Политика
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Другие новости

Новость дня


Фото с сайта nnm.ru
Фото с сайта nnm.ru
После апокалиптических ожиданий декабря сейчас можно сказать, что пока отделались малой кровью. Комментируя отмену валютного сбора, выход на единый курс и последние решения Нацбанка, эксперты и представители бизнеса были в целом единодушны: могло быть хуже, предпосылки для нормализации ситуации есть, решения регулятора логичны, и хотя неприятны, но понятны. Пока позиция экономических властей изложена скупым пресс-релизом Нацбанка. Эксперты рассказали, чем для бизнеса и населения может обернуться выбранный курс, что ждет рубль в свободном плавании и каких шагов ожидать от власти в дальнейшем.
 

Управляемое плавание с новым акцентом 

"Возможностей для смягчения денежно-кредитной политики уже нет – при пяти миллиардах долларов резервов и четырех миллиардах за год выплат по внешнему долгу это мгновенно приводит к дестабилизации валютного рынка и еще большему обесцениванию рубля. При таких условиях никаких обязательств по курсу государство не может себе позволить и не должно брать", - уверен директор ИЦ ИПМ Александр Чубрик.
 
Поэтому решение Нацбанка ужесточить подходы к использованию для поддержки курса золотовалютных резервов, опустившихся до минимальных с ноября 2011 г. значений, выглядят единственно возможным вариантом.
 
С учетом принятых решений можно говорить о том, что Нацбанк Беларуси, по сути, перешел к плавающему курсу белорусского рубля, констатировал аналитик Исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха. Причем, уточняет он, использование механизма курсообразования на основе корзины валют носит номинальный характер, так как отсутствуют границы коридора колебаний курса белорусского рубля к валютной корзине. "В целом с учетом нового подхода к механизму курсообразования можно ожидать большей волатильности обменного курса белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам, включая доллар", - уверен эксперт.
 
"Впечатления от последних решений Нацбанка по большей степени положительные. Некоторые очень сильно радуют. В частности, то, что вернулись к таргетированию валютной корзины, а не одного доллара, как это было у нас последний год. В очередной раз продекларировано, что курсы валют будут колебаться под воздействием спроса и предложения. Нацбанк продекларировал достаточно рыночное курсообразование – останется только посмотреть, как это будет реализовано на практике", - прокомментировал аналитик официального партнера "Альпари" в Минске Вадим Иосуб.
 
Через похожую ситуацию, напоминает Чубрик, мы проходили в конце 2011-го – начале 2012-го годов. "Это можно тоже назвать "управляемым плаванием", но не с акцентом на слово "управляемое", как раньше, а уже на слово "плавание". Это очень знаковое изменение монетарной политики. Нацбанк практически открыто заявляет: контролировать курс – не наша задача. Наша задача – ценовая стабильность", - пояснил он.
 
Увеличение доли российского рубля в корзине валют эксперты также считают логичным и разумным, хотя принципиально на динамику белорусского рубля это не повлияет. При этом опасения в том, что белорусский рубль теперь придется девальвировать одним темпом с российским, они называют беспочвенными.
 
"Посмотрите на ту ситуацию, которая сложилась на денежном рынке. Белорусской ликвидности просто нет – огромный дефицит. Теоретически мы можем прийти к ситуации, когда валюту начнут сдавать. Нацбанк уже давно пытался договориться с другими ветвями экономической власти о более волатильном курсе. Но всегда был политический страх, мол, людям нужен предсказуемый курс. Наша зацикленность на доллар во многом обусловлена тем, что мы очень хорошо понимали его динамику – он либо стабилен относительно рубля, либо укрепляется. Теперь если рубль становится изменчивым, то ты начинаешь планировать свои расходы, инвестиции и какие-то обязательства в белорусских рублях, не так, как сейчас. Если тебе через полгода надо за что-то заплатить рублями, а ты не знаешь, укрепится рубль или ослабнет, ты и будешь сберегать в рублях. И не потому, что по ним проценты выше, а потому, что именно рубли тебе нужны", - отметил Александр Чубрик.
 
