• Другие новости

Экономика и бизнес


«Говорили, что мы сошли с ума, что мы строим дикий капитализм 19-го века, профсоюзы были в ярости», — улыбается Иван Миклош, которого называют отцом словацких реформ. Несмотря на недовольство, команда реформаторов, начав структурные реформы в январе 2004 года, уже к выборам 2006-го успела получить ощутимые результаты. Иван Миклош, который будет одним из спикеров Кастрычніцкага эканамічнага форума, рассказал TUT.BY про то, что определяет успех реформ, есть ли риск политического суицида у главного реформатора и почему по этому вопросу не стоит советоваться с народом.

Фото: www.epravda.com.ua
Иван Миклош — бывший вице-премьер и министр финансов Словакии. В 2004 году признан журналом Euromoney лучшим министром финансов мира. Вместе с премьер-министром Микулашем Дзуриндой считается автором словацких экономических реформ. В результате реформ в ключевые отрасли пришли иностранные инвесторы, в частности с нуля построили свои заводы мировые производители легковых автомобилей. 91,3% ВВП производится в частном секторе. С 2014 года Миклош консультирует украинское правительство.
Фото: www.epravda.com.ua

«Общественный консенсус — опасный миф»

«Структурные реформы на 90% вопрос политический, а не экономический, — уверен Миклош. — Сейчас очень хорошо известно, что такое структурные реформы и как их необходимо делать, что работает, а что — нет. К примеру, недавно вышла прекрасная книга The Great Rebirth: Lessons from the Victory of Capitalism Over Communism. Она о 25-летнем опыте перехода к рынку бывших стран соцлагеря, о Польше главу писал Лешек Бальцерович (экс-вице-премьер, автор „плана Бальцеровича“), о Чехии — Вацлав Клаус (экс-президент)». Еще 20−25 лет назад ситуация была обратная — проблемы касались в основном технических вопросов, связанных с содержанием реформ, предлагались и рассматривались различные подходы к тому, как обеспечить трансформацию экономики.

«Но хотя известны все шаги и рецепты, политический вопрос остается. Ведь реформы — это очень серьезный политический шаг. Всегда и в любой стране: реформы — это перемены, а люди по природе своей не любят перемены. И это еще более актуально для реформ в странах бывшего соцлагеря, где требуется реально глубокая перестройка системы. Поэтому наличие сильного политического лидера — обязательное условие для проведения успешных реформ», — подчеркнул Миклош.

При этом, убежден эксперт, реформатор имеет все шансы удержать свой политический авторитет. «Неправда, что реформатор становится политическим самоубийцей. И этому очень много практических подтверждений. К примеру, это страны Балтии, где реформаторы снова побеждали на выборах», — отметил собеседник. В частности, он напомнил деятельность премьер-министра Латвии Валдиса Домбровскиса, которому в 2008—2009 годах, на пике мирового финансового кризиса, пришлось делать действительно жесткие реформы (резкое сокращение бюджета, увеличение НДС, акцизов на бензин и алкоголь, значительное сокращение финансирования здравоохранения), после которых он был переизбран на новый срок.

«Наш опыт это тоже подтверждает. Большинство реформ были сделаны в наш второй срок (2002−2006 годы). В 2003-м мы разработали нормативно-правовую базу и полностью подготовили пенсионную и налоговую реформу, реформу финансовой системы и здравоохранения. С 1 января 2004 г. начался сам процесс. Реформы были непопулярны среди населения, были страхи, массовые недовольства. Но в 2006 году на выборах результат у моей партии был лучшим в нашей истории — и это после восьми лет у власти, после всех сложных реформ», — вспоминает экс-министр. Правда, несмотря на это, партия Миклоша не получила парламентского большинства — но это уже экзотические для Беларуси особенности многопартийности и пропорциональной избирательной системы.

«Но чтобы продолжать успешную деятельность, реформатор должен провести реформы быстрые и масштабные, — продолжал эксперт. — Только они могут дать положительный результат за относительно короткий период».

