Главное
Минск
Эксклюзив
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    2829301234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930311

Деньги и власть


Вера Мурашкина,

У «КИМа» 89 кредиторов, их претензии составляют 172 млрд рублей. Прошло 5 месяцев, как началась процедура ликвидации предприятия, а погашение долгов даже не начали. Касается это и долга по зарплате в размере 6,3 млрд рублей, который накопился с ноября 2014 года.

Фото: Игорь Матвеев
Фото: Игорь Матвеев

Агония фабрики и слезы людей. Репортаж TUT.BY с витебского «КИМа», который умрет в 84 года

По закону о банкротстве это обязательства второй очереди. В первую надо рассчитаться (минимум на 15 лет вперед) с работниками, получившими на производстве инвалидность. В «кимовском» случае это один человек, за ущерб его здоровью надо выплатить 218 млн рублей.

Добавились и внеочередные выплаты тем, кто продолжал работать с сентября по декабрь 2015 года, кто уволен с выходным пособием в связи с ликвидацией должника. Суммы начислены и ждут погашения.

На фоне сообщений о продаже самых ликвидных объектов «кимовской» недвижимости — магазина и кафе на площади Победы — люди задаются вопросом: «Почему не начали расчет с долгами по зарплате? Куда идут вырученные деньги, ведь задолженность обесценивается с каждым днем?»

С этими вопросами мы и отправились к управляющему по делу о банкротстве ОАО «КИМ» Павлу Зайцу:

— Расчет не начинался, потому что пока нет денег. Для того, чтобы шла процедура банкротства, необходимо заработать на текущие расходы. Единственный источник их получения — продажа имущества должника. А текущие расходы немаленькие.

В самом начале посчитали, что банкротство «КИМа» будет стоить миллион долларов в эквиваленте — порядка 18 млрд рублей. Из чего эта сумма состоит? Из выплат по увольнению работников из-за ликвидации предприятия, включая положенные пособия, отчислений в ФСЗН, текущих расчетов за энергоресурсы.

Продолжают работать 36 человек. Это 13 охранников (имущество должника расположено на 11 га, его надо сберечь, а загородный лагерь и вовсе находится в 50 км от города), 9 работников ведомственного общежития, бухгалтерия, небольшой штат администрации и материально ответственных лиц, за которыми закреплено имущество. Все эти люди, включая управляющего, должны получать зарплату.

На балансе банкрота было два общежития. Но одно передали в коммунальную собственность города. Осталось од­но большое общежитие на 600 мест. Содержание его требует 120−150 млн рублей в месяц. Передача второго затягивается из-за необходимости оформления документов.

Предприятию надо платить в городской бюджет налоги на землю и недвижимость — более 1 млрд рублей. Необходимо обработать и сдать в госархив документы по личному составу за 70 лет, чтобы люди могли получить справки для назначения пенсий и так далее. Это требует минимум 500 млн рублей.

Фото: Игорь Матвеев
Павел Заяц. Фото: Игорь Матвеев

— А что за 5 месяцев поступило на счет?

— Пока только деньги, вырученные от продажи магазина на площади Победы. С учетом 20% НДС предприятию из 5 остается 4 миллиарда рублей. Сделка по кафе не стала фактом, пока покупатель не перечислил деньги за нее, а на это договор отводит 30 дней после аукциона. Кстати, расчет за ткацкое оборудование стоимостью более 2 миллиардов, проданное на аукционе 11 декабря, произведен только сейчас, деньги до конца не распределены.

Самой большой проблемой, тормозящей продажу недвижимости, Павел Заяц называет отсутствие документов на активы «КИМа». Даже по балансовой (не рыночной) стоимости они составляют 34 млрд рублей, а требований кредиторов, напомним, накопилось на 172 млрд. Ведь перед тем, как выставить что-то на продажу, необходимо зарегистрировать имущество, здания, сооружения. А этого на предприятии отродясь не делали.

— В агентстве по госрегистрации и земельному кадастру «КИМа» просто не существовало, — отметил Павел Заяц. — Это «предприятие-призрак».

Протяженность территории «КИМа» (вне различных коммуникаций) составляет 13 км, а паспортов на них тоже нет. Работы по их оформлению дорогостоящие и трудоемкие по времени, а оно у ликвидационной администрации ограничено. Оценка оборудования почти завершена, и в середине марта можно будет объявлять аукционы. Но это еще не значит продать…

Павел Заяц работает антикризисным управляющим 10 лет. По его мнению, это самый сложный случай банкротства в республике. Он особо затруднен наличием такого большого долга по зарплате и общей суммой кредиторской задолженности. Для погашения работникам 6,3 млрд рублей необходимо продать имущества в два с лишним раза большую сумму. С каждой сделки в бюджет платят 20% НДС, еще 35% отчисляют в соцстрах. Должнику остается 45% выручки.

На Павла Зайца пишут массу жалоб кредиторы, бывшие работники постоянно обращаются на «прямые линии» и приемы граждан в органах власти. Люди не хотят вникать во все законодательные нюансы, они требуют свое. Но управляющий подотчетен экономическому суду. Как отметила ведущая дело о банкротстве «КИМа» судья Ирина Фролова, все действия управляющего контролируются законом.

Как только рассчитаются с долгами по зарплате, полагает Павел Заяц, в ликвидационной процедуре, чтобы она не стала бесконечной, нужно ставить точку. Для этого нужно привлечь на большую производственную площадку нового собственника — стратегического инвестора.

Иначе из бездны не выбраться. Площадь одних только крыш во всех фабричных зданиях составляет 10 тысяч кв. м. Они все протекают, штукатурка и стены, поврежденные грибком, рушатся. За несколько лет все может превратиться в руины.

Фото: Игорь Матвеев
Пустующий цех раскроя и пошива трикотажный изделий. Сентябрь 2015 года. Фото: Игорь Матвеев