лидеры оппозиции. А в Украине все еще хуже получилось – этим националистическим субъектам дали взять верх над сознанием обычного народа. Я не хочу, чтобы так было у нас".

Оппозиция разругалась

Утром 22 марта "белорусский Майдан" начался с того, что лидеры оппозиции разругались. Штаб Козулина обвинил Милинкевича в срыве договоренностей, касающихся продолжения акции протеста на Октябрьской площади.  Договоренности, в частности, касались дальнейших совместных действий. В том числе продолжения массовых акций протеста против официальных итогов президентских выборов 2006 года. Козулин призвал демонстрантов организованно покинуть площадь из-за "возросшей к ночи вероятности развития силового сценария со стороны власти". Милинкевич же призывал людей оставаться на площади. 
 

Фото: photo.bymedia.net
Предвыборные страсти начались задолго до самих выборов. 2 марта в Минске проходило Всебелорусское народное собрание, на которое пытался попасть кандидат в президенты Александр Козулин. Однако на съезд кандидата не пустили, зато доставили в РУВД Октябрьского района, где он разбил портрет президента. Александр Козулин был арестован во время акции протеста 25 марта 2006 года и затем осуждён на 5,5 лет лишения свободы "за злостное хулиганство и организацию массовых беспорядков". В августе 2008 года был помилован специальным указом Александра Лукашенко. Фото: photo.bymedia.net

В обед того дня масла в огонь подлили сторонники Александра Лукашенко. К палаточному городку, по сообщениям СМИ, пришло нескольких десятков людей, преимущественно пенсионного возраста. Они выражали свое недовольство происходящим на площади и активно вступали в словесные перепалки с участниками акции протеста.  
 

"То, что удалось сделать этим людям, иногда не удается сделать целому поколению политиков"

Ночь с 23 на 24 марта многие митингующие запомнят надолго. В четвертом часу утра палаточный городок ликвидировали. Тогда на Октябрьской находилось 35 палаток и примерно 500 человек. Всех несовершеннолетних задержанных отпустили. Остальных участников акции сотрудники различных спецподразделений МВД силой заставили сесть в подъехавшие к месту событий автобусы. Всего, по данным правозащитников, во время ликвидации палаточного городка в Минске было задержано более трехсот человек.   

Фото: photo.bymadia.net

Таким образом, лагерь просуществовал всего трое суток, а операция по ликвидации городка заняла 15 минут. После этого на площадь подъехали коммунальные службы для уборки территории. Как сообщал тогда с места событий журналист БелаПАН Василий Семашко, сначала уборщики дали время журналистам сфотографировать общую картину, затем сгребли остатки лагеря в кучи и погрузили их в самосвалы, а после - стали распихивать оставшиеся вещи по собственным карманам и пакетам. "Так, один мужчина набил себе карманы шоколадом, а женщина складывала в пакет различные лекарства. Почти каждый уборщик взял себе по термосу. Присутствовавшие на площади немногочисленные милиционеры мародерством не занимались, но и уборщикам в этом не препятствовали", - рассказывал журналист.
 
Фото: photo.bymedia.net Фото: photo.bymadia.net

Правозащитники тем временем сообщали, что после задержаний все изоляторы Минска были переполнены.

Алексей, 32 года, специалист в IT-сфере:

"Мы все организовывались через сообщество minsk_by в "Живом журнале". На акцию протеста я пошел тогда потому, что надеялся на смену власти мирным путем. Спустя 8 лет прихожу к выводу, что все равно пошел бы тогда, и причем так, чтоб фиг бы выгнали.

В палаточном городке я был все дни, кроме последнего. Мне стало плохо, может, от недосыпа, кровь из носа шла, и я уехал незадолго до разгона.

