Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


В настоящее время активно обсуждается строительство калийного комбината в поселке Нивенское в шести километрах от Калининграда. Казалось бы, причем тут Беларусь? Но недавно местные активисты выяснили, что белорусы имеют к проекту самое непосредственное отношение.

Про один белорусский след мы уже сообщали. Техническим директором компании «Стриктум», которая занимается реализацией данного калийного проекта, является лауреат Госпремии Беларуси, профессор Анатолий Смычник. Он 25 лет руководил научно-исследовательским институтом «Белгорхимпром». Но в 2011 году неожиданно продал свои акции института «Беларуськалию» и покинул пост директора.

В ноябре прошлого года появилась информация, что Смычник якобы был задержан, в отношении него возбуждено уголовное дело. Но официального подтверждения данная информация не получила. «Мало ли что где писали. Он сейчас находится у нас в офисе, работает», — сказал 23 февраля TUT.BY директор «Стриктума» Павел Яковлев. По его словам, Смычника «мы не переманивали», а пригласили, когда «он уже вышел на пенсию, был свободен, никакую должность в Беларуси не занимал». Яковлев до прихода в «Стриктум» был топ-менеджером «Еврохима», который готовится запустить производство калийных удобрений. Генподрядчиком по проектированию и строительству рудников и ГОК «Еврохима» на Гремячинском месторождении был как раз «Белгорхимпром».

Николай Крутько (слева) и Анатолий Смычник

Научное сопровождение проекта «Стриктума» обеспечивает Институт общей и неорганической химии НАН Беларуси во главе с академиком Николаем Крутько.

— Не с Крутько, а с целым коллективом госинститута у нас договор подряда, — сказал Яковлев. — Специалисты имеют большой опыт работы с «Белкалием», поэтому мы и привлекли их к совместной работе. Но мы на одну «лошадь» не ставим. Мы также сотрудничаем с институтами из Казани и Лейпцига.

Крутько отказался от комментариев.

Тесным сотрудничеством с белорусскими специалистами и объясняется, что на объекте можно увидеть, по информации местных активистов, немало машин с белорусскими номерами. Но самое интересное, как утверждают местные СМИ, что компанией «Стриктум» владеет (или до недавних пор владел) белорусский олигарх Юрий Чиж.

Ресурс Rezonans39.ru посчитал, что кипрский офшор Redcast Holdings якобы является владельцем голландского инвестфонда Vyrex, которому принадлежит «Стриктум». А Redcast Holdings дважды упоминается в белорусских официальных документах, и оба раза в одном ряду с фамилией Юрия Чижа и его компаниями. Один раз в рамках проекта по комплексному освоению и разработке силикатных песков и мела месторождения «Хотиславское» в Малоритском районе Брестской области. Второй — в судебных разбирательств между Йенсеном Мольгаардом и компанией «Данпрод», которая строит в Воложинском районе по датским технологиям свинокомплекс.

Как выяснили журналисты, Redcast Holdings руководит через несколько офшоров Виктория Дунцине из литовской юридической компании Lewben Group, основатель которой входит в совет директоров «Стриктума». В одной из новостей сайта delfi.lt, в которой упоминается о компании, сказано, что одним из главных бизнес-правил Lewben — полная конфиденциальность клиента. Фирма не скрывает, что компания работает с самыми богатыми людьми из Литвы, России, Беларуси, Казахстана и Украины.

Павел Яковлев утверждает, что Юрий Чиж не является владельцем компании. «Вы начитались, видимо, Rezonans39. Могу рассказать про них. У нас в сентябре выборы. Коммунистической партии нужен электорат. Она и финансирует этих протестантов, которые пишут лишь бы что», — сказал Яковлев. «Мы бенефициаров не раскрываем. Таковы правила соглашения. Могу лишь сказать, что это не россияне, не белорусы, не украинцы. Основные владельцы — это граждане Европейского союза», — ответил он на вопрос, кто является конечным владельцем компании — Юрий Чиж или, как полагают участники рынка, «Еврохим», который принадлежит уроженцу Беларуси, российскому миллиардеру Андрею Мельниченко. «Мы ничего не скрываем, кому надо, тот получает ответ на этот вопрос. Прокуратура сделала запрос, мы им ответили», — добавил Яковлев.

Что касается кипрского офшора Redcast Holdings, то Павел Яковлев утверждает, что этой компании принадлежит только 0,01% «Стриктума», и посоветовал обратиться к юристам Lewben Group. Виктория Дунцине не смогла ответить на вопрос, знакома ли она с Юрием Чижом. Получить комментарий в «Трайпле» не удалось.

«Стриктум», являющийся резидентом Особой экономической зоны «Калининград», стал владельцем 39-летней лицензии на разработку Нивенского месторождения калийно-магниевых солей в Багратионовском районе в 2012 году. Его прогнозные запасы составляют 2,9 млрд тонн (55 лет эксплуатации). С выходом на полную мощность будущее предприятие сможет добывать около 5,5 млн тонн руды в год, из которых 2,5 млн тонн — это уже готовая продукция, хлорид натрия (поваренная соль) и сульфат калия. Реализация на рынке ЕС сульфата калия, этого достаточно редкого в мировом масштабе бесхлорного удобрения (в Солигорске, в частности, производят хлорид калия), по расчетам авторов проекта, обеспечит в итоге 90% доходов бизнеса. Собственно говоря, около 1,1 млн тонн поваренной соли в год позволят закрыть 10% потребностей российского рынка и в этом продукте.

Но группа местных активистов пытается блокировать стройку. Они называют строительство экологической катастрофой для региона, поскольку проблема утилизации отходов будущего ГОКа неразрешима, а создание подобного производства в границах населенного пункта с двумя тысячами жителей нарушает сразу несколько статей российского законодательства. Активисты удивляются, почему у себя дома белорусские специалисты не строят шахты внутри населенных пунктов, подвергая местное население опасности. Они не верят, что белорусы смогут придумать что-то уникальное.

Павел Яковлев

Павел Яковлев утверждает, что экологическая опасность предприятия по добыче и переработке соли, с точки зрения горной промышленности, минимальна. У крупного мясокомбината гораздо больше рисков. Сейчас, по словам Яковлева, предприятие выдержит все сроки, установленные графиком. Он выразил надежду, что к концу 2016 года будут проведены все подготовительные мероприятия и получены все разрешительные документы, а компания приступит к строительству. По лицензии производство должно начать функционировать в 2021 году, а в 2023 году выйти на проектную мощность. «Строительство калийного комбината — это очень сложная тема. Ваш „Славкалий“ получил лицензию гораздо раньше нас. Но до сих пор не начал строительство», — резюмировал Яковлев.