Неподписание Украиной договора об Ассоциации с ЕС не стало маркером провала всего саммита Восточного партнерства в Вильнюсе. Беларусь стала единственной страной программы, которая максимально использовала встречу глав государств-участников программы в своих интересах, а предложение министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея об упрощении визового режима для граждан Беларуси и ЕС стало спасением встречи. Об этом говорили эксперты очередного выпуска программы "Амплитуда". 



Доктор политических наук Сергей Кизима, старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов и директор Центра изучения проблем европейской интеграции Юрий Шевцов рассуждали о настоящем и будущем Восточного партнерства, и европейских перспективах Беларуси и Украины. Представляем короткую текстовую версию программы. 
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (25.16 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (175.19 МБ)
 

Каковы итоги этого саммита Восточного партнерства?

Сергей Кизима: Смотря как оценивать. С точки зрения российских аналитиков саммит провалился. Раньше считалось, что Беларусь – единственное неприятное исключение для ЕС из шести стран, которые участвуют в Восточном партнерстве. Затем неприятным исключением стал Азербайджан, который отказался подписывать соглашение об ассоциации с ЕС. Потом Армения, Украина, и теперь уже Молдова и Грузия. Только две страны из шести пошли на максимальное сближение с ЕС.

Юрий Шевцов: Мне нравятся литовские оценки результатов, они более позитивные для Европы. Еще несколько лет назад не было сомнений, что страны Восточного партнерства ориентированы на Россию. Сегодня этот вопрос расколол Украину на противостоящие лагеря. Вопрос ориентации на ЕС стал актуальным для стран Восточного партнерства.

Денис Мельянцов: В сухом остатке по итогам саммита мы имеем парафирование договоров об ассоциации с Грузией и Молдовой, предложение для Молдовы безвизового режима для держателей биометрических паспортов, подписание договора об упрощении визового режима с Азербайджаном. Также важен факт, что белорусский министр иностранных дел и министр экономики все-таки доехали до этого саммита, и заявление Владимира Макея о возможном начале переговоров об упрощении визового режима с Беларусью. Учитывая интерес к саммиту, можно сказать, что это большое достижение для Литвы как маленькой страны, которая сейчас председательствует в ЕС. Я бы не сказал, что неподписание договора об ассоциации с Украиной, это провал всего саммита. Это скорее неосуществленное ожидание.

Есть какие-то результаты встречи в Вильнюсе для Беларуси?

Сергей Кизима: Можно смело сказать, что Беларусь немного помогла европейским партнерам спасти лицо, потерянное в связи с крахом ожиданий относительно Украины и Армении. В европейских СМИ была позитивно воспринята готовность Беларуси обсуждать соглашение об облегчении визового режима.

Юрий Шевцов: Я думаю, Беларусь – единственная страна, которая полностью выполнила поставленные перед собой задачи: нормализовать отношения с ЕС. У Беларуси нет других инструментов участия в европейских делах. Наша страна сумела создать площадку, чтобы на двусторонней основе решать некоторые важные вопросы с соседними странами – пересечение границы, наращивание транзита через Литву и Латвию.

Денис Мельянцов: Важно, что Беларуси удалось пойти на существенное сближение. Если сравнить декларацию саммита Восточного партнерства с предыдущей, мы увидим кардинальную разницу. В прошлый раз была попытка принять абзац, негативный по отношению к Беларуси о нарушении прав человека. Страны Восточного партнерства проголосовали против, и такая декларация была принята отдельным пунктом, ее подписали только участники с европейской стороны. Сейчас была принята единая декларация, и Беларусь в ней упоминается восемь раз и везде в позитивном ключе.

Изменилось бы что-то существенно на саммите в контексте Беларуси, если бы страну представлял глава государства?

Юрий Шевцов: Восточное партнерство – дипломатическая рамка для выстраивания переговорного процесса. Поэтому само по себе присутствие на саммите президента ничего бы не изменило. Но готовность видеть там главу государства и подготовка к этому – это уже серьезный для европейской политики процесс. Присутствие Лукашенко на саммите Восточного партнерства означает, что ЕС снимает большую часть претензий к Беларуси – по выборам, белорусским реалиям и процессу белорусско-российской интеграции. Я не думаю, что ЕС к этому готов.

У Беларуси есть своя повестка в отношении ЕС. Она не стремится к членству в ЕС. Еврочиновники психологически не готовы разговаривать с представителем европейской страны, не желающей вступать в ЕС. Пресса не готова видеть страну, которая не хочет разделить европейские ценности, как это принято ожидать.

Денис Мельянцов: В существующих условиях это невозможно, потому что глава Беларуси находится под санкциями. Он никогда бы не решился пересечь границу на таких условиях. Беларусь не декларирует желания вступить в ЕС, соответственно, от нее нельзя ждать, что только за возможность участия в ЕС она адаптирует свое законодательство. Внешняя политика ЕС лишена рычагов воздействия и не знает, как вести себя со страной, которая выставляет требования.

Стоит ли нам надеяться, что намерения о фасилитации визового режима и другие позитивные моменты что-то поменяют в белорусско-европейских отношениях?

Сергей Кизима: В начале ЕС должен сказать первое слово: убрать дискриминацию в отношении Беларуси. Тогда у Беларуси появится интерес.