Первый день я стоял до утра. Прямо оттуда поехал на работу на "сотке" в 9.00. Первый день был вообще, конечно, самый-самый. Было очень много людей, все проспекты были в людях. Помню "сотку" с парнем из "Молодого фронта" (МФ) на крыше, который размахивал бело-красно-белым флагом. Помню, повалил сильный снег с ветром и кто-то говорил, что это Лукашенко подогнал снежную пушку за Дворец Республики и решил нас снегом засыпать. Вообще было много юмора. Были и провокаторы, такие местные "титушки", которые ходили по толпе и по краю, пытаясь спровоцировать драку. Их выводили из толпы и прогоняли сами же участники площади. Даже я парочку таких выводил. Обычно провокаторы были с бутылкой пива, "полторачкой", в руке, и пьяные в стельку, с такой шапочкой на макушке. Были бабушки с советскими лозунгами на плакатах, которые на всех кричали и обзывались предателями и фашистами. Помню, как разные музыканты приходили, играли, помню кучу пустых лозунгов со ступеней Дворца Профсоюзов о создании всяких там теневых правительств, народной рады и тому подобное.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.
Видео: youtube.com

3-4 дня я вообще не спал. Может быть, час-два поспал на работе. У нас половина офиса так ходила на площадь, начальство с пониманием отнеслось. Многие топ-менеджеры и директора носили еду, чай, теплую одежду на площадь. Покойный муж сестры через меня передавал огромные пакеты бутербродов и сигарет. Во всех частных кафе в округе можно было бесплатно выпить чая горячего. Помню, как в кафе "Лондон" наливали термосы и раздавали палатки.

Страха не было никакого вообще. Даже когда нас мало осталось в палаточном лагере. Даже когда ОМОН ходил кругами, заглядывая в глаза. Но было видно, что люди устают и расходятся сами. Люди стали уходить на работу и многие просто перестали возвращаться. Не решились, видать, идти до конца, не знаю. Многие приходили, поддержку высказывали, передавали вещи, еду. Но не оставались.

К 23 марта в городке оставалось человек 200-300, не больше. Чувство, что мы победим, стало улетучиваться. А первые дни это чувство победы было сильным. Такая поддержка и сплоченность была. Какое-то время, когда нас осталось мало, было ощущение что, может, вот-вот снова придет целая площадь людей. Но никого не прибавлялось. Милинкевич с Козулиным непонятно где были. Собирались с мыслями, наверное. Милинкевич наездами посещал палаточный городок, но потом снова уезжал, а мы не знали, что нам делать. Козулина я там вообще почти не помню. Только уже потом, когда он объявил, что идем на Окрестина. Все пошли, а по дороге многих похватали и посадили потом. Наверное, половину тех, кто шел в колонне.

После всех этих посадок была апатия. И после разгона площади в 2010 году была апатия. Но это не значит, что я не пойду еще раз. Знаю, что мой поход вряд ли поможет. Знаю, что вряд ли появится сильный лидер. Но если я все эти годы ходил на площадь, то в любом случае не ради оппозиции, а для себя. Меня даже не пугают последствия недавнего украинского Майдана. Я бы не хотел, конечно, под пули попасть, это жутко, и я бы не стал бы камнями/коктейлями Молотова бросаться. Как видно, насильственный протест оборачивается в итоге против протестующих, особенно когда рядом есть такой "брат", как Россия. Но молчать страшнее.  

С шести утра 24 марта начались суды над задержанными. Многих судили прямо в спецприемнике на Окрестина. 
 
Фото: photo.bymedia.net
Спецприемник на улице Окрестина, куда привезли несколько сотен задержанных представителей оппозиции. Силами правопорядка был разогнан палаточный лагерь, который был разбит в знак протеста против фальсификации выборов представителями оппозиции. Минск, 24 марта 2006 года.

"Это чудовищное нарушение прав человека, цель которого подавление вольномыслия и свободы", - так на пресс-конференции 24 марта назвал ликвидацию палаточного городка Александр Милинкевич. Он рассказал, что решение о создании палаточного городка было спонтанным, и его команда не имела к нему никакого отношения. "Это была гражданская инициатива, - сказал Милинкевич. - Это были лучшие люди, которые показали, что можно не бояться, что можно преодолеть свой страх, что можно поставить палатки недалеко от Администрации президента и продержаться три дня. То, что удалось сделать этим людям, иногда не удается сделать целому поколению политиков". 