При этом Иван Миклош заочно разошелся во мнениях с президентом Беларуси Александром Лукашенко, заявившим, что готов на любые реформы, но степень их радикализма будет зависеть от того, на что готов народ. «Если вы считаете, что широкое обсуждение позволит вам добиться некоего общественного консенсуса — это миф. Это невозможно. Будет даже хуже. Вера в общественный консенсус — очень опасная иллюзия. Чем дольше затягиваются реформы, тем дальше отодвигается срок наступления положительных результатов», — подчеркнул собеседник.

Он также обратил внимание на то, что оптимальный срок начала реформ — вскоре после выборов, так как это позволит уже в текущем электоральном периоде завершить реформы и к новым выборам иметь видимый и ощутимый результат. Если начать за один-два года до выборов, избиратели успеют почувствовать только издержки.

«Частичные реформы — худшее, что вы можете сделать»

Иван Миклош подчеркнул, что по опыту всех стран, прошедших путь трансформации экономической системы, изменения должны быть комплексными и системными: «Частичные реформы — это худшее, что вы можете сделать. В результате вы неизбежно получите издержки, но не получите результата. При этом изменения должны быть достаточно масштабными, чтобы изменить принципы, логику работы системы».

К примеру, продолжал он, если у системы большой макроэкономический дисбаланс, что типично для стран на пороге структурных реформ, какой-то период потребуется на стабилизационные меры, корректировку налогового законодательства, валютную стабилизацию, создание условий для нормальной работы банковского сектора. «Макроэкономическая стабилизация — необходимое условие для успешного реформирования. Тем более необходимые меры могут быть приняты быстрее, чем завершится подготовка к реформам. К примеру, переход от фиксированного курса к плавающему не займет много времени, как и сокращение отдельных статей расходов», — отметил эксперт. При сложной ситуации на стабилизацию может потребоваться один-два года.

«Со структурными реформами сложнее. Меры по стабилизации макроэкономической политики можно реализовать если не за один месяц, то за пару, получив результат уже в течение первого года. В отношении структурных реформ только подготовка занимает около года, включая корректировку законодательства», — отметил эксперт.

По его оценкам, подготовка налоговой и пенсионной реформы, реформы системы соцобеспечения, рынка труда, здравоохранения занимает около года. Это очень масштабные вопросы: какие налоги вырастут, какие снизятся, плоская или прогрессивная шкала вам нужна. И год — это без учета дискуссий в правительстве, неизбежной в случае, если мнения о том, что делать, серьезно расходятся, пояснил эксперт.

Самый впечатляющий итог реформ в Словакии, по оценкам экспертов, — скачок в развитии и самая быстро растущая в ЕС экономика после 2004 года. К примеру, сейчас Словакия имеет почти такой же уровень ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, как Чехия, отметил экс-министр. На момент разделения Чехословакии, 23 года назад, ВВП Словакии составлял всего 62% от чешского.

«Самый серьезный рывок мы сделали в 2006—2008-м годах. Экономика Словакии в эти годы прирастала с темпом 14%, Польши — 7%, Чехии — 5%, Венгрии — 3%. Это важно, ведь все эти страны как раз в 2004 году вошли в Евросоюз, поэтому ускорение роста пытались объяснить как раз вступлением — но цифры подтверждают, что нашим ростом мы обязаны не Евросоюзу. Это именно результат наших реформ», — подчеркнул собеседник.

Еще одна иллюстрация, продолжал он: 20 лет назад Словакия не имела собственного производства легковых автомобилей, а сегодня она — номер один в мире по производству автомобилей на душу населения. Свои производства здесь построили Volkswagen, Peugeot, Kia Motors, а недавно о своих инвестиционных планах заявил Land Rover, который через 2−3 года намерен наладить в Словакии сборку Jaguar. После этого выпуск автомобилей на душу населения в Словаки будет вдвое выше, чем у номера два в этом рейтинге — Чехии, подчеркнул собеседник.

Фото: http://www.epravda.com.ua/
Фото: http://www.epravda.com.ua/

«Популисты будут говорить, что трудности — последствия реформ. Но это неправда»

Для реформ важно наличие лидера и владельца, уверен Иван Миклош. «Говоря о „владельце“ реформ, я имею в виду, что политик должен предлагать и реализовывать программу реформ не под давлением извне, не потому что этого требует МВФ, а потому что реформы нужны стране. Яркий пример отсутствия владельца реформ — Греция», — подчеркнул он.

