Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


В очередной авторской программе Сергея Чалого мы наконец-то поговорили про . А именно разобрались, так ли ленивы греки, как многие СМИ пытаются в этом убедить европейцев; так ли хороши рецепты международных финансовых институтов, которые взаимодействуют с правительством Греции; следовали ли этим рецептам правительства Греции и к чему это приводило; и так ли страшно грекам потерять членство в Евросоюзе.

Помогала Сергею журналистка TUT.BY Ольга Лойко. Ваши мнения, пожелания и вопросы оставляйте под анонсом или в твиттере с хештегом #ЭнП.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (599.36 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (65.24 МБ)

То, что мы сейчас наблюдаем в Греции, историческое событие. Греция пропустила платеж по долгу МВФ, а этот долг традиционно считается первостепенным. Греция должна примерно 187% ВВП, суммарно государственный долг - 315,5 млрд евро. Это первый суверенный дефолт внутри еврозоны, и это первый суверенный дефолт развитой страны перед МВФ.

Я не собираюсь обелять греческое правительство разных лет, есть большая доля их вины в том, что случилось. Например, греки в первую очередь не должны были оказаться в евро. Многие нерешенные проблемы оставили политикам. Поначалу нахождение в зоне евро привело к тому, что многие периферийные европейские страны, в том числе Греция, наслаждались высокими темпами экономического роста.

Это доходность государственных евробондов за 10 лет. Два события отмечены вертикальными линиями: момент, когда ввели евро, и самая острая фаза мирового финансового кризиса - 17 сентября 2008 года. Мы видим конвергенцию. Греция - красная линия, и везде она самая высокая.
Это доходность государственных евробондов за 10 лет. Два события отмечены вертикальными линиями: момент, когда ввели евро, и самая острая фаза мирового финансового кризиса - 17 сентября 2008 года. Мы видим конвергенцию. Греция - красная линия, и везде она самая высокая.

Почему так произошло? С момента введения евро частные инвесторы решили, что евро в немецком и греческом банке один и тот же и равен между собой по текущему курсу. Вера в то, что риск вложений в долговые бумаги примерно одинаковый, привела к гонке за доходностью. В итоге огромное количество частных денег отправилось на кредитование правительства. Произошел приток капитала в виде прямых иностранных инвестиций и финансирования государственного долга. Это привело к экономическому росту, росту зарплат. Конкурентоспособность внутренних отраслей экономики в Греции постепенно уменьшалась. Но это маскировалось постоянным притоком капитала. В итоге произошло сильное падение активов. Самим коммерческим и инвестиционным банкам не хватало капитала.

Коммерческие банки своих же стран в виде активов долговых бумаг держали коммерческие долги своих государств. Из-за этого ухудшение ситуации в одном секторе вело к ухудшению ситуации в другом.

В 2009 году правительство Греции вынуждено было признать, что оно рисовало балансы. В силу того что греческие бумаги были наиболее популярны, они были распространены по коммерческим банкам разных стран. Именно из-за большого количества этих бумаг на балансе коммерческих банков и невозможности государства расплачиваться по ним была опасность, что кризис перекинется на другие страны.

В 2010 году осуществили программу "спасения" греческого правительства в размере 110 млрд евро. Им выделили кредиты, чтобы смягчить ситуацию и предотвратить дефолт. Потом была еще одна программа, и в конце 2014 года речь шла о необходимости и третьей. Интерпретировали это как то, что Греция проела деньги, потратила на поддержание уровня зарплат. Но на самом деле практически ничего из тех денег не отправилось в экономику.

Ангела Меркель в 2010 году попросила поучаствовать в программе МВФ, и возникли трехсторонние отношения: ЕС, европейский Центробанк и МВФ. После первой программы помощи 2010 года рассматривался вопрос частичного дефолта по коммерческим долгам. Но европейская сторона была против, потому что опасалась системного кризиса для всего банковского сектора еврозоны. В итоге придумали программу, по которой Греции давали деньги, чтобы рассчитаться по коммерческим долгам. Кого же спасали на самом деле первой программой помощи? Вовсе не греческое правительство. Долг Греции с балансов коммерческих банков де-факто был перенесен на баланс суверенных правительств еврозоны. Правительство государств зоны евро спасали свои банки, а не Грецию.

