Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Во вторник в Верховном суде, где продолжается рассмотрение дела экс-директора Витебской бройлерной птицефабрики сенатора Анны Шарейко, давали показания свидетели, представлявшие белорусские комбинаты хлебопродуктов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Анна Шарейко и Вальдемарас Норкус в центре. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Представительница Глубокского комбината хлебопродуктов инженер-технолог Наталья Рынкевич, в частности, рассказала, как составляются рецепты комбикормов и рассчитывается необходимость различных компонентов для выхода на заданные показатели в готовом комбикорме.

Гособвинителя Алексея Метельского, в частности, интересовало, как можно сравнить цену отличающихся по качеству премиксов, можно ли различными комбинациями компонентов удерживать одинаковое качество комбикорма и какие показатели премикса должны указываться в задании на закупку.

Вопросы по соотношению цены и качества были и у адвокатов, и у обвиняемых. В частности, необходимость закупки импортных премиксов обвиняемые объясняют более высоким содержанием в нем сырого протеина, витаминов и минералов, что в итоге положительно влияло на стоимость готового комбикорма. Свидетель Рынкевич подтвердила, что если в премиксах выше содержание сырого протеина, то в комбикорм можно добавлять меньше соевого шрота (дорогой ингредиент, который в Беларуси не выпускается. — Прим. ред.).

Обвиняемый Евгений Коновальченко поинтересовался, какие компоненты, составляющие основу комбикорма, выпускаются в Беларуси.

— Мы работаем с витаминно-минеральными блендами, которые в Беларуси не выпускаются, — уточнила Рынкевич.

— Если 100% компонентов не выпускают в Беларуси, а вы производите готовый продукт путем простого смешивания и расфасовки, можно ли считать этот продукт белорусским? — поинтересовался он.

Свидетель замялась, но сказала, что комбикорм, выпускаемый Глубокским КХП, естественно, считают белорусским.

Наталья Рынкевич, отвечая на вопросы адвокатов, рассказала, как производила расчеты. Выяснилось, что для этого применяется компьютерная программа 1998 года выпуска.

— Есть еще две программы расчета. Моя — простая, она не рассчитывает ни действие ферментов, ни усвояемость фосфора, то есть многие нужные показатели.

— Вы ставили вопрос перед руководством о замене? — поинтересовался адвокат.

— Да!

— О какой программе мечтаете?

— «Корм Оптима»…

Возвращаясь к вопросу "цена-качество", обвиняемый Вальдемарас Норкус уточнил, можно ли необходимый уровень протеина в комбикорме набрать только более дешевым компонентом, подсолнечным шротом. Свидетель ответила отрицательно.

 А если содержание протеина в комбикорме одинаковое, но набрано оно разным набором сырья, качество будет разное? — уточнил он.

— Разное, — подтвердила Рынкевич.

— Можно ли сделать два одинаковых на бумаге комбикорма, качество которых будет сильно отличаться?

— Качество будет отличаться. Правда, не обязательно сильно, — отметила свидетель.

В суде озвучили сравнение премиксов от «Экомола» и «Русском-Р» из материалов дела, по большинству позиций конечный продукт на сырье «Русском-Р» оказывался дешевле.

Анна Шарейко озвучила расчеты, сделанные на основании рецептов комбикормов, подготовленных Глубокским КХП. По ее словам, в 2012-м году экономия за счет использования сырья «Русском-Р» составила более 1 млрд рублей, в 2013-м — более 6 млрд.

В Верховном суде продолжается слушание уголовного дела в отношении сенатора Анны Шарейко и еще шести сотрудников фабрики и представителей компаний-поставщиков, им предъявлено обвинение в злоупотреблении властью или служебными полномочиями, совершенном организованной группой (ст. 18, ч. 3 ст. 424 УК). По версии следствия, Шарейко, будучи гендиректором Витебской бройлерной птицефабрики, вступила в коррупционный сговор со своим сожителем Вальдемарасом Норкусом, директором литовской фирмы «Даймас» и учредителем компании «Русском-Р», через которую шли поставки в Витебск комбикормов и кормовых добавок.

По словам прокурора, фирма Норкуса для заявки на конкурсе выставляла заведомо заниженную цену, но потом стоимость увеличивалась за счет транспортных расходов и таможенных платежей. В результате конечная цена иностранного комбикорма была значительно выше отечественного. Гособвинение оценивает ущерб в 4 млрд рублей.

Свою вину не признала как Шарейко, так и ее бывшие заместители Надежда Семченкова, Евгений Коновальченко и Николай Комаров, и партнеры Вальдемарас Норкус и Михаил Разживин.

Шарейко находится под стражей с августа 2014 года. При этом в 2011—2013 годах, когда, по оценке следствия, действия обвиняемых наносили фабрике ущерб, Витебская бройлерная птицефабрика была прибыльной, а 2014-й год закончила и вовсе в первой двадцатке самых прибыльных ОАО страны (150 млрд рублей чистая прибыль). По итогам трех кварталов 2015 года, по данным Минфина, ее чистый убыток составил 30 млрд рублей.

Все новости по теме

,