Поддержать TUT.BY
146 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  2. Опубликована свежая статистика Минздрава по COVID-19
  3. «Алкоголь — основная причина». Врач рассказывает, почему появляется панкреатит и как его лечить
  4. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  5. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  6. Как не перепутать грипп с простудой и коронавирусом, рассказывает врач
  7. США ввели новые санкции против России и высылают 10 российских дипломатов
  8. Лукашенко пообещал рассказать «много интересного» об Алиеве и Карабахе, когда перестанет быть президентом
  9. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  10. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  11. Конституционная комиссия предлагает дать право голоса белорусам от 20 до 70 лет
  12. Глава Нацбанка прокомментировал слухи о своей отставке
  13. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  14. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  15. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  16. Суды и протесты, созвон Лукашенко и Путина, похороны Борткевича. Что происходит в Беларуси 15 апреля
  17. Бабарико говорит, что обвиняемые невиновны. А как считают они сами?
  18. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  19. Какой уровень холестерина в крови считается нормальным? Врач отвечает на 8 вопросов об анализе
  20. Посольство США в Беларуси прокомментировало задержание Юрия Зенковича
  21. Минчанке дали два года «домашней химии» за оскорбление Ермошиной
  22. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  23. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  24. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  25. Сегодня завершается сбор средств на проект TUT.BY
  26. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  27. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  28. «Вы будете петь вместе с ангелами, и твой голос будет звучать, как всегда, ярко». В Минске простились с Леонидом Борткевичем
  29. «Нацбанк показал, что рычаги у него остаются». Что означает повышение ставки рефинансирования
  30. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики


/

Внешний госдолг Беларуси в нынешнем году уже вырос на 8,2%, а в следующем году расходы на обслуживание долга вырастут на 20%, на погашение госдолга в иностранной валюте потребуется 2,3 млрд долларов. Для этого планируется привлечь 1,9 млрд долларов. При этом ВВП в Беларуси в нынешнем году составит около 47 млрд долларов, хотя в лучшие годы объем доходил до 70 млрд. Следовательно, отношение госдолга к ВВП, важный показатель экономической безопасности страны, выглядит все более пугающе. Внимание к этой проблеме и внутри страны, и за ее пределами обострилось. По оценкам экспертов, Беларусь уже выходит за критические значения.

Дефолт в теории и небывалый долг

«В нашей новейшей истории не было еще такого случая, чтобы мы не заплатили по долгам кому бы то ни было», — заявлял Александр Лукашенко в 2015-м году. Действительно, даже в пиковые месяцы, когда возвращать приходилось более чем по 1 млрд долларов в месяц, Беларусь не допустила сбоев, хотя некоторые эксперты и предлагали обсудить возможность дефолта. Пока эта тема заинтересовала экспертов только в теории.

В очередном номере «Банковского вестника» опубликована статья Сергея Грицука о причинах, индикаторах уязвимости и последствиях суверенного дефолта по внешнему долгу. Автор также анализирует подходы и предложения по предотвращению дефолтов, указывая на важность в этом процессе международных организаций.

В экономической литературе де-юре суверенным дефолтом считается ситуация, при которой государство не исполняет в положенный срок в полном или частичном объеме свои обязательства перед кредиторами по погашению долгов или уплате процентов по ним.

Главными факторами наступления суверенного дефолта в статье называют чрезмерную величину внешнего долга и нарушения в бизнес-циклах. «Под последним понимается ситуация, когда в период экономического бума доступ к внешним рынкам заемного капитала существенно упрощается, способствуя избыточному притоку внешнего капитала», — пишет Грицук. То есть крупные притоки капитала ставят страну в положение серьезного риска кризиса долга, и при их резком оттоке все больше стран в результате попадают в дефолт.

В зону повышенного риска дефолта относят страны с хрупкой макроэкономической средой, то есть те, где наблюдается существенное снижение курса национальной валюты (девальвация более чем на 43% за год), глубокий спад производства (рост реального ВВП ниже 3,4%), превышение дефицита бюджета на 10,4% ВВП, покрытие общего объема краткосрочного долга валовыми международными резервами ниже 97%. Согласно Маастрихтским критериям, отношение совокупного госдолга не должно превышать 60% ВВП. «Превышение этого критерия становится не просто деструктивным, а даже опасным для страны и ее населения», — предупреждает эксперт.

Таблица из "Банковского вестника" №11, 2016 год
Таблица из «Банковского вестника» № 11, 2016 год

По состоянию на 1 октября 2016 г. совокупный внешний долг резидентов Беларуси снизился до 37,978 млрд долларов, но это составляет рекордные 79,5% к ВВП, сообщил TUT.BY аналитик Исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха. «Таким образом, относительный показатель внешнего долга резидентов Беларуси превысил порог экономической безопасности (не более 60% к ВВП), что не может не беспокоить. Поскольку в относительном выражении такой внешней долговой нагрузки у белорусских резидентов никогда не было», — отмечет Муха.

Эксперт поясняет, что в результате в текущей ситуации погашение и обслуживание внешнего долга становится серьезным вызовом для государства, предприятий и банков. Причем в условиях падения поступлений вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты (а они должны быть направлены в полном объеме на погашение и обслуживание внешнего госдолга) правительству приходится существенно сокращать отдельные госрасходы с тем, чтобы своевременно и в полном объеме совершать платежи по внешнему госдолгу.