День Воли. Дорога на Окрестина

Акции протеста, а вместе с ними и задержания продолжились и на следующий день – 25 марта, в День Воли. Как сообщали очевидцы, людей грузили в автозаки, а перед этим их били ногами и дубинками. Задержания происходили даже в магазинах. Например, на втором этаже торгового дома "На Немиге". По сообщениям журналистов, людей вылавливали среди покупателей, избивали до крови и бросали в автозаки. В тот день милиция также применяла против участников демонстрации спецсредства.  Примерно в 16.10 начали разгонять колонну демонстрантов, направлявшихся к спецприемнику-распределителю на ул. Окрестина. Очевидцы также сообщали, что были взорваны несколько дымовых шашек или нечто подобное. Люди пытались отбрасывать эти предметы обратно к кордону милиции. Несколько сотен человек были зажаты силами спецназа. Инициатором шествия выступил Александр Козулин, который впоследствии также был задержан. 

Фото: photo.bymedia.net
 
До сих пор разгоны 24 и 25 марта в памяти многих людей остаются одними из самых жестких за всю историю современной Беларуси. Впрочем, министр внутренних дел Владимир Наумов после всех событий объяснил разгоны своей логикой: по его словам, органы внутренних дел предприняли максимум усилий для того, чтобы не допустить неконтролируемого развития событий.

Как сообщал ранее БелаПАН, в тот год около четырехсот студентов, исключенных из белорусских вузов за политическую деятельность или находящихся под угрозой исключения, обратились за помощью в общественный комитет защиты репрессированных. Многие из них уехали учиться в Польшу по программе Калиновского.

В скором времени последовали и обещанные санкции в отношении Беларуси – как со стороны Евросоюза, так и со стороны США.
 
Александр Милинкевич, экс-кандидат в президенты на выборах 2006 года. Ныне – лидер движения "За свободу".

"Часто говорят, что вот тогда люди вышли на площадь и не знали, что делать. Я знаю, что у нас был план, и он был очень простой, близкий к тому, который был реализован на Майдане в Киеве в 2004 году. План был в наращивании потенциала площади. Это когда нет крови, побоев и арестов, а власть вынуждена идти на уступки. Тогда власть пошла бы на уступки, если бы потенциал нашей площади изо дня в день не терялся. Но людям было страшновато, потому что говорили, что каждый, кто выйдет, будет считаться террористом. Нагнетание было сильное. Мы же надеялись на то, что если в первый день нас не разгонят, не побьют, то на следующий день людей выйдет больше. Так было и в Киеве. Сначала там вышло немного, а потом все больше. У нас так не случилось. Уже на второй день у нас пришло меньше людей.

Что поставить в заслугу лидерам оппозиции? На всех встречах, что мы проводили, мы говорили, что выборов у нас нет, что есть альтернатива, что надо прийти на площадь. Постоянные призывы сработали, я считаю. По тем временам 30 тысяч человек на площади - это большой успех. Наверное, можно было лучше сценарий площади организовать, ярче выступления. Но мы сделали немало. Нас поддержал бизнес, культурная элита. Я не то что не самокритичен, но я не особенно знаю, что на тот момент можно было сделать иначе. Я не знаю, как договариваться (с Козулиным), если он был за то, чтобы свернуть площадь, а я за то, чтобы она стояла.

Дело еще и в том, что я не верю, что по какому-то фокусу или суперталанту лидеров оппозиции вдруг на площадь выйдет очень много людей. Их роль, конечно, серьезная, но не решающая. Решающее – это настроение в обществе. Если общество хочет перемен, тогда на протест выходят миллионы, если нет, выходит мало людей. Но их протесты тоже важны. Тогда в Беларуси не было большинство готово бороться за перемены, и я не знаю, готовы ли люди сегодня. Мне кажется, что многие люди надеялись, что в один день все решится. Мы выйдем, мы победим страх. Так не бывает, чтобы за день такой сильный режим рухнул. Тем более, что тогда экономика Беларуси имела пик своих успехов.

С Козулиным мы контактируем, но редко. Его сейчас нет в политической жизни, но мы иногда встречаемся. Он иногда интервью дает, но активно в политике не участвует. По-моему, сейчас он больше преподавательской деятельностью занимается. (Дозвониться самому Козулину TUT.BY не удалоcь).
{banner_819}{banner_825}
-10%
-15%
-30%
-15%
-10%
-10%
-40%
-15%
-15%