Огромное значение имеют также коммуникации с людьми, в том числе — через средства массовой информации. «Коммуникации постоянные, ежедневные. Объяснение, что делается и для чего это необходимо. Важно (хотя и сложно!) убедить людей, что сложности объединяют. Люди убеждены, что переходный период, рецессия — это издержки реформ, обвиняя в своих проблемах и реформы, и реформаторов. На самом деле все это — последствия их отсутствия в прежние годы», — убежден он.

Миклош подчеркнул, что, общаясь с народом, важно избегать популизма: «Будьте уверены — если вы взялись за реформы, популисты будут очень активны и попытаются набрать политические очки на критике реформ, убедить людей, что трудности — последствия этих перемен. Но это неправда».

Еще одна болевая точка структурных реформ — приватизация. «Глубоко убежден, что быстрая и прозрачная приватизация — абсолютно необходимый шаг по многим причинам. Посмотрите на сегодняшнюю Украину (в 2014-м Миклош стал консультантом украинского правительства. — Ред.) — здесь 3300 госпредприятий, и это источник огромной коррупции, бюджетного дефицита. Только тридцать крупнейших госпредприятий сгенерировали в прошлом году 5 млрд долларов убытков!» — аргументировал он.

Если приватизация проведена правильно, прозрачно и в связке с другими структурными реформами она может стать очень серьезным инструментом привлечения иностранных инвестиций, очень важных для промышленного сектора, уверен эксперт. «До 1998 года в Словакии у нас был авторитарный режим Владимира Мечьяра, Словакия была изолирована, и наша промышленность оказалась в сложнейшей ситуации, унаследовав все проблемы глубоко устаревшей коммунистической экономики, ориентированной на рынок СССР, который оказался потерян. С началом реформ к нам пошли инвесторы. Произошла реструктуризация промышленности, которая сегодня несравнимо более современна и конкурентоспособна, здесь создаются новые рабочие места, и она вносит серьезный вклад в экономический рост страны», — отметил Иван Миклош.

Но при всей важности приватизации она должна быть связана с мерами по макроэкономической стабилизации и структурными реформами. Иначе, подчеркнул эксперт, мы снова возвращаемся к ситуации в Украине, «где была приватизация, многие компании ушли в частные руки, но в коррупционном олигархическом государстве приватизация не была прозрачной». «Это была приватизация в пользу олигархов, злоупотребляющих своим монополистическим положением в компаниях и секторах и препятствующих притоку инвестиций — результат вам известен», — резюмировал он.

От таких ошибок не спасет ни МВФ, ни международные консультанты. «Основная ответственность все равно будет лежать на местном политике. Никто за вас вашу домашнюю работу не сделает. Но чужой опыт надо знать — умные люди анализируют и чужие ошибки, и чужие успехи», — подчеркнул Иван Миклош.

Проблемы и вызовы белорусской экономики будут обсуждаться на конференции «Экономика Беларуси: снова перед выбором», которая пройдет в Минске 3−4 ноября в рамках Кастрычніцкага эканамічнага форума (KEF). В конференции примут участие представители госорганов Беларуси, международных финансовых организаций, известные белорусские и зарубежные экономисты и бизнесмены.

Организаторы конференции — Исследовательский центр ИПМ в сотрудничестве с Белорусским исследовательско-образовательным центром (BEROC) и CASE Belarus при участии Ассоциации Европейского Бизнеса

Конференция «Экономика Беларуси: снова перед выбором» проводится при поддержке Агентства США по международному развитию, Всемирного банка, Международного валютного фонда и Программы развития ООН

Генеральный информационный партнер — TUT.BY

Партнеры KEF:

  • Автоцентр «Автоидея» (официальный дилер BMW и MINI в Беларуси) — партнер KEF с 2013 г.
  • ASBIS Belarus (поставщик широкого спектра IT-компонентов и готовых продуктов для сборщиков, системных интеграторов, компаний оптовой и розничной торговли; бренд Prestigio) — партнер KEF с 2013 г.
  • Телекоммуникационная компания VELCOM (входит в состав Telekom Austria Group) – услуги мобильной связи под торговыми марками velcom и ПРИВЕТ, а также услуги фиксированного интернета на базе собственной оптоволоконной сети."