Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Обвиняемый по делу сенатора Анны Шарейко Владимир Лиоренцевич, единственный из семи обвиняемых по делу о злоупотреблении служебными полномочиями при поставках комбикормов на Витебскую бройлерную птицефабрику, признавший свою вину, отказался давать показания в суде и попросил зачитать показания, данные в ходе следствия.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Лиоренцевич, ведущий специалист Витебской птицефабрики по обеспечению сырьем, рассказывал, что отвечал за расчет таможенных тарифов, имел смутное представление о том, как выбирается победитель конкурсов на поставку премиксов, тендерные документы не видел, имел дело только с ценой, рассчитывая ее с учетом всех платежей и транспортных расходов.

Лиоренцевич рассказал, что не помнит, почему «Экомол», белорусский производитель комбикормов (компания принадлежит конкуренту Витебской бройлерной птицефабрики «Серволюксу» Евгения Баскина, крупнейшему производителю курятины в стране. — TUT.BY) отзывал свои предложения. «Видимо, им невыгодно было работать с нами после снижения цены», — предположил Лиоренцевич.

Сенатора «Ганну» «заказали» конкуренты? Баскин: этот тезис «выглядит нелепо и абсурдно»

На вопрос о том, почему выбирали продукцию поставщика «Русском-Р», компании одного из обвиняемых, Вальдемараса Норкуса, предлагавшего продукцию Рижского комбикормового завода, обвиняемый не ответил. «Я в качестве премиксов разбираюсь поверхностно. Шарейко говорила, что будет сотрудничать только с Рижским заводом, она считала их лучшими. Спорить с ней бесполезно», — сказал он.

При этом специалист птицефабрики утверждал, что условия поставки для резидентов и нерезидентов были фактически одинаковыми, так как все приводилось к одному знаменателю. К примеру, если импортный комбикорм стоил 10 млн рублей за тонну, и еще около 5 млн составляли пошлины и затраты на доставку продукта на склад фабрики, то белорусский производитель предлагал свою продукцию за 17 млн рублей. При этом обвиняемый рассказывает и о тендерах, на которых цена «Экомола» была ниже, при этом он упомянул о случаях, когда белорусский производитель отказывался от своего предложения, с которым он побеждал в тендере.

По словам Лиоренцевича, если цена Норкуса была выше, то Шарейко ему звонила и спрашивала, почему цена была выше. Они снижали цену до уровня, позволявшего победить в тендере. Но брать премиксы и добавки Шарейко считала необходимым только на Рижском заводе, считая его лучшим производителем, выпускающим продукцию европейского качества. «Я считал это устным указанием», — отмечал специалист птицефабрики.

Лиоренцевич, отвечая на вопросы следователей, также рассказывал, как и в каких случаях заявленная на тендере цена «Русском-Р» впоследствии могла увеличиваться (изменение вида перевозки, использование других компонентов комбикорма).

Гособвинитель Алексей Метельский зачитал показания Лиоренцевича о том, что Норкус, которого он называет «гражданским мужем Анны Шарейко», в 2013—2014 годах дважды давал ему по 500 долларов, не объясняя за что. Но на следующем допросе обвиняемый от этих показаний отказался, заявив, что он «себя оговорил» «по причине плохого здоровья и возможности оказаться дома под подписку о невыезде».

В Верховном суде продолжается слушание уголовного дела в отношении сенатора Анны Шарейко и еще шести сотрудников фабрики и представителей компаний-поставщиков, им предъявлено обвинение в злоупотреблении властью или служебными полномочиями, совершенном организованной группой (ст. 18, ч. 3 ст. 424 УК). По версии следствия, Шарейко, будучи гендиректором Витебской бройлерной птицефабрики, вступила в коррупционный сговор со своим сожителем Вальдемарасом Норкусом, директором литовской фирмы «Даймас» и учредителем компании «Русском-Р», через которую шли поставки в Витебск комбикормов и кормовых добавок.

По словам прокурора, фирма Норкуса для заявки на конкурсе выставляла заведомо заниженную цену, но потом стоимость увеличивалась за счет транспортных расходов и таможенных платежей. В результате конечная цена иностранного комбикорма была значительно выше отечественного. Гособвинение оценивает ущерб в 4 млрд рублей.

Свою вину не признала как Шарейко, так и ее бывшие заместители Надежда Семченкова, Евгений Коновальченко и Николай Комаров и партнеры Вальдемарас Норкус и Михаил Разживин.

Читайте также:

Верховный суд начал слушания по делу Шарейко, она остается под стражей

,