Политика
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Популярное

Экономика и бизнес


Национальный банк Беларуси оказался жертвой собственной активности, решив начать развитие отсталых сегментов финансового рынка страны. Он не учел, что в Беларуси есть силы, не заинтересованные в этом.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Президент Беларуси Александр Лукашенко 29 февраля принял неожиданное решение отложить на год вопрос о передаче Нацбанку полномочий по регулированию страхования и рынка ценных бумаг, сохранив данные полномочия за Министерством финансов. Это произошло после заслушивания доклада о проектах нескольких указов по развитию финансового рынка страны.

Президенту это не надо

Решение президента выглядит довольно странным, так как вопрос о передаче рынков страхования и ценных бумаг под управление Нацбанку казался уже решенным и в принципе никто публично не выступал против этого, включая сам Минфин. Но все, что происходит, имеет свои причины, есть они и у решения президента.

Первая причина заключается в его убеждениях. На совещании 29 февраля Александр Лукашенко отметил, что, по имеющимся у него данным, функции по регулированию страховой деятельности и рынка ценных бумаг сейчас успешно выполняет Минфин. В связи с этим, по его мнению, встает вопрос о целесообразности внесения изменений в систему, которая отлажена и нормально функционирует.

В этом замечании содержится и ответ на вопрос, почему президент отказал Нацбанку. Александр Лукашенко считает, что на рынках страхования и ценных бумаг все нормально. И это притом что рынок акций вообще не выполняет функции привлечения капитала, а на страховом рынке нет множества нужных экономике видов страхования и царит монополизм государственных компаний. То есть первая причина указанного решения президента состоит в том, что он не видит необходимости развития в Беларуси ни рынка ценных бумаг, ни страхования.

Может показаться, что мнение о незаинтересованности президента в развитии рынка ценных бумаг и страхования опровергается другим решением президента, а именно одобрением проекта указа о выпуске и обращении акций с использованием иностранных депозитарных расписок. Белорусские предприятия получат право размещать за рубежом через иностранные депозитарные расписки до 25% своих акций. Теоретически это позволит белорусским предприятиям выйти на международные рынки капитала.

Однако если учесть, каким образом организовано у нас управление государством, то легко понять, что данное решение на самом деле никак не способствует расширению возможностей белорусских предприятий по привлечению инвестиций. Действительно, представим, что произойдет, если, допустим, руководители ОАО «Нафтан» решат разместить за рубежом депозитарные расписки ОАО. Они обратятся на биржи в Нью-Йорке или Лондоне? Как бы не так, они придут к президенту Александру Лукашенко с просьбой разрешить им обратиться на биржи в Нью-Йорке или Лондоне. Что ответит президент, совершенно понятно: он, конечно же, разрешит, но прикажет продать акции по цене раза в 2 выше рыночной, как он это делает всегда при обсуждении вопроса приватизации белорусских предприятий. А так как на рынке по определению принято размещать акции по рыночным ценам, на этом дело с депозитарными расписками «Нафтана» и заглохнет. Так что данный указ ситуацию на рынке ценных бумаг Беларуси никак не меняет.

Государство защищает свой монополизм

Но есть и другая причина решения президента оставить все как есть. В официальном сообщении по итогам совещания, сделанном пресс-службой президента, его решение никак не пояснялось. Решил — и все тут. А вот в сообщении информационного агентства БЕЛТА откуда-то, без указания авторства, взялся целый абзац на эту тему.

Вот он: «Проект указа получил широкое обсуждение. Страны используют разные системы регулирования финансового рынка. В Беларуси будут руководствоваться своим опытом, потребностями и нынешней ситуацией. Были взвешены все риски от принятия такого решения. Монопольное регулирование не всегда может идти во благо. Банки также оказывают страховые услуги. На данный момент между ними и страховыми компаниями есть конкуренция, а значит, потребители имеют больше возможностей для выбора. Нацбанк же занимается развитием банковского сектора. Не исключено, что ему бы и стал отдавать приоритет регулятор в случае расширения своих полномочий».

