/

Минский городской суд продолжает рассмотрение дела «пророссийских публицистов», которых обвиняют в разжигании расовой, национальной или религиозной вражды или розни. На скамье подсудимых — доцент БГУИР Юрий Павловец, брестский охранник Дмитрий Алимкин и главред журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Опрошенный ранее эксперт Елена Иванова нашла в текстах признаки разжигания розни.
Также в зачитанной обвинителем экспертизе сказано, что тексты могут вызвать конфликты между россиянами и белорусами.

Сегодня в суд вызвали экспертов, которые делали психолого-лингвистические заключения. Но в начале заседания судья объявил, что эксперт Кирдун заболела.

Второй специалист — заведующая лабораторией психолого-лингвистических экспертиз научно-практического центра Государственного комитета судебных экспертиз Алеся Андреева — в суд пришла.

Защитники обвиняемых попросили объяснить, как делались исследования и что эксперты искали в текстах. Исследование делали по 43 текстам.

— С этими текстами мы уже были знакомы, поскольку мы ранее начали изучение экстремизма, не только в этих текстах, но и других — опубликованных в России, Украине и за рубежом, — объяснила Андреева. — Но наше заключение — не экспертиза, это экспертное исследование. Мы искали лингвистические признаки экстремизма. Психологическую экспертизу позже делал психолог.

При исследовании использовалась, как пояснила специалист, российская методология. Она также подчеркнула, что экстремистский текст или нет, может установить лишь суд. А специалисты делали исследование и при этом искали не признаки экстремизма, а смотрели, содержатся или не содержатся в тексте признаки экстремистских значений.

— Именно в этих текстах таким признакам соответствуют возбуждение национальной вражды или розни и унижение национальной чести или достоинства, — отметила Алеся Андреева и показала папки на каждого из публицистов — с их текстами и исследованиями. — При оценке текстов очень важна не только их информирующая функция, но и функция убеждения. В текстах, подготовленных для СМИ, она всегда есть, поскольку они рассчитаны на широкую аудиторию. Также мы ищем скрытое внедрение в сознание человека, определяем ключевые приемы этого внедрения — например, речевые средства манипулирования. В этих текстах они были.

На вопрос одного из защитников, мог ли кто-то повлиять на решение экспертов, эксперт заметила, что представить такое невозможно.

— Исследование делали три кандидата наук. Повлиять на кандидата психологических наук, представить, что он поступится своим авторитетом, невозможно, — заявила Андреева.

{banner_819}{banner_825}
-14%
-15%
-20%
-10%
-30%
-35%
-50%