Коронавирус: свежие цифры


Кастусь ЛАШКЕВИЧ,

Журналист влиятельной шведской газеты Sydsvenska Dagbladet Калле Книйвиля является

Калле Книйвиля (Kalle Kniivilä) родился в 1965 году в городе Йоэнсу, в финской Карелии. В 1989-90 гг. прошел стажировку в Ленинградском госуниверситете. В 1991-92 гг. работал корреспондентом левой финской газеты "Кансан Уутисет" в Москве, в 1994-96 гг. — корреспондент той же газеты в финском городе Вааса. Остальное время с 1987 г. живет в шведском городе Лунд. Журналист самой крупной газеты юга Швеции Sydsvenska Dagbladet. Также занимается проектами по развитию журналистики в странах бывшего СССР. 

Помимо родного финского, шведского и русского языков владеет английским и эсперанто. Имеет блог и собственный сайт, посвященный постсоветской проблематике.    

Женат, двое детей.
                                                      Фото: Dmitri Brecalov

одним из лучших знатоков постсоветского региона среди шведской пишущей братии. Он не только прекрасно говорит по-русски, который отшлифовал во время стажировки и работы в России, но и не однажды бывал в Беларуси, где повышал мастерство региональных журналистов. Какой из Швеции видится наша страна и в каком направлении движутся бывшие республики "великого и могучего"? Об этом с известным репортером беседует корреспондент TUT.BY.
 
— Велик ли интерес у шведской прессы к постсоветскому пространству?
 
— Пик интереса к вашему региону пришелся на период с 1985 по 1993 годы. В СССР, а позже в независимых республиках происходили большие перемены, и шведам казалось, что они понимают, что там делается. Теперешние события нашим людям совершенно непонятны. 
  
Что до России, позитивного там очень немного. Шведские СМИ мало про нее рассказывают и в основном - это негатив: об убийствах журналистов, правозащитников, о событиях на Северном Кавказе, финансовом кризисе... Иногда и хочется что-то хорошее написать, но о чем?
 
Отсутствие интереса у общества вкупе с финансовым кризисом отразилось на освещении происходящего с места событий. Сегодня свои корреспонденты в России остались только у шведского радио и ТВ. Ни одна газета больше не имеет полноценных собкоров. Правда, есть возможность командировок в страны бывшего СССР, но тоже нечасто — где-то раз в год. В этом году я побывал в Кыргызстане, а в следующем, возможно, вообще никуда не поеду. Редакция значительно урезала финансовые расходы.
 
Как следствие, шведские издания стали использовать больше материалов мировых информагентств. Однако, как правило, это сухая информация, без деталей, не позволяющая составлять из мозаики картину, анализировать происходящее.
 
— При всем при том, в Швеции достаточно много людей, которые знают русский язык, знакомы с русской культурой…
 
— Это действительно так, и что интересно, довольно много шведов изучали русский язык в армии. В армейской школе переводчиков он всегда был и по-прежнему остается главным языком противника. Большой интерес к его изучению в обществе наблюдался во второй половине 1980-х. Работали гимназии, где можно было изучать русский язык, было много желающих. Сейчас интерес упал, и таких школ нет. Шведы смотрят исключительно на Запад. Наши СМИ чересчур много внимания уделяют Америке, а вот про те же Германию, Францию, на мой взгляд, рассказывают недостаточно.
 
Что касается стран Балтии и Польши, то, присоединившись к ЕС, они хотя бы стали для шведов "нормальными странами", но, как и прежде, остаются периферией. При этом не совсем адекватным выглядит поведение их политиков, очень уж воинственно настроенных по отношению к России. Может быть, они во многом правы, но поскольку всегда против, их уже не воспринимают в Евросоюзе. Это стратегически неправильный подход, и если они хотят влиять на политику ЕС, нужно быть более гибкими.
 
— Если шведские СМИ не смотрят в сторону России и Балтии, то что уже говорить о Беларуси…
 
— У нас, действительно, очень мало пишут о Беларуси. Моя последняя серьезная публикация о ней вышла в нашей газете с год назад. Конечно, были новости о запуске Восточного партнерства и недавнем продлении приостановки санкций ЕС в отношении белорусских чиновников, но это информация одним абзацем.
 