В 2010 году в Испании и Италии тоже был кризис, и он не был связан с долгом. Иными словами, расточительность Греции не была самой важной причиной кризиса. В 2012 году произошло частичное списание коммерческих долгов. Это тоже преподнесли как одолжение, оказанное правительствами, постоянно спасающими Грецию. На самом деле именно потому, что состоялась первая программа помощи 2010 года, стало возможным частичное списание долга Греции. За это время европейские банки львиную долю риска перенесли на балансы государства и успели построить защитную систему.

Разное отношение к кризису Европы и США


Тут в дело вступает идеология. Реакция США и Европы на один и тот же мировой финансовый кризис была разная. США запустили программу монетарного стимула, и процентные ставки упали практически до нуля. В итоге Америка мягче всех прошла кризис и раньше всех начала расти. Отношение Европы было другим: для нее вина и долг – это практически синонимы. Раз не хватает денег, чтобы рассчитаться, надо экономить на других расходах. Рынки увидят, что правительство ведет себя более сдержанно, и у них появится большее доверие к долговым инструментам этой страны. Соответственно, процентные ставки должны упасть и появится возможность занимать на частных рынках капитала. Тогда кризис разрешится.

По этой логике, если греческое правительство научится экономить и будет вести себя хорошо, каким-то образом материализуется рост. Многие экономисты говорили, что это изначально обреченный путь и миф, что таким путем можно вызвать рост. Средства, которые экономятся, чтобы рассчитаться по текущим платежам по долгу, приводят к подавлению экономического роста страны.

В 2007 году величина долга была 100% ВВП, и затем оказалась 180% по отношению к ВВП, притом что Греция расплачивалась по долгам. Как такое могло быть? Дело в том, что ВВП падал быстрее, чем сокращался долг.

Фото: TUT.BY

В 2008 году взят последний бескризисный квартал. В 2013 году было 28%, сейчас 25%. То есть за пять лет была потеряна четверть экономики. К этому привели меры по удушению собственной экономики: сокращение бюджетных расходов.

Фото: TUT.BY

Сравнение кризиса с Великой депрессией. Падение примерно такое же по глубине, но в Греции оно продолжительнее.

Фото: TUT.BY

Рост ВВП Греции на данный момент – синяя линия. Красная линия – фактически продолжение наклона под линейку до момента вступления в зону евро. Мы видим резкое ускорение экономического роста после вступления в зону евро. А потом происходит падение ниже уровня тренда. С точки зрения американских экономистов, есть некий уровень естественной загрузки экономики. По графику мы видим, что экономика Греции работает ниже своих возможностей. По оценке Кругмана, сейчас ВВП находится ниже потенциального выпуска на 20%.

МВФ и ЕС выдавали Греции деньги, исходя из мер, которые та обещала предпринять по повышению конкурентоспособности. Расчет был такой: если экономика пойдет по определенной траектории, она будет генерировать определенное количество средств. Соответственно, высчитывалась сумма, которой Греции не хватает, чтобы рассчитаться, и именно эту сумму ей выдавали. Чем более оптимистичное предположение, тем меньшую сумму ей надо давать.

Фото: TUT.BY

Красная линия – предположение траектории падения и затем роста ВВП во время первой программы помощи 2010 года. Голубая линия – предположение, что будет происходить с ВВП после второй программы помощи. Именно идеология того, что затягивание поясов волшебным образом приведет к тому, что долговой кризис рассосется, приводила к оптимистическим настроениям.

Дальше появляется еще один миф. Якобы требования, которые налагались на Грецию, были не такими уж жесткими, но она и их не выполнила.

Фото: TUT.BY

Он развеивает миф о том, что Греция не работает. На графике изображено количество рабочих часов в неделю среди стран еврозоны. Средняя по ЕС - 37 часов. Германия - 35,5 часа, а Греция - 42 часа в неделю, больше всех среди стран еврозоны. В Германии большая доля промышленных рабочих, где производительность труда высока. В Греции высока доля сервисного сектора: магазины, отели. И там большая доля сельского хозяйства. Не такие уж греки ленивые.