На первый взгляд, все понятно: есть опасения, что Нацбанк помешает конкуренции банков и страховых компаний в страховой деятельности. Но это только на первый взгляд. В указанном абзаце сказано, что банки оказывают страховые услуги, но это не так: банки не оказывают страховых услуг на рынке страхования. То есть ни о какой конкуренции между банками и страховыми компаниями на рынке страхования речи быть не может.

А значит, должна быть настоящая причина, по которой страховой рынок не захотели передавать Нацбанку. Она лежит на поверхности. Дело в том, что от реформаторских намерений Нацбанка по развитию рынка страхования в Беларуси наверняка пострадали бы государственные страховые компании, являющиеся монополистами в целом ряде видов страхования. Они, по-видимому, и пролоббировали решение президента оставить все как есть. В этом есть некоторая доля иронии: госкомпании защищают свой монополизм под предлогом защиты от монополизма Нацбанка.

Как бы то ни было, Александр Лукашенко принял решение отложить на год вопрос о передаче Нацбанку полномочий по регулированию страхования и рынка ценных бумаг. Однако предполагается, что Нацбанк будет наделен контролирующими полномочиями в этих сферах.

Банк развития подчинен Нацбанку по требованию МВФ

Скрытые мотивы, о которых ничего не сообщалось, есть и у двух других решений президента Беларуси, которые были приняты им на совещании 29 февраля.

Так, Нацбанк получил регулирующие полномочия в отношении Банка развития. Это решение в официальном сообщении по итогам совещания 29 февраля было обосновано тем, что Банк развития в целом выполняет функции банков, за исключением обслуживания населения.

Это объяснение выглядит убедительным. Однако настоящей причиной передачи Нацбанку управления Банком развития является, по-видимому, требование МВФ, который полагает неправильным существование в Беларуси центра кредитной эмиссии, которым стал Банк развития, не подчиняющегося Нацбанку.

Дело в том, что на Банк развития не распространяются меры, принимаемые Нацбанком по сдерживанию темпов роста денежной массы в стране, что необходимо для обеспечения финансовой стабильности. Нацбанк стремится сдерживать денежное предложение, тогда как Банк развития его наращивает.

А чтобы это было незаметно, финансовые показатели Банка развития вообще не учитываются при подсчете Нацбанком финансовых показателей. В итоге получается, что Нацбанк рапортует об успехах по сдерживанию кредитной эмиссии, а Банк развития сообщает об успехах по увеличению эмиссии. Так, председатель правления Банка развития Сергей Румас 1 марта сообщил, что средства банка в 2015 году обеспечили около 70% прироста рублевых долгосрочных кредитов, представленных всеми банками страны малому и среднему бизнесу. А данных об этом в отчетности Нацбанка нет.

Корпоративные облигации стали инструментом директивного кредитования

С внешними причинами, скорее всего, связано и решение президента одобрить проект указа о продлении льготного режима налогообложения доходов от операций с корпоративными облигациями на 2016 и 2017 годы.

Александр Лукашенко на совещании потребовал обосновать необходимость продления данных льгот. Он спросил участников совещания: не выйдет ли так, что бюджет недополучит определенных средств, то есть какова реальная цена вопроса и главное — попадут ли эти деньги предприятиям, оздоровят ли ситуацию на них, увеличатся ли налоговые поступления в казну?

Что ответили президенту специалисты на эти вопросы, общественность не узнала. Но президент принял положительное решение по проекту данного указа.

И у такого решения есть весьма веская причина. За счет экономии на налогах по облигациям можно устанавливать более низкие проценты, чем по банковским кредитам. Поэтому ресурсы, привлеченные предприятиями с помощью таких облигаций, обходятся предприятиям дешевле кредитов. Фактически предприятия как бы получают дополнительные дотации из бюджета за счет неуплаченных налогов.

Вот и причина решения президента. В настоящее время и МВФ, и Евразийский фонд стабилизации и развития требуют от правительства Беларуси сократить объемы директивного кредитования экономики из бюджета. И правительство вынуждено соглашаться на это. А облигации дают возможность обойти данное ограничение, как это происходит с Банком развития при кредитовании. Так что льготы по корпоративным облигациям в нашей стране, по-видимому, будут сохраняться до тех пор, пока в МВФ не задумаются над тем, зачем они нужны правительству РБ.