Почему мы не пишем о Беларуси? Потому что, по большому счету, в вашей стране ничего не происходит такого, что бы могло вызвать интерес у иностранца. Хотя, на мой взгляд, это неправильно, ведь мы с вами почти соседи... Что могу, стараюсь делать в этом направлении. Например, сейчас договорились с редактором, что один рабочий день в неделю я буду посвящать исключительно происходящему на постсоветском пространстве. Это уже что-то.
 
— При отсутствии в шведском обществе интереса к Беларуси в последние годы именно Швеция является одним из лидеров в Европе по интенсивности контактов с синеокой. В чем причина такого парадокса?
 
— Во-первых, Швеция всегда занималась самыми разнообразными проектами международного сотрудничества. Во-вторых, Беларусь имеет приоритет в политике правительства потому, что вы — самая близкая к нам страна с понятными проблемами и адекватным размером, в которой, в отличие от России, что-то можно изменить. В то время как Шведское агентство международного развития (Sida) сократило много донорских программ в разных регионах, сотрудничество с Беларусью расширяется. 
  
Правда, не знаю, насколько оно эффективно. Может, лучшим содействием Беларуси со стороны ЕС была бы отмена виз, чтобы рядовые белорусы могли ездить в Европу, смотреть, как тут люди живут. Конечно, не все так просто, и это невозможно осуществить в обход Украины, которая отменила визы для жителей стран ЕС, но несмотря на продолжительные переговоры, так и не добилась такого же шага от Европы. 
 
Кстати, я уже побывал в Украине после отмены виз. Правда, очередь в аэропорту была большая, но при этом ты уже не чувствуешь, что это другой мир, тебе не нужно задолго подавать заявку, ходить в посольство. 
  
— Какой Беларусь сегодня видится из Швеции: все еще ассоциируется с клише "последняя диктатура Европы"?
 
— Вообще, я не люблю штампы вроде "диктатуры" или "терроризма", ведь в таком случае дальше отпадает необходимость думать. Однако, на мой взгляд, изменения, произведенные властями в последнее время, пока только косметические и не носят системного характера. Как бы освободили активистов оппозиции, как бы дали свободу слова, как бы упростили регистрацию… С другой стороны, ЕС делает вид, что воспринимает эти действия как шаги демократизации. Пока все это напоминает игру, и Лукашенко очень искусно ее ведет: с Россией, Европой, а теперь еще и с Украиной. История с непризнанием Южной Осетии и Абхазии — красноречивый тому пример.
 
— Какими вам видятся возможные сценарии развития ситуации в Беларуси?
 
— Пока народ доволен, не выходит на улицы (а сильного движения не наблюдается) –  сохранится статус-кво. Думаю, власти могут продолжить делать небольшие шаги в сторону демократизации, но только небольшие. При этом очевидно, что многие репрессивные меры как в России, так и в Беларуси сегодня излишни. Когда значительная часть людей довольна существующим положением дел, предоставление больших свобод ничего бы кардинальным образом не изменило. 
 
На самом деле мне кажется, что главная проблема как в Росии, так и в Беларуси — со свободой СМИ. Если люди не получают разнообразную информацию о том, что же на самом деле творится в стране, дальше ничего не будет. Попросту говоря, в таком обществе отсутствует обратная связь. Хотя есть еще украинский пример. Там СМИ свободные, но из-за царящего в стране бедлама их никто не воспринимает всерьез. В потоке всеобщих обвинений и обличений людям трудно найти правду. Потому в то, что пишут журналисты, никто не верит и не воспринимает это как реальность. Все это напоминает войну компроматов в России в середине 1990-х. И из этого положения трудно выйти. Нигде не видно суши — везде болото. Нечто похожее сейчас наблюдаем в Италии, где все превращают в шоу, а на любое обвинение можно отреагировать: "Это — компромат! Посмотрите на него, он намного хуже!"


Стокгольм - Минск.

Материал подготовлен в рамках журналистского исследования, организованного Минским международным образовательным центром им. Й.Рау при поддержке офиса ОБСЕ в Минске.

Также читайте по теме:
-23%
-20%
-25%
-10%
-30%
-16%
-10%
-15%
-50%
-10%