О различных аспектах жизни в Нью-Йорке, не приукрашивая эту трудную, но безумно интересную действительность: белоруска Алиса Ксеневич, прожив два года в этом городе, написала о нем книгу. "Пишу о том, чем живут, как работают, на что тратят деньги, как находят любовь и справляются с депрессией жители Нью-Йорка. Мне кажется, многим белорусам интересна тема жизни "наших" в Америке. Только когда все по-честному, а не сплошные восторги".

Деньги не спят

Фото: Алиса Ксеневич

Золотой телец, вавилонские башни, торговля одеждой под сводами бывшего храма, – все это есть в Нью-Йорке. И если есть культ, то должны быть и его служители, наблюдать которых лучше всего в 8 утра в финансовом районе города.

В мешковатых серых костюмах, коричневых ботинках и с "Wall street journal" под мышкой, они идут, прихлебывая кофе, чтобы делать то, что лучше всего у них получается, – деньги.

"Work hard, play hard" – под таким девизом живут инвестиционные банкиры шесть дней в неделю. Их рабочий день начинается в восемь утра и заканчивается в час ночи, но вместо того, чтобы забыться коротким сном, они идут тусоваться – в бары, стейк-хаусы, стрип-клубы. Деньги не спят, и инвестиционные банкиры бодрствуют вместе с ними.

Кокаин, эскорт-девочки, проституция… На то, чтобы выстраивать нормальные отношения, нет времени, так что в любви приветствуются экспресс-варианты.

Подруга, единственная женщина-аналитик в финансовом отделе крупной американской компании, убеждена, что нормальных мужчин там нет.

– Им всем присущ мачизм. Завышенная самооценка. Оканчивают университет в 21 год и сразу идут работать к директорам компаний, дают им советы. К тридцати годам (до кризиса) инвестиционные банкиры зарабатывали по миллиону долларов в год. Как тут не почувствовать себя пупом земли? Разумеется, в крупные американские банки и компании берут лучших из лучших, и я не подвергаю сомнению их профессиональные качества. Эти люди движут мировыми рынками, принимают решения, от которых зависят судьбы глобальных корпораций. Но что касается качеств человеческих, с этим у моих коллег проблемы.

Инвестиционные банкиры прекрасно знают, на что идут. После двух-трех лет адской работы 80% из них получают MBA и уходят на более спокойную должность, благо с их опытом возьмут куда угодно.

Финансовое сердце мира – это Нью-Йоркская биржа. Когда-то она была открыта для туристов. После событий 11 сентября 2001 года сюда можно попасть только по связям и утвержденным за две недели спискам. Мне повезло: сестра работала тренером на Уолл-стрит, и среди ее клиентов оказался сотрудник аналитического отдела NYSE. Он согласился не только внести нас в списки визитеров, но и провести экскурсию по легендарному зданию.

На бирже для посетителей строгий дресс-код: официально-деловой стиль, туфли. Выходим из метро, и парень из группы вечно протестующих на Уолл-стрит кричит в лицо: "Wall street guys, you suck!!!" Только что под ноги не плюнул.

Если бы он знал сумму моего ежемесячного дохода, был бы осторожнее в выражениях.

После недолгого досмотра мы попадаем внутрь. В 9.30 должны позвонить в колокольчик, и еще есть время осмотреться по сторонам.

Все так же, как фильмах и по телевизору! От этого возникает ощущение ирреальности, как будто попала в сон. Я запрокидываю голову и всматриваюсь в потолок с золотой лепниной.

Фото: Алиса Ксеневич

110 лет под этим потолком совершались сделки, влиявшие на мировую экономику. Кто-то мгновенно богател, кто-то лишался всего. Отчаянье, эйфория, шум, галдеж и безмолвие – все было здесь.

Откуда-то слева повеяло запахом фастфуда и дорогих духов. Сотрудницы "Фокс ньюз" в огороженном закутке наспех завтракали бутербродами с кофе, закинув одну стройную ногу на другую. Мужчины уже стояли у компьютеров, что-то помечали в свои блокноты, между собой почти не разговаривали. Одеты в полуспортивного кроя куртки с логотипами компаний, мешковатые брюки, зауженные книзу. Среди них практически нет молодых парней, всем на вид слегка за сорок. Женщин тоже почти нет, за исключением тех, кто готовится к телеэфиру.

Когда я спрашиваю о гендерном дисбалансе, наш провожатый начинает говорить банальные фразы типа: так было раньше, но мир меняется, и женщины уже везде... "Да оглянитесь вокруг!" – восклицает он, разводя руками. Мы оглядываемся по сторонам, но, понятное дело, не видим ни одной женщины. Тогда он махает рукой и виновато улыбается: "Ну... Мир финансов всегда был мужским миром... Это работа на пределе – интеллектуальном, эмоциональном, физическом. Женщине тяжело справиться".

Пока мы переходим из зала в зал, наш провожатый рассказывает свою историю. 11 сентября 2001 года он находился в одной из башен-близнецов. Чудом спасся, оказавшись в числе счастливчиков, которым не был отрезан путь вниз. После этого решил посвятить себя служению Богу. Отучился в семинарии на священника. Волонтерствовал, раздавал еду бомжам. А когда женился и появились дети, вернулся в финансовую сферу.

Рассказ прерывается странным оживлением вокруг. Люди подтягиваются к балкону, на котором уже стоят важные дяди и тети, готовые к церемонии открытия биржи. Все выглядит так, словно челядь собралась под королевским балконом, чтобы посмотреть на новорожденного принца. Они звонят в колокольчик, люди хлопают – и начинается новый финансовый день.

Фото: Алиса Ксеневич

В 4 часа дня колокольчик звонит снова, возвещая об окончании торгов. Эта традиция существует более ста лет, но популярной стала в девяностые, когда в звонок стали звонить приглашенные знаменитости и руководители крупных компаний. В сериале "Секс в большом городе" особая честь перепадает и Кэрри Брэдшоу.

Процесс торгов на бирже происходит отнюдь не так драматично, как я себе представляла. Без галдежа и драмы. Никто не кричит, не размахивает руками, бумажки не разлетаются по полу, а лица трейдеров спокойны и сосредоточены.

Мы заскочили в зал заседаний, столовую, галерею и вновь вышли на Уолл стрит – улицу, где на одного трейдера приходится 32 туриста. Они медленно идут впереди тебя, останавливаются, чтобы сделать сто первую фотографию на айфон, сбивают с ритма... Но вдруг на смену раздражению приходит что-то вроде снисхождения к их восторгам, их первому разу на этой вымощенной камнями улице, в которой, безусловно, есть что-то и от Большого яблока, и от Великой депрессии.


 
Алиса Ксеневич

Переехала в Нью-Йорк 2 года назад. До этого в Беларуси 5 лет работала корреспондентом газеты "Обозреватель", писала для Женского Журнала и Milavitsa.

За время жизни в Нью-Йорке написала книгу "Нью-Йорк для Жизни", которая недавно поступила в продажу на Амазоне
{banner_819}{banner_825}
-50%
-50%
-10%
-45%
-10%
-30%
-10%
-10%
-20%
-15%