Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Слово «краудфандинг» вряд ли что-то говорит обывателям. На самом деле за ним скрывается не что иное, как народное финансирование проектов. Группа энтузиастов, которая уже создала краудфандинговую площадку, считает, что в Беларуси это вполне работоспособный инструмент. На достигнутом они не останавливаются и заявляют, что будущее за краудэкономикой.

Виктор Бабарико. Фото: БЕЛТА
Виктор Бабарико. Фото: БЕЛТА

Вдохновителем данного направления является председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико. Опытный банкир считает, что краудэкономика приходит на смену экономике экспертов. Он привел пример, когда вместо оцифровки энциклопедий появилась Википедия. «Энциклопедия — это порождение экспертов, депутат — это порождение экспертов, банк — это порождение экспертов, а краудэкономика — это экономика, которая сближает производителя и потребителя, максимально убирая промежуточные звенья, которые составляют колоссальную стоимость в конечном продукте», — отметил Бабарико. По его словам, краудэкономика призвана решить проблему перепроизводства продукции. «Это идет приближение к экономике предзаказа. Когда будет производиться столько, сколько нужно для рынка, то все наши проблемы уйдут. Краудэкономика несет в себе экономическую целесообразность в виде удешевления конечного продукта», — сказал эксперт.

Второй компонент — получение удовольствия от своих действий. «То есть участники процесса получаются так называемый фан. Очень интересно быть соучастником своего будущего, соучастником преобразования того района, в котором ты живешь. Люди своими деньгами решают, сколько, когда и где появится кафе или автомоек», — отметил Бабарико.

Сын банкира является директором по развитию одной из первых в Беларуси краудфандинговых платформ ulej.by. Эдуард Бабарико отметил, что в Беларуси есть проблема недопонимания самого процесса авторами проектов. «Краудфандинг — это моделирование будущего. Для того чтобы привлечь людей к такому проекту, необходимо это будущее осмыслить и толково изобразить, чтобы люди были готовы вложить в него свои деньги. И авторы проектов должны это понимать», — констатировал он. Суть краудфандинга в том, что люди дают деньги на то, что им интересно. Например, кто-то заинтересован в выходе книги или проведении концерта и готов внести в это определенную сумму. «Только те проекты, которые пользуются спросом, могут быть профинансированы. В случае если проект не набирает необходимого финансирования, то все средства возвращаются вкладчикам», — сказал Бабарико-младший.

Пока в «улее» доминирует социальная и культурная тематика проектов. Но эксперты надеются, что будут серьезные инвестиционные проекты. Виктор Бабарико сообщил, что помимо ulej.by планируется запустить еще две платформы — викибанк и краудинвестинговую площадку.

Первым толчком для развития краудэкономики в Беларуси должна была стать международная конференция, на которую собрались около 300 специалистов из таких стран, как Великобритания, США, Эстония, Польша, Россия. «Данную конференцию мы делаем в связи с тем, что в Беларуси на повестку дня вышла проблема смены форматов, проблематика отмирания старых механизмов развития экономики, — сказал журналистам гендиректор бизнес-школы ИПМ Павел Данейко. — Краудэкономика — это результат кардинальных изменений в способах производства, это резкое снижение благодаря интернету, развитию связей транзакционных издержек. Это означает, что ликвидируются многие институты, которые существовали веками, например, на интернет-площадках люди могут встретиться, узнать свои рейтинги, получить доказательства своей лояльности, платежеспособности и внести свой финансовый вклад в тот или иной проект. Банки не исчезнут, но поменяют свои функции».

Впрочем, ряд экспертов полагают, что такая форма финансирования развязывает возможности для отмывания денег. Нет специального законодательства, чтобы противостоять этим явлениям. Впрочем, у партнера адвокатского бюро «Степановский, Папакуль и партнеры» Татьяны Игнатовской иное мнение. Она полагает, что существующее в Беларуси правовое поле позволяет развивать площадки по краудфандингу и краудсорсингу. При этом сказала, что «сейчас было бы очень круто инициировать создание и принятие специального закона о краудэкономике, но на это может уйти несколько лет». «Но сегодня есть нормы в налоговом законодательстве, в других актах по привлечению спонсорской помощи, привлечении безвозмездной помощи, которые существуют, с которыми дружит наша первая площадка ulej.by. Если бы не было регулирующих норм, этот проект не запустился бы. Да и Белгазпромбанк, если бы проект не укладывался в правовое поле, не подключался к его финансированию», — отметила Игнатовская.

На вопрос о противодействии возможности через краудфандинговые площадки отмывать криминальные деньги она ответила: «В этом случае используются те же инструменты, которые находятся в руках правоохранительных и судебных органов. У самих площадок нет инструментов проверки источника привлекаемых средств. Способы борьбы с незаконными доходами граждан такие же, как и в иных случаях».

По мнению Виктора Бабарико, краудэкономика нивелируют риски отмывания денег, полученных криминальным путем, за счет малого объема платежей. «Чтобы „отмыть“ сто тысяч [долларов] таким образом, представьте, сколько нужно проектов, если через площадки от участников привлекаются очень маленькие суммы. „Мыть“ по доллару абсолютно бессмысленно», — резюмировал банкир.

,