/

фото: photorainbow.ru
фото: photorainbow.ru
Ностальгия по временам Советского Союза все менее свойственна бывшим советским республикам, чьи жители в поисках друзей, врагов, партнеров и гостей часто посматривают за пределы бывшей одной шестой. Центр интеграционных исследований сегодня представил исследование "Интеграционный барометр ЕАБР".

Политическое притяжение

"Постсоветское пространство уже не является единым пространством. Россия, будучи очень привлекательной для соседей, сама не проявляет особого интереса к другим странам постсоветского пространства", - рассказал директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития Евгений Винокуров. Разве что Центральная Азия ориентирована в основном на регион СНГ. "А Кавказ очень дифференцирован, - продолжил он. - Азербайджан смотрит на Турцию, Грузия – на Евросоюз, и, прежде всего, на США. Для Молдовы значение Румынии и Евросоюза практически совпадает со значением России и Украины. То есть за 20 лет ситуация в общественном сознании существенно изменилась. Вместе с тем отмечена очень высокая поддержка Таможенного союза и ЕЭП, в том числе и в тех странах, которые рассматривают возможность вступления, и там, где такого интереса нет".

По-разному оценили страны и интеграционные перспективы. Самым интеграционно настроенным оказался Таджикистан (62% считают, что страны бывшего Союза в ближайшие пять лет продолжат сближаться). В Беларуси и России таких респондентов было по 41%. Менее других верят в потенциал объединения в Азербайджане (27% считают, что страны СНГ будут сближаться, 29% - что отдаляться) и Грузии (26% и 15% соответственно).

В большинстве постсоветских стран отмечают, что и их лучшие друзья, и их "лучшие" враги проживают на постсоветском пространстве. Единственная страна, население которой ориентируется на военно-политическую поддержку из-за пределов постсоветского пространства, – Грузия.

Графики и диаграммы из исследования "Интеграционный барометр ЕАБР"

Друзья:

Не друзья:


Сравнить интеграционные настроения обитателей постсоветского пространства с прошлыми годами сложно: регулярные исследования такого масштаба ранее не проводились. Но, как отметил организатор и руководитель исследовательской группы Центра интеллектуальных ресурсов и кооперации в области общественных наук Игорь Задорин, "в Беларуси очень существенная динамика ответов на вопрос об интеграционных предпочтениях в зависимости от состояния информационного поля в стране". "То есть как только газовая или другая война, так тут же серьезно падает доля респондентов, которые склонны к союзам и т.п.", - пояснил он.

Эксперты констатировали, что практически во всех вопросах обнаружилась крайне невысокая значимость периферийных (то есть без участия России) предпочтений на постсоветском пространстве. И практические, и познавательные интересы населения стран бывшего СССР если и направлены в пределы этого пространства, то, как правило, к России.

Дружба дружбой, а товары – из ЕС

Несмотря на все экономические прелести Союзного государства, при покупке товаров белорусы чаще ориентируются на импорт из ЕС (53%). Больший интерес к европейским товарам проявляют только в Грузии (55%). При этом из стран постсоветского пространства белорусские потребители предпочитают все-таки "братскую" российскую продукцию.



А вот в выборе источника притока капиталов и инвестиций белорусы непереборчивы – практически в равной степени их устраивают поступления из стран бывшего СССР (41%), ЕС (42%) и других стран (46%).

Беларусь оказалась самой скептичной из партнеров по Таможенному союзу в своем отношении к этому объединению. Если в Казахстане 80% рады объединению, в России – 72%, то в Беларуси положительно создание ТС оценили только 60% респондентов.

Авторы резюмируют, что в вопросах на экономические темы средние по странам доли ответов, приходящиеся на каждый из трех крупнейших геополитических кластеров – "Страны бывшего СССР", "Евросоюз", "Другие страны", – как правило, очень близки. То есть среднего по странам приоритета ни у одного из кластеров нет. При этом отклонения в сторону постсоветского пространства характерны для стран центрально-азиатского региона и Молдовы; в сторону Евросоюза – для России, Грузии и той же Молдовы (эта страна одновременно "притягивается" к России и Румынии); в сторону стран остального мира – для Азербайджана и Таджикистана. Для Азербайджана приоритетом является Турция, а для Таджикистана – разные страны в зависимости от вопроса (Китай, США, Турция).

