Политика
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Популярное
  • Другие новости

Новость дня


Фото: polytex-by.com
Фото: polytex-by.com
Если в отношении члена Совета республики и директора Витебской бройлерной птицефабрики Анны Шарейко правоохранительные органы Беларуси озвучили свою позицию, то судьба еще одного задержанного сенатора Виталия Костогорова вызывает все больше вопросов, на которые силовики не спешат отвечать.

Напомним, что в июне могилевский бизнесмен Виталий Костогоров был задержан сотрудниками правоохранительных органов прямо на заседании верхней палаты парламента и лишен неприкосновенности. 

Председатель Совета Республики Анатолий Рубинов пояснил TUT.BY, что "неприкосновенность дается парламентариям, чтобы уберечь от преследования по политическим мотивам". "Прокуратура предоставила аргументы, достаточные для того, чтобы вопросы [в отношении Костогорова] исследовать. Мы убедились, что претензии не связаны с парламентской деятельностью [Костогорова]", - сказал Рубинов, отвечая на вопрос почему Виталий Костогоров был лишен депутатской неприкосновенности.

Возглавляемое Костогоровым ЗАО "Политекс" – один из крупнейших производителей нетканых текстильных материалов в Беларуси. Значительная доля продукции экспортируется в Россию. Именно поставки в РФ и привлекли внимание силовиков Беларуси и России, сказали TUT.BY информированные источники. "Он пытался удержать "Политекс" на плаву, дать возможность развиваться. В отсутствие общей границы с Россией поставлять туда товар можно по разным схемам. Некоторые из них позволяют минимизировать расходы", - сказал знакомый бизнесмена.

Следствие полагает, что могилевский бизнесмен использовал схемы по уходу от уплаты налогов. Виталий Костогоров подозревается в неуплате налогов, повлекшем причинение ущерба государству в 1,5 млрд рублей, сообщил агентству "Интерфакс-Запад" источник в правоохранительных органах, близкий к следствию. По его словам, "Костогоров подозревается в том, что реализовывал продукцию предприятия за наличный расчет, не отражая эти сведения в бухгалтерских и налоговых документах". "Объем проданной продукции он скрывал за счет завышения отгрузок в адрес специально созданных им в Российской Федерации фирм, подконтрольных ЗАО "Политекс", - продолжил источник в правоохранительных органах. 

Силовики подсчитали, что осуществление незаконной деятельности позволило подозреваемому приобрести квартиру в Москве стоимостью около 1 млн долларов, построить коттедж в Могилеве за 350 тыс. долларов и купить два дорогостоящих автомобиля. Одновременно он оплачивал обучение и проживание сына в испанской Барселоне.

В ходе следствия Костогорову предложено возместить причиненный ущерб в кратном размере, сообщает агентство.

Фирма "Политекс" образована в 1996 году. Костогоров стал ее директором через 2 года. Предприятие занимается производством нетканых материалов для текстильной, легкой, мебельной, автомобильной промышленности, дорожного строительства, фильтров, наполнителей для одежды, постельных принадлежностей, мягких игрушек, упаковочных материалов. Ходят слухи, что сейчас это частное предприятие, базирующееся в Могилевском районе, переживает не лучшие времена. Геннадий Бобров, представившийся новым директором "Политекса", сказал TUT.BY, что сейчас пытается "найти деньги, чтобы запустить производство, если его не остановят". По его словам, "долги "Политекса" сейчас больше, чем стоимость самого предприятия". Бобров сказал, что "занял директорское кресло, следуя воле акционеров", но не раскрыл их. Новоиспеченный директор подчеркнул, что "рабочие предприятия не страдают из-за экономической ситуации, а исправно получают зарплату".

TUT.BY удалось связаться с одним из сотрудников "Политекса". Он сказал, что "это добротное, крепкое предприятие, которое существует уже 18 лет". Собеседник также отметил, что каких-либо проблем не заметил, и добавил: "При определенных шагах все будет хорошо".

По неподтвержденной информации, "дело Костогорова" расследует Комитет госбезопасности. В КГБ Беларуси отказались от комментариев.