Юрий Шевцов: В ближайшее время в ЕС внимание будет приковано к Украине. В зависимости от того, как завершится украинский кризис, будут выстраиваться наши отношения с ЕС. Если в Украине произойдет новая оранжевая революция, некоторые европейские политики на волне эйфории попробуют опять на зуб и Беларусь, но, я думаю, опять неудачно. Если в Украине произойдет стабилизация, все будут ждать, пока пройдут выборы в 2015 году. С 2016 года ЕС начнет думать о чем-то другом. Наши выборы пройдут в тени, и, я думаю, их удастся провести относительно спокойно.

Денис Мельянцов: Нужен длительный период мер по укреплению доверия. Единственная возможность улучшения отношений – продолжительный диалог и маленькие победы. Если Украина закроет переговорный процесс с ЕС и повернется в сторону ТС, для Беларуси будет гораздо меньше выгод, потому что пирога российских субсидий на всех не хватит. Если ЕС все-таки уйдет в европейскую орбиту, то Беларусь обречена на процветание, потому что станет витриной Евразийского союза.

Почему Украина так резко передумала подписывать соглашение об ассоциации?

Сергей Кизима: Экономически зона свободной торговли в рамках соглашения об ассоциации для украинской экономики просто опасна. Некуда будет девать половину сегодняшнего экспорта. Европа – высококонкурентный рынок, у украинских компаний нет миллиардов евро на рекламную кампанию, чтобы сообщить потребителям о существовании украинских товаров. Вырастет уровень безработицы, нестабильности, обострятся внутриполитические противоречия.

Прошли первые уроки России, которая проиллюстрировала ситуацию с экспортом украинских товаров в случае подписания Украиной соглашения об ассоциации, и украинская экономика потеряла около 5 млрд долларов. Первые потери произвели отрезвляющий эффект, и Украина поняла, что потери будут огромные, а помощь ЕС в 1 млрд евро ничего не компенсирует. Украинское правительство думало, что можно будет поторговаться, но оно не учло, что у ЕС нет денег для Украины.

Юрий Шевцов: У украинских политиков была вполне продуманная линия на случай неподписания соглашения. Визит Януковича в Пекин планировался заранее, перед саммитом он несколько раз летал к Путину, вел переговоры, я думаю, их исход имел принципиальное значение. Мне кажется, что ЕС в случае с Украиной напоролся на ту же проблему, что и с Беларусью: там не готовы инструменты для работы со странами с сильной президентской властью.

Денис Мельянцов: Украинское правительство не отказалось от подписания соглашения, а отложило его. Украинские власти своим резким шагом рассчитывали подтолкнуть ЕС к уступкам, но ничего не добились.

Имеет ли шансы Евромайдан поменять решение главы государства?

Юрий Шевцов: Если кризис будет углубляться и перерастет в двоевластие, тогда в ходе национального примирения Украина, скорее всего, пойдет на подписание соглашений с ЕС, которые умиротворят манифестантов. Чем бы ни закончился нынешний кризис в Украине, надо учитывать, что значительная часть населения Украины ориентирована на ЕС. Любое умиротворение в стране должно будет подразумевать сложную внешнеполитическую комбинацию, частью которой будет сближение Украины с ЕС. Без России это умиротворение также невозможно. Скорее всего, украинский кризис будет затяжным.

Денис Мельянцов: Люди, которые стоят на Майдане, стоят уже не за евроинтеграцию. Последний массовый выход был после избиения и разгона Евромайдана. Но любой украинский президент будет проводить сходную политику, и любому политическому лидеру нужно будет договариваться и с ЕС, и с Россией, чтобы не допустить существенного падения уровня жизни. Не будет противоречием, если Украина будет в зоне свободной торговли и с ЕС, и с Россией. Но такие масштабные процессы на Майдане не могут не повлиять на внутриполитическую ситуацию, если не сейчас, то во время будущих выборов.

Как массовые протесты в Украине повлияют на отношения Беларуси с ЕС и Россией?  

Сергей Кизима: По сравнению с Украиной Беларусь выглядит островком стабильности. Мы бодро строим евразийскую интеграцию, получаем преимущества в рамках евразийских экономических процессов.

Юрий Шевцов: Многое зависит от того, как развернутся события в Украине. Силы, которые проведут решение, обязательно попробуют вмешаться в белорусскую предвыборную кампанию 2015 году и обострят ситуацию у нас по похожей схеме. В случае затяжного кризиса на Украине, Беларусь будет в нормальной ситуации. У нас с этой страной нет традиции отчужденности, всегда выстраивались добрососедские отношения при любой власти.

Денис Мельянцов: Вариант решения политического кризиса в Украине будет влиять на то, останется ли Беларусь последней диктатурой в Европе, или станет предпоследней. Соответствующим и будет отношение Запада. Если Украина будет выстраивать отношения с ТС, возникнет конкуренция с Беларусью за дотации и политическую лояльность. Если Украина пойдет по европейскому пути, у нас сохранится стабильность, и, возможно, даже экономический рост. 

{banner_819}{banner_825}
-15%
-50%
-45%
-25%
-10%
-50%
-55%
-23%
-60%
-10%