 

Ограничить спрос на валюту: рынок или запрет?

Среди стратегических задач Нацбанк озвучил свое намерение оставаться чистым покупателем валюты в среднесрочном периоде. Но не придется ли для этого ограничить покупку валюты населением, которое в последнее время стало чистым покупателем, тогда как бизнес был чистым продавцом? "Цель хорошая. Для меня это подразумевает, что количество валютных интервенций будет ограничено, будет минимизация вмешательства в гибкость курса. При этом это может означать и то, что валюты в обменниках не будет, только та, которую сдали. Что это значит, мы узнаем со временем. Надеюсь, что речь идет о рыночной мере ограничения интервенций, а не административное решение, что мы вам валюту для подкрепления обменников не продадим", - отметил Вадим Иосуб.
 
Александр Муха также уверен, что в нынешнем году правительство и Нацбанк будут ограничивать спрос на иностранную валюту с использованием доступных инструментов: ограничение зарплат, рост вынужденной неполной занятости, обеспечение высоких процентных ставок по рублевым инструментам, ужесточение условий предоставления рублевой ликвидности банкам, сокращение госрасходов, связанных с импортом товаров и услуг, повышение цен на неторгуемые товары и услуги.
 
"К примеру, любое повышение зарплат работников сейчас выльется в увеличение спроса на наличную иностранную валюту и ускорение темпов девальвации белорусского рубля. Вместе с тем необходимо учитывать, что сама по себе девальвация при прочих равных условиях (в частности, при одном и том же уровне зарплат и девальвационных ожиданий) способствует сокращению спроса на иностранную валюту, ведь в данном случае за одно и то же количество белорусских рублей можно купить меньшее количество долларов, евро и российских рублей", - отметил эксперт.
 
При этом не исключено сохранение практики ограничения покупки наличной валюты в обменных пунктах банков в пределах объемов сдаваемой физлицами валюты. Проще говоря, Нацбанк не будет подкреплять наличной валютой обменные пункты банков. "На этом фоне возрастут колебания курса белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам", - предположил Муха.
 
О том, что лишних средств на покупку валюты у населения не будет, намекнул в декабре и президент страны. Александр Лукашенко заявил, что белорусов ждет год жесткой экономии. "То, что глава государства объявил режим жесткой экономии – это лейтмотив, - уверен Александр Чубрик. - Вопрос – в чем он проявится. Но та экономическая конфигурация и тот состав правительства, который сейчас есть, больше говорят о том, что эти заявления будут реализованы".
 
"Режим жесткой экономии обозначает, что у людей снижаются доходы, люди лишаются зарплаты, некоторые предприятия банкротятся. При этом апокалипсисе у тебя бездефицитный текущий счет, ты отдаешь долги, но экономика работать не начинает. Только возникает вопрос: что дальше? За счет чего мы перестанем экономить и начнем расти?" - уточняет директор ИЦ ИПМ.
 

Доллар долой  

Важной и очевидной вехой на пути снижения спроса на доллары должна стать отвязка от валюты цен, ставок арендной платы, зарплатных обещаний властей. Тему дедолларизации в Беларуси поднимали не раз, впрочем, без очевидных успехов. "Понятие это комплексное, и наши экономические власти его своеобразно понимают. Уже идет активная война с ценниками в у. е. в интернет-магазинах. Но надо понимать, что долларизация – это не только цены в магазинах. Это, например, аренда, ставки которой установлены в евро", - отмечает Вадим Иосуб.
 
Так что подходить к вопросу дедолларизации эксперт призывает комплексно. "Но как ни борись, считать цены в рублях мы сможем лишь тогда, когда будет достаточно длительный период низкой инфляции и низкой девальвации. Как сейчас оценить квартиру, автомобиль в рублях, если эти цены будут ежедневно на миллионы меняться? Но намерение это хорошее", - отметил он.
 