Тут есть вина правительств, которые плохо собирают налоги. Наихудшая собираемость долгов среди самых богатых греков – в сфере отелей и услуг по перевозке.



График показывает место Греции в рейтинге Doing Business. Верхняя синяя линия – это Греция. Ни у кого нет такого улучшения, как у нее. За пять лет она поднялась со 106-го места до 63-го в 2015 году.

Идея затягивания поясов возникла из-за проблемы золотого стандарта и отсутствия собственной валюты. Если бы Греция не была в зоне евро, то в результате мирового кризиса 2008 года она восстановила бы конкурентоспособность рыночным способом. Но у Греции нет возможности внешней девальвации, остается только путь внутренней девальвации - сокращение расходов на рабочую силу.

Затягивание поясов означает, что, не считая выплат по долгу, государственные финансы должны генерировать профицит бюджета.

Фото: TUT.BY

Здесь важнее красный график. Это и есть профицит государственного бюджета в процентах от ВВП. К 2015 году цель уже была достигнута. Поэтому нельзя сказать, что Греция ничего не делает.

Это график по госрасходам.
Это график по госрасходам.

Самая верхняя - Испания, красная - Латвия, самый нижний график - Греция. Отсчет ведется с 2008 года. Мы видим рост госрасходов Латвии после дна 2009 года. И несмотря на то что ее считают примером того, как работает затягивание поясов, именно тогда, когда она перестала это делать, и произошел рост дефицита госбюджета. В Греции же мы видим существенное сокращение госрасходов.

Фото: TUT.BY

Греция – самый верхний график, процентное изменение темпов роста зарплат. Зарплаты в частном секторе – 1 евро в час. На самом деле в Греции самые низкие почасовые зарплаты. Во всех странах с 2007-го по 2014 год зарплаты выросли, и только в Греции они упали.

Снижение затрат на рабочую силу, сокращение государственных расходов, первичный профицит… Что еще нужно и где результаты?

Он сравнивает внутреннюю и внешнюю девальвацию Исландии и Латвии.
Он сравнивает внутреннюю и внешнюю девальвацию Исландии и Латвии.

Принципиально важно, что у стран с собственной валютой, выбирающих девальвацию, - спад, меньший по величине. Но Латвия по-прежнему находится ниже того уровня ВВП, с которого началось падение, а Исландия выше. Поэтому путь внешней девальвации для Греции, возможно, был бы полезен.

Целевые параметры программ помощи Греция на самом деле исполнила. Европейский центробанк и Еврокомиссия готовы были признать, что Греция находится на правильном пути и выделить следующий транш помощи. Но, понимая, что программа заканчивается, что ожидается благоприятное решение в будущем, греческое правительство подняло вопрос о сворачивании политики затягивания поясов. Это не понравилось Еврокомиссии. Я думаю, именно тогда произошла решающая ошибка и не было принято решение, что Греция выполнила поставленные задачи.

В январе в Греции к власти пришли левые. Парадоксом является то, что это по-настоящему проевропейская левая партия, которая всегда говорила, что собирается остаться в еврозоне. Именно из-за того, что деньги, которые давались Греции после 2010 года, являются деньгами налогоплательщиков стран еврозоны, политики стран-кредиторов оказались в странной ситуации. Можно еще больше затягивать пояса, но экономика будет генерировать все меньше денег, из которых можно экономить средства. Очень сложно объяснить налогоплательщикам, что эти деньги не вернут. Еще сложнее объяснить, что Греции нужно еще денег. Чтобы не признаваться ни себе, ни избирателям, что эти пять лет они плохо управляли кризисом и загнали его еще глубже, придумали миф о стрекозе и муравье.

Какие варианты у Греции?


Греция может покинуть зону евро. Хотя процедура выхода не прописана. Но это означает, что нет никакого официального механизма, с помощью которого можно было бы выкинуть Грецию из еврозоны. Введение собственной валюты – сложная процедура, которая занимает от полугода до двух лет. Закрываются все банки, все депозиты переводятся в национальную валюту, цены и зарплаты пересчитываются в национальной валюте. Все понимают, что девальвация случится, и если открыть банки, люди попытаются превратить национальную валюту опять в евро. Поэтому без введения ограничения на движение капитала не обойтись. Это делается, чтобы предотвратить набег на банки.

