Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Одним из самых неприятных симптомов экономического кризиса в прошлом году стал стремительный рост дебиторской задолженности. Взыскать деньги сегодня непросто: суды завалены исками, а должники часто не в состоянии рассчитаться даже при наличии судебного решения не в их пользу. О том, какие есть возможности для предотвращения и решения проблемы, журналистам рассказала управляющий партнер международной юридической фирмы Cobalt в Беларуси Дарья Жук.

Фото: пресс-служба компании
Дарья Жук и Татьяна Беляева. Фото: пресс-служба компании

Последние пять лет дебиторская задолженность росла, и в 2015-м она существенно превысила кредиторскую по всем отраслям экономики. Сегодня в 1,5−2 раза суммы долгов для бизнеса превышают то, что компании должны, — отметила эксперт.

На 1 ноября дебиторская задолженность составила 264,9 трлн рублей (+21,1% с начала года). В том числе просроченная — 57,6 трлн (+42,3% к началу года).

По оценке компании Cobalt, топ-3 проблемных отраслей, острее всего ощущающих кризис неплатежей: строительство, где дебиторка превышает кредиторку в разы, промышленность, оптовая торговля.

Нынешние проблемы, по оценкам экспертов, имеют внешние и локальные причины. «Мы попали в региональный кризис зоны ЕАЭС, где первым звонком стала девальвация в России из-за падения цен на нефть. Это наш основной торговый партнер, у нас очень жесткий спад экспорта туда и большой объем неплатежей от российских партнеров», — отмечает Дарья Жук. Среди внутренних причин юрист называет изменившуюся денежно-кредитную политику Нацбанка, не спешащего включать печатный станок, и рост проблемных активов у банков, значительно ограничивших кредитование, в том числе — под оборотку.

При этом, констатирует управляющий партнер Cobalt, белорусские компании неумело управляют дебиторской задолженностью: «Многие забывают, что дебиторская задолженность компании — это актив, который со временем может превратиться для нее в живые деньги».

Во-первых, думать о рисках юрист рекомендует еще до возникновения проблем, проверяя репутацию и финансовое состояние своих клиентов, четко планируя кредитную политику компании, возможность предоставления отсрочек платежа. Кроме того, можно прописывать в контрактах различные обеспечительные меры: залог имущества, банковские гарантии, поручительство третьей стороны.

Во-вторых, важно знать, что обращение в суд — не единственный и не всегда самый эффективный способ решения проблемы, уверена специалист. Тем более что количество обращений в суды выросло в прошлом году в 1,5−2 раза, суды очень переполнены. «Традиционно предпочитали обращаться в суд, потому что это очень быстрый способ — раньше за 1,5−2 месяца можно было получить судебное решение. Сейчас срок существенно возрос, по нашим прикидкам 4,5−5 месяцев сейчас уходит на стандартное дело о поставке и неоплате», — отмечает Дарья Жук. При этом обращение в суд — проигрыш для обеих сторон, в том числе с точки зрения репутации компаний, конфиденциальности, потери времени и денег.

Более того, судебное решение вовсе не гарантирует его исполнение должником. В международной практике есть и иные способы возврата долга. В частности, применяется вхождение в акционерный капитал компании-должника с последующим выходом после решения финансовых проблем, есть возможность продажи долгов коллекторам. Однако, поясняет Жук, в Беларуси для работы коллекторов пока нет условий — эта деятельность подпадает под факторинг, а это банковская деятельность, требующая соответствующей лицензии.

В Беларуси также появляются действенные механизмы взыскания средств. Есть приказное производство, исполнительная надпись нотариуса, достаточно широко используется «выставление на налоги» (но для этого надо четко спланировать собственную задолженность по платежам в бюджет и знать, что у должника есть средства).

Старший юрист компании Cobalt Татьяна Беляева отметила, что неплохо себя зарекомендовала медиация. Даже в первый год использования этой процедуры в половине из двухсот проведенных процедур должникам удалось договориться. Притом важно, подчеркнула юрист, что процент добровольного исполнения медиативных решений достигает 90%, судебные решения добровольно исполняются примерно в 15% случаев.

Однако, признают эксперты, многие инструменты неприменимы, если должник — крупная госкомпания. «С госсектором чаще всего идут в суды, — отмечает Жук. — госпредприятию обычно нужно судебное решение, чтобы заплатить не только основной долг, но и санкции. Но надо понимать, что даже положительное судебное решение не всегда будет исполнено. Нужно искать варианты, альтернативные варианты, возможно, бартер — если вы понимаете, что живые деньги вряд ли получите».

Беляева отметила, что были случаи и успешной процедуры медиации с участием должников-госпредприятий, хотя с ними процедура идет сложнее, так как требуется согласие собственника. «Но собственник понимал, что в суде будет речь об одной сумме, а в медиации вторая сторона, частная компания, готова согласиться на возврат основного долга, причем с хорошей рассрочкой. Это тоже аргумент, и его можно использовать, чтобы хотя бы частично вернуть средства», — поясняет она.