Политика
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930311234

Экономика и бизнес


Максим Половинко,

Уже месяц с лишним между Фондом социальной защиты населения и белорусским бизнесом идет необъявленная война за право предприятий обучать своих сотрудников, обеспечивать их знаниями и навыками для успешного выполнения своих функций и задач на предприятии.

Кому нужно обучение?


Любому современному предприятию необходимо обучать своих сотрудников. Обучение может быть совершенно разным - от семинара бухгалтеров по новому закону о бухучете до обучения рабочих правилам функционирования нового станка. Некоторые виды обучения являются обязательными с точки зрения государственных органов – например, обучение правилам охраны труда, некоторые – обязательные для определенного вида деятельности, иначе просто ждет отставание и экономический крах – периодическое обучение продавцов, программистов, маркетологов, некоторые виды носят факультативный характер, но без них все равно предприятие будет работать хуже. Обучение – это инвестиции в человеческий ресурс. Ну не могут предприятия рассчитывать, что к ним придут работники, которые все знают, причем и на будущее тоже, вот и приходится учить.

Теоретически, получателем знаний является конкретный работник, но использует он их для работы у нанимателя, для выполнения своих функций на конкретном предприятии. Именно поэтому наниматели и заинтересованы, а в ряде случаев просто обязаны направлять сотрудников на обучение, оплачивать это обучение. Взамен предприятия предусматривают в трудовых договорах обязанность отработать определенный срок, то есть фактически обеспечить возврат инвестиций в человеческий ресурс. Была достаточно слаженная система обучения работников, их удержания в течение определенного срока, если было проведено обучение, а также имелась выработанная судебная практика по взысканию сумм за увольнение до истечения определенного срока. Речь идет не о взыскании сумм за увольнение после распределения, а о взыскании затрат, понесенных предприятием на обучение конкретного сотрудника. Вполне справедливая и обоснованная практика – если делаешь инвестиции, вправе ожидать, что эти инвестиции вернутся.

В чем проблема? 


В этом году в стройную систему дополнительного образования, на сложившийся, в целом, цивилизованный рынок произошло очень существенное внешнее вмешательство. Ссылаясь на изменившееся законодательство, Фонд социальной защиты начал считать оплату любого дополнительного обучения работников предприятия, за исключением переподготовки и повышения квалификации в учреждениях образования Беларуси, выплатой в пользу работника, а значит, и объектом для начисления взносов в ФСЗН.

Это обозначает, что любое обучение сотрудников, неважно, связано ли оно с деятельностью предприятия или не связано, является ли оно обязательным или необходимым для предприятия или нет, стало более чем на треть дороже. Необоснованно и без каких-либо рыночных предпосылок. Специалисты Фонда ссылаются на то, что обучающие мероприятия, даже связанные с получением знаний, необходимых в деятельности предприятия-нанимателя, направлены на удовлетворение познавательных потребностей работников в определенной сфере профессиональной деятельности или области знаний и не связаны с повышением квалификации (переподготовкой) работников.

То есть это не МТЗ надо уметь продавать тракторы, это Петрову и Иванову интересно, как продаются тракторы, и не МАЗу надо, чтобы детали обрабатывались на станке правильно, а слесарю Сидорову необходимо удовлетворить свои познавательные потребности.

Позиция ФСЗН ударила по многим – по нашим сведениям, резко сократился уровень обучения сотрудников, бюджеты, выделенные на обучение сотрудников, трещат. Так и более того, позиция ФСЗН ударила и по государственным органам. Государственные органы достаточно активно обучают сотрудников, это и понятно – государственные функции должны выполняться не отсталыми специалистами, а снабженными передовыми знаниями людьми. А финансирование по этим направлениям рассчитывалось без учета взносов в ФСЗН. Как теперь выкрутить ситуацию и не нарушить бюджетное законодательство – еще та задача, не говоря уже о том, что запланировано было обучение одного числа сотрудников, а по факту получится меньше. Вторая часть вопроса, "подставляющая" госорганы, заключается в самой формулировке – познавательные потребности сотрудника. Ладно, частное предприятие, которое может решить, что оно вправе оплатить познавательные потребности сотрудника, но когда речь идет о госоргане, то как это так – за деньги налогоплательщиков удовлетворять познавательные потребности? Это какое-то нарушение опять-таки бюджетного законодательства со всеми вытекающими последствиями.

Почему ФСЗН не прав


ФСЗН не прав в главном – обучение работника никак не является его доходом или выплатой в его пользу. Сотрудники направляются на обучение в интересах работодателя, чтобы повысить уровень знаний, применяемых при выполнении служебных обязанностей, что не подразумевает получения сотрудниками экономической выгоды. Предоставляемая на семинарах, тренингах и т. д. информация необходима для осуществления деятельности организации, поэтому как таковой выплаты в денежной или натуральной форме в пользу работающих граждан не происходит. Обучение производится не в пользу работника, если использовать терминологию закона, а в пользу нанимателя, в его интересах и для использования в деятельности нанимателя.