Когда Грецию пугали оттоком капитала, он уже происходил из-за страха того, что придется выйти из зоны евро или Грецию оттуда вытолкнут.

Фото: TUT.BY

В силу того что существуют Центробанки суверенных стран, расчеты по импорту и экспорту между соседними странами происходят через корреспондентский счет. Если оказывается, что поток платежей односторонний, деньги утекают из страны. График показывает позицию Центробанка отдельной страны перед остальной еврозоной. Мы видим, что к 2013 году дисбаланс Греции перед всеми остальными был более чем 100 млрд долларов. Это означает бегство капитала из страны. Во второй половине 2014 года, когда грекам отказали в продолжении программы, опасность дефолта, страх выхода из евро усиливает бегство капитала.

Фото: TUT.BY

График показывает основной источник бегства капиталов. Суммарные депозиты банковской системы в Греции постепенно сокращаются. Это означает, что если придется покинуть еврозону, придется не так много страдать. Но угроза выхода из зоны евро уже не работает, потому что европейская банковская система уже застраховала себя от эффекта домино. Оставшийся без Греции евро может даже подорожать.

Референдум в Греции


Население просили проголосовать по вопросу отношения к условиям предоставления будущей помощи, которые с каждым разом становятся все более жесткими. Возможно, правительство ожидало, что население проголосует "за", и ему можно будет, не теряя лица перед избирателями, соглашаться на более жесткие условия. Но получилось то, чего никто не ждал. Предыдущие правительства предавали собственных избирателей, соглашаясь на вещи, которые они обещали не делать. Ципрас же заручился демократической поддержкой. Стало понятно, что не удастся провести операцию изгнания этого правительства.

Второй вариант для Греции – объявление дефолта со всеми возможными последствиями. Формально в зоне евро можно было бы остаться и в этом случае. Дефолт по своим обязательствам означает, что предоставленные в качестве залога бумаги не являются достаточными. Не имея достаточного количество залога, европейский Центробанк имеет право прекратить поток денег. Это означает, что в банках и правительстве не останется денег на выполнение базовых бюджетных трат. В этой ситуации не остается ничего другого, кроме как вводить расчетные билеты. Выкинуть из еврозоны легально нельзя, но можно заставить ввести свою валюту. В любом случае это решение европейского Центробанка.

Получается, что европейский Центробанк для страны, которая находится в еврозоне, ведет себя так, словно она не родная для него. Болгария, не входя в зону евро, может кредитоваться в европейском Центробанке по процентным ставкам таким же, как и для остальной еврозоны. А Греция, которая находится в еврозоне, такого инструмента не имеет. Она находится не в механизме нормального финансирования, а на коротком поводке экстренного финансирования.

В 2014 году европейский Центробанк проводил анализ устойчивости долга греческих банков и пришел к выводу, что три крупных банка являются платежеспособными и только четвертому не хватает 5% для этого.

Устойчивость долга оценивается, чтобы отделить банки с неустойчивой бизнес-моделью или те, у которых есть конъюнктурные проблемы, и им надо помочь избежать кризиса. Если коммерческие банки прошли планку и если есть риск набега на банки и оттока капиталов, им предоставляется безусловная ликвидность. Центробанк же делает иначе: он утверждает, что банки нормальные, но ведет себя так, словно специально создает кризис ликвидности из-за изъятия депозитов в кризис платежеспособности. Фактически пытается повалить банковскую систему.

Кто выталкивает Грецию из зоны евро?


В США тоже есть богатые и бедные штаты. Но там работает механизм вечной, постоянной, неограниченной, безусловной помощи богатых штатов бедным. Налоги собираются в зависимости от экономического положения: чем оно хуже, тем меньше налог. Но из федерального правительства такой штат получает все социальные выплаты, включая пособие по безработице.

Если бы Центробанк выполнял роль кредитора последней инстанции, он бы заверил, что депозиты надежно защищены и греческие банки устойчивы. Но даже если бы возникла проблема, он был бы готов в неограниченном количестве поддержать банки. В таком случае не возникло бы набегов на банки, не было бы системной угрозы неплатежеспособности и необходимости вводить собственную валюту. Таким образом, кто выкидывает Грецию из евро?

