Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Политика


Чиновнику важно понимать, как функционирует сфера, в которой он работает. Потому успешным может быть пример, когда начальник ЖРЭО дорастает до кресла министра ЖКХ. Для поддержания текущего положения дел в стране советский опыт белорусских бюрократов - их преимущество, но с прежними методами работы провести реформы в стране, в том числе и в госаппарате невозможно. Об этом говорили эксперты программы "Амплитуда". 

Инна Ромашевская, политолог, руководитель исследовательского проекта BIPART, а также Вадим Смок, научный сотрудник Института политических исследований, отметили, что понимание потребности в изменениях есть на разных уровнях госуправления. Но функционерам так хочется, чтобы эти изменения происходили не при них. Самыми заметными чиновниками последнего времени эксперты программы назвали Снопкова и Румаса, которые предлагали пересмотр экономической политики. 

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (89.16 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (14.56 МБ)

Представляем текстовую версию программы. 

Архив программы смотрите TUT

Борис Батура побывал на многих должностях. Есть ли основания полагать, что он снова появится на большой политической арене?

Инна Ромашевская: Батура является не политиком, а управленцем. Политика избирают, и с этой точки зрения у нас в стране всего один политик. Батура имеет все шансы остаться в управленческой обойме. Он входит в высшую номенклатуру, выпасть из которой практически невозможно. Возможно, мы увидим его на не очень видной, но престижной должности, а потом у него все шансы вернуться.

Вадим Смок: Сапраўды, у прэзідэнта не так шмат такіх цэнных кадраў, надзейных, лаяльных людзей. Таму ён вельмі часта перестаўляе іх з месца на месца. Магчыма, Батура адпачне, а пасля зойме нейкую іншую пасаду.

Кого вы назвали бы самым ярким генералом среди белорусских чиновников?

Вадим Смок: Міхаіла Мясніковіча. Гэты чалавек у беларускай палітыцы яшчэ з савецкіх часоў. Зараз ён імкнецца праводзіць такую лінію, якая трымае Беларусь. У параўнанні з Сідорскім, які толькі выконваў парады, Мясніковіч мае сваю пазіцыю, якую ён можа адстойваць.

Инна Ромашевская: В свое время у меня большую симпатию вызывала связка "Румас и Снопков", когда они предлагали изменение подходов к руководству экономикой. Риторика у них достаточно правильная.

Есть ли молодые фамилии среди чиновников?

Вадим Смок: Кіраўніцтва Міністэрства эканомікі і Нацбанка – даволі маладыя людзі ў параўнанні з іншымі міністэрствамі. Мне здаецца, адэкватныя спецыялісты.

Стабильность обоймы белорусских чиновников – это хорошо или плохо?

Инна Ромашевская: Для поддержания текущего положения дел это хорошо: у людей есть организационная память, они знают, какие подходы сработали, какие провалились. Если мы хотим преобразований, инновационных подходов, реформ, то возникает потребность в свежей крови.

Вадим Смок: Калі мы гаворым пра рэформы, то колькі мы б не перастаўлялі гэтых людзей, вялікага эфекту не атрымаецца. Новыя ідэі, падыходы і ініцыятывы проста не прапускаюцца і не знаходзяць свайго разумення на вышэйшым узроўні.

Обновление номенклатуры – актуальный для Беларуси вопрос. Откуда брать кадры? Кто должен заниматься подготовкой белорусских чиновников?

Вадим Смок: Людзі, якія выпускаюцца з Акадэміі кіравання, працуюць чыноўнікамі, але не на вышэйшых узроўнях. Наўрад ці іх адразу можна прызначыць на нейкія ключавыя пасады. Але не толькі Акадэмія пры прэзідэнце рыхтуе гэтых спецыялістаў – іх рыхтуе любая профільная вну. Вострай нястачы кадраў няма, але пытанне, наколькі чалавек можа сябе рэалізаваць, зарабіць, атрымаць стабільнасць на гэтай пасадзе. Акадэмія пры прэзідэнце не толькі выпускае кадры, але і павышае кваліфікацыю чыноўнікаў.

Инна Ромашевская: У нас публично не говорится о повышении квалификации кадров. Считается, что вуз окончил, пошел работать, и обучение закончилось. Этот подход должен быть изменен. Мне кажется, более перспективный подход, когда заявляется о новых программах, для которых обучают уже имеющихся администраторов.

Должен ли чиновник начать свою карьеру с низов?

Вадим Смок: На мой погляд, гэта важна, калі чалавек пачынае з ніжэйшага ўзроўня і бачыць, як сістэма працуе знутры. Пры гэтым такі чыноўнік набывае большую кампэтэнцыю, чым калі ён проста прызначаецца з іншай сферы адразу на ключавы пост: ён не ведае, чым займаецца гэта структура, якія праблемы існуюць.

Инна Ромашевская: В других странах есть несколько подходов. Есть правительство генералистов, людей, которые имеют общее понимание, как работает правительство, и назначаются на разные управляющие должности. Пользуясь своим широким видением, они могут быстро вникнуть в ситуацию конкретного ведомства. Такая ситуация в Великобритании. В Германии, например, подход специалистов. Человек растет с самого низа, видит работу отдела, потом департамента, потом более высоких подразделений. Третий подход, когда привлекаются люди из разных секторов. Можно нанять человека из частного сектора, имеющего опыт управления бизнесом.

Привлечение бизнесменов на важные руководящие должности – это эффективный метод?