Уменьшение долларового эквивалента ВВП Беларуси способствует ухудшению ряда показателей, характеризующих кредитоспособность и экономическую безопасность государства. По расчетам BusinessForecast.by, в долларовом эквиваленте ВВП Беларуси в январе-октябре 2016 г. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года уменьшился сразу на 8,146 млрд долларов (или на 17,3%) - до 38,908 млрд долларов. При расчете использовался средневзвешенный курс белорусского рубля к доллару США: в январе-октябре 2015 г. — 1,581042 руб. за 1 доллар (с учетом деноминации), а в январе-октябре 2016 г. — 2,0072 руб.

Последствия капитуляции и спасательный круг

Дефолты не проходят безболезненно для экономики. Сергей Грицук приводит такие цифры: дефолт снижает общий объем торговли страны примерно на 3,2% в год на протяжении следующих 5 лет; дефолт приводит к снижению внешних заимствований частного сектора более чем на 20% от среднего показателя в течение двух лет после достижения соглашения о реструктуризации дефолтного долга; из-за дефолта значительно снижается совокупная финансовая активность в пределах страны-должника. Примерно на два года страна, допустившая дефолт, выпадает с международных рынков капитала. Стоимость последующего заимствования вырастает на 400 базисных пунктов по сравнению с предыдущим займом, но эта риск-премия снижается до 250 пунктов во второй постдефолтный год и растворяется в последующие годы.

Возможно, последствия отказа платить по долгам не выглядят слишком суровыми. Но автор, ссылаясь на международные исследования, обращает особое внимание на проблему «отложенных дефолтов с затянувшимися преддефолтными кризисными проявлениями, резко снижающими способность страны обслуживать свой долг».

Первоначально популярной реакцией на проблему были меры в виде повышения налогов или сокращения расходов. «В последнее же время все большую распространенность получает диаметрально противоположная точка зрения, согласно которой во избежание кризиса властям нужно осуществлять фискальное стимулирование даже за счет более высокого бюджетного дефицита», — пишет Грицук. Но этот вариант также имеет многие недостатки.

Он также отмечает, что государства-должники могут и часто прибегают к помощи международных финансовых институтов. В частности, программы с МВФ «обеспечивают наиболее щадящую „развязку“ затруднительного положения стран». Во-первых, средства от МВФ увеличивают ликвидность страны - участника программы, что высоко ценят портфельные инвесторы. Во-вторых, программа дает сигнал инвесторам о том, что Фонд одобряет проводимую страной экономическую политику. В-третьих, после подписания соглашения местные власти получают доступ к технической помощи и консультантам МВФ, что может значительно улучшить качество структурных реформ и увеличить вероятность их реализуемости. Кроме того, в странах, заключивших соглашения с МВФ, менее вероятна национализация активов иностранных инвесторов, то есть уменьшаются политические риски, улучшается инвестиционный климат.

Долг давит

Ситуацию с внешним долгом Беларуси автор статьи в «Банковском вестнике» не анализирует, но экстраполировать выводы на нашу страну несложно. Программа с МВФ интенсивно обсуждается уже год, но обсуждение сводится к известной дипломатической конструкции «прогресс есть, прорыва нет». Как нет пока внятного и окончательного политического решения о начале реформ, чего Фонд ждет до начала программы, чтобы не повторилась история 2009 года, когда деньги были получены, а вот большинство рекомендаций так и остались на бумаге. В этот раз позиция у МВФ пока жесткая — сперва реформы.

А долг пока растет, причем он уже беспокоит и нынешних кредиторов Беларуси, в частности, Евразийский банк развития. Как рассказал БелаПАН директор проектной группы по финансовым кредитам ЕФСР Алишер Мирзоев, матрицу мер экономической политики и структурных преобразований, на основе выполнения которой Беларусь получает транши кредита из Евразийского фонда стабилизации и развития, дополнена параметром уровня государственного долга.

Максимальный порог госдолга Беларуси ограничен уровнем не более 45% ВВП. Мирзоев также констатировал, что значительная часть долгового бремени Беларуси «прямо или косвенно сформирована снижением эффективности деятельности госпредприятий и достаточно низкой эффективностью долгосрочных проектов, финансирование которых осуществлялось за счет директивного кредитования».

Такая ситуация, по словам Мирзоева, создает значительные фискальные риски для бюджета, которые «материализуются как через выпадение доходов, так и через необходимость бюджетной поддержки госпредприятий в различных формах». Причем речь идет как о прямых обязательствах правительства (увеличение госдолга в целях реструктуризации или выкупа плохих долгов госпредприятий, пополнения их уставных фондов, а также рекапитализации государственных банков), так и об условных, то есть о гарантиях центральным и местными правительствами под займы госпредприятий.

Представитель ЕФСР констатировал, что «только в текущем году общая сумма выданных гарантий составила 4,5% ВВП, а их накопленный объем — 11,7% ВВП (в дополнение к 38,6% ВВП госдолга)».

На 1 января 2016 года, по данным Минфина, отношение внешнего госдолга к ВВП составляло 22,7%. На 1 января 2017 года эта величина ожидается на уровне 29%. Согласно параметрам экономической безопасности, приведенным на сайте Минфина, внешний госдолг по отношению к ВВП не должен превышать 25%, то есть и без учета внутреннего долга Беларусь оказывается в зоне риска.

-30%
-20%
-22%
-30%
-20%
-15%
-16%
-30%
-20%