Конец активной трудовой миграции: кто хотел уехать, уже уехал?

Особый интерес касался трудовой миграции: у одних стран проблема в "понаехавших", у других на стройках и полях некому работать. Винокуров рассказал, что исследование трудовой миграции в СНГ показало, что рост миграции снижается. По мнению экспертов, по объективной причине.

"Трудовой пул выбран, - констатировал Винокуров. – То есть большинство тех, кто хотел уехать работать в Россию или Казахстан, уже уехал. Дальнейший рост по экспоненте невозможен. Идет только восполнение – одни возвращаются, другие – приезжают, третьи – остаются на ПМЖ. По мнению эксперта, резервы для миграции еще могут быть у Узбекистана.

Эксперты отмечают, что в России работает 6-8 млн мигрантов из СНГ, которые обеспечивают около 6% ВВП. При этом Россия уже сталкивается с конкуренцией за трудовые ресурсы – тот же молдаванин может ехать на работу не только в Москву, но и в Бухарест, Мюнхен. Внутренним конкурентом на постсоветском пространстве становится Казахстан.

Кстати, для белорусов привлекательных для переезда на ПМЖ стран на постсоветском пространстве не осталось.




Культурно-родственный вектор

Исследование показало, что закономерности социокультурного интереса похожи на закономерности экономического взаимодействия: страны Центральной Азии ориентированы на постсоветское пространство и, в меньшей степени, на Китай и страны мусульманского мира; Молдова ориентирована одновременно на Россию и Румынию; Грузия – на Евросоюз и США; Азербайджан – на Турцию; Россия и Украина меньше среднего ориентированы на постсоветское пространство, а уровень их притяжения к Евросоюзу и странам остального мира примерно соответствует средним по странам значениям.

Вместе с тем взаимное социокультурное притяжение стран региона СНГ характеризуется высокими показателями в реальных практических интересах – например, в наличии активно поддерживаемых коммуникаций с родственниками, близкими, коллегами, находящимися в других странах. В среднем 57% опрошенных указали, что имеют связи в странах постсоветского пространства. Так, в Таджикистане, Армении, Кыргызстане, Беларуси и Молдове такие связи имеются более чем у половины взрослого населения. Периферийные коммуникации также имеются, хотя и в менее весомом виде. Так, у 22% молдаван и 22% белорусов есть постоянные контакты в Украине, а у 23% взрослых жителей Кыргызстана – в Казахстане.



Еще одним значимым индикатором социокультурной близости между странами является потребность в получении образования за границей. Здесь территория постсоветского пространства не обладает особенными конкурентными преимуществами перед ЕС или наиболее часто упоминаемыми странами остального мира.

Эксперты также обратили внимание на зависимость интеграционных предпочтений населения от возраста. И эта зависимость имеет две разновидности. Первая характерна для Узбекистана, Кыргызстана, Азербайджана и в несколько менее выраженной форме для Казахстана: в старшей возрастной категории притяжение к кластеру "Страны бывшего СССР" существенно выше, чем по всей выборке, а к кластерам "Страны Евросоюза" и "Другие страны" — значительно ниже.

Другая разновидность зависимости интеграционных предпочтений от возраста характерна для Грузии, Армении, Молдовы, Украины, Беларуси и России: с уменьшением возраста увеличиваются доли упоминаний стран Евросоюза и остального мира, тогда как доля упоминаний стран постсоветского пространства практически не меняется. Ключевое отличие перечисленных стран от стран Центрально-Азиатского региона и Азербайджана заключается в том, что в них респонденты старшего поколения не сильно отличаются по своим интеграционным ориентирам от представителей средней и младшей возрастной категории.

Успешность интеграционных процессов на постсоветском пространстве находится в прямой зависимости от привлекательности этих процессов для сегодняшней молодежи, точка зрения которой будет главенствовать в общественном мнении стран при смене поколений, констатируют эксперты.
-30%
-10%
-20%
-10%
-20%
-50%
-20%
-18%
-30%
-60%