Нельзя "впихнуть" все многообразие форм получения знаний, необходимых для функционирования современных предприятий, в программы повышения квалификации или переподготовки. Невозможно обучиться на программах повышения квалификации или переподготовки новым технологиям и технологическим процессам, работе на современном оборудовании, применению нового законодательства! Как семинар по новым нормам о подоходном налоге можно запланировать в программе БГЭУ по переподготовке бухгалтеров? Никак. Или как может БГУ научить работе на новой производственной линии по обработке дерева? Как бы ни были хороши учреждения образования, но никак. Нужны разные знания, получаемые в разных формах. Иначе отрыв от рынка и его требований неизбежен.

Российское законодательство, как и Налоговый кодекс Беларуси, не считают оплату обучения доходом сотрудника.

Александр Лукашенко неоднократно подчеркивал важность приоритета инноваций при построении экономики. А инновационную и конкурентоспособную экономику невозможно строить без инновационных и современных знаний. Такая позиция ФСЗН грозит отбросить дополнительное образование сотрудников в каменный век, привести к существенному, но совершенно безосновательному росту стоимости образования. Причем этот рост не обусловлен рыночной ситуацией, спросом и предложением – просто связан с введением налога на знания. Обычно избирательные налоги вводятся на явления и действия, не в полной мере поддерживаемые государством, либо на предметы роскоши – акцизы на алкоголь и табак, налог на игорный бизнес. Так что, получается, образование сотрудников в нашей стране стало чем-то нежелательным или, наоборот, роскошью? Нет! Подготовленные и профессиональные сотрудники – обязательное условие функционирования современной экономики, а в случае с экономикой инновационной государство должно молиться на тех, кто еще вкладывает средства в образование своих сотрудников.

Консультационные услуги


Видимо, поняв, что такой безусловный "наезд" на образование несколько вредит в том числе и государственным организациям, ФСЗН сначала неофициально, а потом и официально начал распространять "совет" – обучение облагается взносами, но вы можете заключить договор на информационно-консультационные услуги организации, тогда взносы в Фонд платить не надо. Эту же позицию официально подтвердило Минтруда. Но несмотря на высокий уровень поддержки, эта позиция вообще не выдерживает никакой критики.

Давайте представим, как будут выглядеть информационно-консультационные услуги, скажем, по английскому языку. Или, например, по программированию или сайтостроению?

Обучение имеет своей целью дать знания о решении задач, то есть не решить какую-то конкретную проблему или задачу, а именно научить решать. Не проконсультировать, как переводится на английский "ручка", а научить составлять предложения и выражать мысли. А консультация имеет дело со сложившейся ситуацией, когда необходимо получить оценку того или иного события, оценить перспективы и так далее. Информационно-консультационные услуги никогда не заменят услуги по обучению. И вообще, непонятно, как государственные органы могут предлагать прикрывать услуги по обучению притворными и мнимыми сделками.

А если пойти дальше, то можно увидеть, что большое количество таких информационно-консультационных услуг будут попадать под лицензируемую деятельность – оказание юридических услуг. Неужели в консультации об НДС можно говорить не как о консультации по законодательству? Возмездное оказание услуг без специального разрешения (лицензии) запрещается и влечет наступление ответственности от административной вплоть до уголовной. А для предприятий, которые воспользовались такими консультациями, последствием будет исключение затрат на такие консультации из затрат на производство продукции, поскольку услуги оказывало предприятие без лицензии. Опять-таки, как государственные органы могут давать разъяснения, на основании которых лица могут быть привлечены к ответственности?

А что дальше?


Полагаем, что все вышеизложенное говорит о том, что позиция Фонда является не основанной на нормах законодательства, противоречит сущности выплат, облагаемых взносами в Фонд, препятствует построению инновационной и конкурентоспособной экономики, разрушает рынок дополнительного образования, демотивирует нанимателей оплачивать подготовку профессиональных и обученных специалистов и поэтому подлежит корректировке.

И белорусские предприятия не молчат. С целью влияния на эту ситуацию, угрожающую экономике, журналом "Юрист" был организован круглый стол с участием крупных заказчиков обучения (банки, крупные производственные и торговые предприятия, представители сотовых операторов), крупных образовательных проектов. По результатам круглого стола было принято обращение, направленное в компетентные органы для реагирования. На основании этого обращения и обращений других субъектов 24 апреля было проведено заседание Общественно-консультативного совета при Министерстве экономики, на котором практически все высказались за корректировку позиции ФСЗН, а также за внесение изменений в постановление Совета министров о перечне выплат, на которые не начисляются взносы в ФСЗН с тем, чтобы затраты на любое обучение не рассматривались как доход сотрудника и не облагались взносами в ФСЗН.

Будем надеяться, что голос разума восторжествует, и Беларусь не станет отсталой в плане современных знаний страной.