Инна Ромашевская: Это палка о двух концах. С одной стороны, опыт, приобретенный в частном секторе, при получении широких полномочий может принести положительный результат. С другой стороны, в России возникает вопрос, какие именно практики можно перенести из частного сектора.

Вадим Смок: Бізнесмен перш за ўсё дбае пра прыбытак сваёй кампаніі. А чыноўнік павінен дбаць пра інтарэсы ўсяго грамадства. Таму калі бізнесмен прыходзіць на чыноўніцкую пасаду, я не ўпэўнены, што ён адразу праявіць альтруізм і будзе дбаць пра ўсіх.

Средний возраст белорусских чиновников стремится к 55 годам. Как решать возрастную проблему? И проблема ли это – возраст чиновника?

Вадим Смок: Мне здаецца, што гэта не з’яўляецца праблемай. На вышэйшых узроўнях і ключавых пастах, якія прызначае прэзідэнт асабіста, людзі даволі сталыя. Але на ніжэйшых узроўнях дастаткова маладых людзей, яны змогуць даволі паспяхова замяніць больш сталую генерацыю.

Инна Ромашевская: Продвигаются в первую очередь кадры, накопившие какой-то опыт. В современном госуправлении бывают практики, когда человек продвигается по заслугам, а не выслуге лет.

Вы можете вспомнить такие примеры в Беларуси?

Инна Ромашевская: Министр экономики – достаточно молодой человек. В Грузии были довольно радикальные кадровые реформы, и довольно значительная часть министров едва перешагнула порог в 30 лет.

Быть чиновником в Беларуси – престижно или опасно?

Инна Ромашевская: Если выделять из чиновников номенклатуру, высшие должности, то до этого уровня не престижно и не опасно. Когда человек попадает в номенклатурную обойму, это становится и престижно, и опасно. Самая большая опасность для высоких чиновников - перестать ими быть и перейти в разряд обычных граждан.

Вадим Смок: Калі ўлічваць тое, што дзяржаўны сектар у Беларусі вялікі, чыноўнікі маюць даволі вялікі ўплыў, сацыяльныя гарантыя, іх заробкі нармальныя. На рэгіянальным узроўні яны складаюць палітычную эліту, маюць свае карпарытыўныя сувязі, могуць уплывать на бізнес. Галоўнае не парушаць правілы, якія прыняты ў гэтай эліты. Напрыклад, нельга вельмі відавочна праяўляць нейкія карупцыйныя схемы, каб гэта сапраўды замінала працы дзяржавы.

Инна Ромашевская: Заработки молодых чиновников на самых низших этажах государственной власти достаточно незавидные. Если бы они пошли в частный бизнес, то уже на этом этапе получали бы гораздо больше. Для любого чиновника это выбор: перетерпеть период, когда нет ни власти, ни влияния, ни больших привилегий с надеждой попасть в обойму крупного чиновника, который потянет за собой.

Как вы оцениваете функционал полномочий, доступный белорусским чиновникам сегодня: достаточный или ограниченный? Стоит ли наделить белорусских чиновников еще большей властью?

Инна Ромашевская: Есть два подхода. Первый предполагает, что чиновники не имеют больших полномочий, выполняют то, что им было сказано. В рамках этого подхода странно говорить о личной ответственности. Другой подход называется новый публичный менеджмент. Нанимали чиновника, давали ему полномочия, и он отвечал за работу. Наше государство, скорее, работает по первому принципу. В этих условиях делать чиновника ответственным за конечный результат бессмысленно.

Вадим Смок: Вышэшыя чыноўнікі, адказныя за распрацоўку палітыкі, вымушаны выконваць распараджэнні, якія распрацоўваюцца ў адміністрацыі прэзідэнта. Часам гэта нерэалістычна, і я б надаў ім больш палітычных паўнамоцтваў, каб распрацоўваць стратэгічную палітыку ў Беларусі.

В программе "Политэкономика" Сергей Чалый и Денис Мельянцов отметили, что белорусские чиновники в последнее позволяют себе саботировать директивы сверху. Как бы вы охарактеризовали нынешнее поведение чиновников?

Инна Ромашевская: Какое бы правительство ни набирали, выполнить эти поручения зачастую невозможно.

Вадим Смок:  У нашай сітуацыі больш бяспечна нічога не рабіць, чым праяўляць нейкую ініцыятыву. Народу патрэбна нейкая відавочная актыўнасць, каб бачыць, што ўрад нешта робіць.

Могли бы стать эффективными управленцами наши сограждане, которые уехали жить за границу?

Вадим Смок: Вельмі перспектыўны накірунак - прапанаваць нейкую праграму тым, хто атрымаў адукацыю за мяжой. Таксама цікава прыцягненне бізнесменаў, якія працуюць за мяжой і якія маглі б інвеставаць у Беларусь пры прадстаўленні ім пэўных гарантый і льготаў.

Инна Ромашевская: Главное – понять, какие люди нам нужны и что они могут привнести, какое у них должно быть образование, навыки, опыт, и потом объявить конкурс. Если наши чиновники имеют эту квалификацию, нет смысла приглашать кого-то из-за рубежа.

Какие изменения необходимы белорусской номенклатуре?

Инна Ромашевская: Многие из них понимают, что нужны реформы и какие именно. Но в конце всегда добавляют: "Давайте они начнутся, когда я уйду на пенсию". Все понимают, что они нужны, но никто не хотел бы через них проходить.