Еще с 2010 года МВФ знал, что все оптимистичные расчеты были враньем и что невозможно было обойтись без списания долга. Но европейские политики были против, поэтому эти данные не публиковались. Получается, что на это сознательно закрывали глаза все эти годы. Политика кредиторов по отношению к Греции нерациональна. Если их цель - нежелание терять деньги налогоплательщиков, результатом станет дефолт Греции, и они потеряют еще больше. Отрицание очевидной экономической логики и удушение экономики Греции - политическое решение. Возможно, это связано с ненавистью к левой партии у власти.

На самом деле ситуация с Грецией - спор американской и европейской экономических моделей. И будет сложно признать европейским политикам провал. Хороший для всех выход - преобразование ЕС в Соединенные Штаты Европы с полноценным банковским союзом, механизмом разрешения кризисов, гарантией всех депозитов и механизмом межбюджетных трансфертов. Никто в Калифорнии или Техасе не возражает, что 150 лет спонсируют Южную Каролину. Но попробуй объяснить немецким налогоплательщикам, которым все годы рассказывали сказку о муравье и стрекозе, что, чтобы работал политической проект еврозоны, им надо согласиться вечно кормить Грецию.

Экономисты предвидели это, но политики заверили, что если так произойдет, придется поддержать такие страны еврозоны. Момент наступил, но ничего не произошло.

Что произойдет с Грецией, если она покинет еврозону?


Положительным примером является Аргентина в 2001-2002 годах. Там действовал механизм, который не позволял национальному правительству создавать деньги из воздуха более чем на соответствующую величину золотовалютных резервов. Аргентина настолько долго экспериментировала с этой ситуацией, что загнала себя в глубокую депрессию. В итоге она отказалась от привязки своей валюты и ввела плавающий курс, одновременно проведя суверенный дефолт. Ей предрекали страшные вещи. Шок ребалансировки занял полгода. ВВП вначале упал. После того как курс нашел равновесие, с 2002-го по 2007 год рост экспорта был 6,7%. ВВП за это время рос на 8,2% ежегодно. Большую величину экономического стимула дало не улучшение конкурентоспособности в результате девальвации и роста экспорта, а рост внутренних инвестиций. С 2002-го по 2004 год инвестиции ежегодно росли на 41%.

Фото: TUT.BY

Фото: TUT.BY

Самый крайний столбик - улучшение текущего счета Греции по сравнению с другими. Экспорт почти не вырос, а львиная доля результата - сокращение импорта, то есть внутреннего потребления.

На графике 15 по оси х - номинальное изменение зарплат, а по оси у - номинальное изменение экспорта. Насколько сильно упали в номинальном выражении зарплаты, и никакого результата в улучшении экспорта. При этом Словакия и Литва находятся в подобном положении, несмотря на рост зарплат и экспорта. Почему явно видимые структурные улучшения бизнеса, конкурентоспособности в виде затрат на рабочую силу в Греции не привели к улучшению экспорта в Греции?

Эксперты считают, что дело в плохом политическом управлении, неправильных стимулах. Но график № 14 развеивает эту теорию. Он показывает занятость населения.

Фото: TUT.BY

В Греции максимальное падение среди всех стран. Казалось бы, зарплаты упали, улучшение бизнеса есть. Не должно бы это привести к улучшению ситуации с занятостью? Но этого не происходит. Зарплаты упали настолько, что мало кому хочется работать за них такое количество часов.

В Греции не получается позитивных результатов из-за политики затягивания поясов. У них сейчас проблема с совокупным спросом. Экономика работает ниже своих возможностей, потому что политика затягивания поясов привела к коллапсу внутреннего спроса. Притом что зарплаты конкурентоспособны, условия ведения бизнеса существенно улучшились, но нет желания инвестировать в страну, потому что нет спроса.

Греция следовала всем рекомендациям, а ведут с ней себя так, как будто это чужая страна, прибежавшая просить на коленях. Есть только два пути: либо движение в сторону Соединенных Штатов Европы, либо уход Греции. И если она повторит успех Аргентины, это будет большим ударом по проекту еврозоны.

Мнение автора программы может не совпадать с мнением редакции портала.