А вот роль появившихся на рынке по рекомендации Нацбанка псевдовалютных депозитов и кредитов эксперты оценивают по-разному. Некоторые участники рынка говорят, что предлагать такие продукты не планируют. "И слава богу, - констатирует аналитик официального партнера "Альпари". – Большое счастье и удача, что у нас летом 2009 года для физических лиц были запрещены валютные кредиты. С тех пор было несколько девальваций, и если бы у людей были валютные кредиты, были бы огромные сложности с их возвратом. Это одно из базовых правил риск-менеджмента – одалживать в той валюте, в которой получаешь доход. Для банка это потенциально плохой кредит, с обслуживанием которого будут проблемы. Депозиты – это для вкладчиков, возможно, инструмент хороший, но возникает вопрос, как банкам платить проценты по таким депозитам. Собственно, отсюда и рекомендации Нацбанка об ограничениях по таким депозитам".
 
Александр Муха при этом отмечает, что появление псевдовалютных депозитов может сместить спрос на иностранную валюту на более поздний период, тем самым снизив давление на курс белорусского рубля в данный момент. "Однако встает вопрос о том, в какой мере будут пользоваться спросом псевдовалютные кредиты в условиях повышенных девальвационных ожиданий в экономике?" – уточняет он.
 
"Псевдовалютные кредиты и депозиты – это ненадолго, - уверен Александр Чубрик. - Весь букет странных мер, которые были приняты, был нацелен только на стабилизацию ситуации на фоне паники, чтобы фактически закрыть валютный рынок и чтобы понесли рубли. Этого добились. Немного странным способом, но задача решена. Важно, что из этой ситуации быстро и своевременно вышли".
 
 

Как остановить цены 

Среди неприятных последствий девальвации, с которыми хорошо знакомы белорусы, – разворачивание инфляционной спирали. Пока движения по предотвращению этого неприятного явления были в основном административными: ценам просто запретили расти. "Любой запрет на повышение цен означает еще большее повышение цен, - констатирует Александр Чубрик. - Проблема в том, что будут идти на разные ухищрения, регистрировать новый товар, что повысит издержки продавца и в итоге цену товара. Плюс в цену будут заложены еще и возможные изменения курса. Так что если сейчас Нацбанк убирает ориентир курса, нужно дать другой ориентир, задав жесткий параметр по инфляции, и дальше монетарными способами добиваясь того, чтобы этот параметр выдерживался, становясь ключевым ориентиром".
 
"Все административные шаги по сдерживанию роста цен давно известны, как известна и их неэффективность, - солидарен с коллегой и Вадим Иосуб. - Рыночный способ борьбы с инфляцией – это ужесточение денежно-кредитной политики. Высокие ставки по депозитам и очень высокие ставки по кредитам. Надо зажимать денежную массу. Кредитование неэффективных предприятий надо сворачивать – эти деньги как в топке сжигаются. Впрочем, в последние годы мы уже не раз сталкивались с тем, что любая попытка Нацбанка ужесточать денежно-кредитную политику наталкивается на противодействие реального сектора, который в общем обоснованно заявляет, что брать кредиты по таким ставкам невозможно. Идет борьба, ставки начинают снижаться, в результате нарастают инфляционные и девальвационные процессы. Такие циклы у нас с 2008 года регулярно повторяются".
 
Эксперты считают, что правительство и Нацбанк наряду с административным ограничением цен задействуют доступные антиинфляционные инструменты, направленные на ограничение внутреннего спроса в экономике. Речь может идти об ограничении зарплат, повышении процентных ставок по рублевым инструментам, снижении объемов нового рублевого кредитования, профицитного исполнения бюджета за счет сокращения госрасходов и др. При этом аналитики признают, что проводить жесткую денежно-кредитную политику в отношении физлиц сейчас тоже будет непросто, с учетом того, что предвыборный год в Беларуси обычно становился годом роста доходов населения.
 
