Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Особенности процедуры закупок кормов на Витебской бройлерной птицефабрике, сотрудники которой, в том числе экс-гендиректор и сенатор Анна Шарейко, оказались на скамье подсудимых, выясняли в среду в Верховном суде, где продолжился допрос свидетелей.  

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Гособвинитель Алексей Метельский. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Гособвинитель Алексей Метельский допрашивал специалиста по закупкам и маркетингу, секретаря конкурсной комиссии Витебской бройлерной птицефабрики Ольгу Крикунову

Свидетель рассказала, что все тендеры птицефабрика проводила по шаблону: разработка техзадания, объявление конкурса, прием предложений, процедура снижения цен, заключение контракта.

На вопрос Метельского о том, приходилось ли секретарю комиссии корректировать результаты конкурсов, Крикунова пояснила: «Коррекции протоколов не было, хотя в процессе заседания рабочей группы, естественно, были какие-то рабочие записи, правки. Но решения оформлялись протоколом, и потом они не корректировались».

Гособвинителя интересовали несколько конкурсов на поставку премиксов и белково-витаминно-минеральных добавок 2011-2013 годов, где победителем была компания «Русском-Р», директор и владелец которой Михаил Разживин и Вальдемарас Норкус также оказались на скамье подсудимых. По данным следствия, спецификации и документы об увеличении цены были составлены работниками фабрики позже, в 2013-2014 году, когда на фабрике работала проверка Комитета госконтроля.  

Крикунова признала, что несколько протоколов заседаний специальной комиссии по проведению закупок сырья, касающихся увеличения цен, она готовила задним числом. На вопрос, почему документы не были изготовлены своевременно, она пояснила: «Наверное, тогда не успевали. А потом решили привести в порядок документы, чтобы проверяющим было видно, почему такая цена». Факт изготовления протоколов задним числом подтвердила экспертиза жесткого диска с компьютера секретаря конкурсной комиссии.

На вопросы о том, почему в конкурсах на поставку побеждал «Русском-Р», свидетель ответить затруднялась: «Я оформляю протоколы, а не принимаю решения. Такой выбор сделан на основании решения рабочей группы». «На конкурсе вскрывали конверты, потом снижали цены, результаты заносили в протокол. Все было открыто и прозрачно», - добавила она.

Допрос Крикуновой Метельский продолжал 2,5 часа, и даже судья сделал гособвинителю замечание, что свидетель фактически оглашает материалы дела, а не отвечает на вопросы по существу.

В Верховном суде продолжается слушание уголовного дела в отношении сенатора Анны Шарейко и еще шести сотрудников фабрики и представителей компаний-поставщиков, им предъявлено обвинение в злоупотреблении властью или служебными полномочиями, совершенном организованной группой (ст. 18, ч. 3 ст. 424 УК). По версии следствия, Шарейко, будучи гендиректором Витебской бройлерной птицефабрики, вступила в коррупционный сговор со своим сожителем Вальдемарасом Норкусом, директором литовской фирмы «Даймас» и учредителем компании «Русском-Р», через которую шли поставки в Витебск комбикормов и кормовых добавок.

По словам прокурора, фирма Норкуса для заявки на конкурсе выставляла заведомо заниженную цену, но потом стоимость увеличивалась за счет транспортных расходов и таможенных платежей. В результате конечная цена иностранного комбикорма была значительно выше отечественного. Гособвинение оценивает ущерб в 4 млрд рублей.

Свою вину не признала как Шарейко, так и ее бывшие заместители Надежда Семченкова, Евгений Коновальченко и Николай Комаров, и партнеры Вальдемарас Норкус и Михаил Разживин.

Шарейко находится под стражей с августа 2014 года. При этом в 2011-2013 годах, когда по оценке следствия, действия обвиняемых наносили фабрике ущерб, Витебская бройлерная птицефабрика была прибыльной, а 2014-й год закончила и вовсе в первой двадцатке самых прибыльных ОАО страны (150 млрд рублей чистая прибыль). По итогам трех кварталов 2015 года, по данным Минфина, ее чистый убыток составил 30 млрд рублей.  

Все новости по теме

,