"Монетарные способы борьбы с инфляцией в Беларуси в полном объеме не работают, - предупреждает аналитик "Альпари". – Причины нашей высокой инфляции не столько монетарные, сколько структурные. И если в целом экономика работает неэффективно, у Нацбанка, по сути, нет эффективных инструментов борьбы с инфляцией. Вспышки инфляции гасить можно, а долгосрочно прийти к низкой инфляции при неэффективной экономике невозможно. Один Нацбанк решить эту проблему не может. Нужны глубокие структурные реформы, о которых говорит МВФ и Всемирный банк".
 
Директор Исследовательского центра ИПМ при этом отметил, что ставки по инструментам НББ уже высоки, они намного выше инфляции, ликвидности дефицит, деньги в экономику в конце года не вкачивали, и в таких условиях нет предпосылок для того, чтобы цены повышались, - спроса нет. "То есть инструменты есть, но пока люди ориентировались на курс, эффективность этих инструментов была ограничена", - уверен Александр Чубрик.
 
Председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации Александр Швец уверен, что вслед за административными шагами по ограничению роста цен стоит ждать новых: "Анализ поведения наших экономических властей за последние три-пять лет говорит о том, что импортеров ждут дальнейшие административные шаги власти по ограничению потребительского импорта. Уверен, что правительство будет усложнять его ввоз, даже с учетом того, что не был продлен 361-й указ. Нас ждут другие шаги по административному ограничению импорта".
 
 

Кредит доверия и ожидание определенности 

Бизнес, больше всего пострадавший от введенного налога на покупку валюты и требовавший признать девальвацию, отмену налога приветствовал. "Хотя на такой долгий срок можно было и не вводить, - размышляет Александр Швец. - С другой стороны, не стали дожидаться 1 февраля, и на том спасибо. Мы считаем, что разум восторжествовал. Бизнес считал, что такие шаги, мягко говоря, неприемлемы. Ладно, совершилась девальвация, но зачем было вводить такой налог из прибыли? Зачем проводить девальвацию такими экстравагантными способами? Мы были недовольны не собственно девальвацией, а именно способом. Надеюсь, что новое руководство и Нацбанка, и правительства выстроит инструментарий так, чтобы паники не было в принципе, чтобы то напряжение, которое копится в денежно-кредитной сфере и в целом в экономике, можно было исправить поэтапно, а не дожидаться каких-то катаклизмов".
 
При этом устраивает бизнес-союзы и свободное плавание рубля. "Из двух зол надо выбирать меньшее. Лучше, чтобы валютный рынок был настроен на оперативные изменения на внешних рынках, чем копить напряжение и потом обваливаться. Девальвационная динамика никуда не денется. Другое дело, что напряжение в денежно-кредитной сфере надо снимать поэтапно. Это, как нам кажется, Нацбанк и пытается сделать. Поэтому мы относимся положительно к тому, что пока сделал регулятор", - констатирует Швец.
 
"Пока можно точно сказать, что шаги Нацбанка и правительства предсказуемы и нам понятны в отличие от шагов, которые были в конце года. Мы наконец переходим на тот инструментарий, который понятен бизнесу", - добавил председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации.
 
"Важнейшая задача Нацбанка на данный момент – создание определенности, - резюмирует Александр Чубрик. - Причем гораздо большей, чем та, что есть сейчас. И ключевая определенность, которую бы я ждал от Нацбанка, - определенность по темпам инфляции по итогам года. Нацбанк должен взять конкретные обязательства, объявить четкий и последовательный план, который будет понятен и будет принят всеми ключевыми игроками: бизнесом, органами власти, международными организациями. Важно не просто сделать реформы, но получить под эти реформы финансирование международных организаций"