Правительство отчиталось перед президентом о состоянии дел в промышленности. Анализировали ситуацию с затоваренными складами. Непроданная продукция – серьезный тормоз развития в широком смысле. Нет реализации – нет притока валюты, необходимых закупок, нет динамики в выполнении социальных и других программ.

Фото: БЕЛТА
 
"Хорошее дешевым не бывает". Этой суровой правдой жизни на своем сайте делится с потенциальными покупателями гродненский завод "Белкард". Далее идет подробный ликбез, как не попасться на удочку сомнительных производителей, а выбрать правильный карданный вал – это основная продукция гродненского завода. Но то ли аргументы недостаточно убедительные, то ли товар недостаточно дорогой (а значит, и хороший), однако белкардовские автозапчасти в большинстве своем с конвейера идут прямиком на склад. Складские запасы предприятия превысили Br90 млрд. Но это сезонное явление, уверяют на заводе.
 
Что мешало разгрузить склады в более благоприятный весенне-летне-осенний период прошлого года? Хотя некоторые подвижки все же были. Начиная с августа общая стоимость "золотого" складского запаса снизилась на Br5 млрд. Правда, и производить стали меньше. Причину своих бед белкардовцы видят в зависимости от белорусских автопроизводителей. Они также работают на склад и вынуждены сокращать производство, а значит, и покупку комплектующих. Одна надежда на россиян.
 
Мечислав Юхно, главный инженер предприятия "Белкард":

"Мы планируем, что поставки на КАМАЗ должны увеличиться в два раза минимум. Точно так же хотим и есть программа по комплектации ГАЗовских (это "Газель") и коммерческих. Тоже продукция нашего производства там, где мы сегодня не присутствуем. Мы хотим эти позиции забрать под себя".
 
Намерены, планируем, хотим – эти слова из уст хозяйственников все чаще звучат как заклинание, эффект от которого невооруженным глазом заметить трудно.
 
Вот летние кадры территории гиганта отечественной промышленности – Минского тракторного завода. А это уже свежее видео. Но смысл не в том, чтобы найти 10 отличий. Обидно, что дорогостоящая техника месяцами простаивает, теряя свой товарный вид и потребительские качества, в то время как кто-то в ней остро нуждается.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (37.74 МБ)
 
Вот так, с шутками и прибаутками, начинали прошлогоднюю посевную фермеры под Витебском. 10 гектаров земли обрабатывали на внедорожнике. Урожай был отменным, и рассчитывали этой весной пересесть уже на настоящую сельхозтехнику. Но такой необходимый для хозяйства трактор собирали из того, что было.
 
Станислав Шибанов, фермер:

"Нашли на свалке, на металлоломе купили, по объявлению купили передний мост тоже кусками, собирали редуктор отдельно, чулки отдельно".
 
Михаил Супроненко, фермер:

"Никогда бы не подумали, что трактор делают в РБ, а он недоступен для белорусов, в принципе, для нас это был такой шок. Нам необходимо, мы белорусские фермеры, работаем на продовольственную безопасность страны. И в то же время мы не можем воспользоваться техникой, которую делают в Беларуси".
 
У фермеров 35 гектаров земли, могли бы взять еще сто, но на одном "Самоделкине" картошку не посадишь. Очень хотели купить МТЗ. А вообще все вместе фермеры Витебской области готовы забрать сразу 260 тракторов в рассрочку на пять лет. Но завод непреклонен: 12 месяцев и ни дня больше. 20 фермерских хозяйств в прошлом вообще разорились из-за того, что не смогли купить сельхозтехнику. Фермеры лишь разводят руками: к чему такие жесткие условия, ведь техника все равно стоит и ржавеет?
 
Фото: nash-dom.info
Фото: nash-dom.info
 
Леонтий Клевец, исполнительный директор Витебской областной ассоциации фермеров:

"И они уже стоят, кстати, некоторые больше двух лет. Третий год пошел, уже надо брать кисть и перекрашивать, чтобы придать божеский вид, а купить фермеры не в силах, потому что рассрочка дается только на один год".
 
По данным Белстата, на 1 января этого года складские запасы промышленных предприятий приблизились к 28 триллионам рублей. Хуже всего со сбытом дела обстоят на заводах Минпрома. На их долю приходится около 40% затоваренности.
 
Как реанимировать белорусскую экономику, разгрузить склады и заработать деньги, обсуждали на этой неделе у президента. Это не первый масштабный разговор на эту тему. Еще летом правительство обещало главе государства решить проблему складских запасов до нового года. Тогда же за каждым чиновником было закреплено по несколько предприятий. Прошло 8 месяцев. И на вопрос, где результат, ничего нового президент, собственно, не услышал – внешние рынки сжались, делали все, что могли.
 
Однако Александр Лукашенко уверен, главная причина не в падении спроса, а в неумении и нежелании торговать.
 
По данным Госконтроля, отдельные руководители разгружают склады весьма оригинальным способом. Товар переводят в разряд предпродажной подготовки, он уже не считается хранящимся на складе. Либо вовсе убирают с глаз долой. В частности, отправляют продукцию за рубеж в распоряжение своих же дилеров, и она хранится там. Зато заводские ангары пустеют, как, впрочем, и счета производителей. Оборотных средств катастрофически не хватает, и предприятия вынуждены брать дорогостоящие кредиты и жить в долг. 
 
Растет и дебиторская задолженность. Это когда товар реализован, но покупатель за него пока не рассчитался. Долги за произведенную и неоплаченную продукцию по промышленным предприятиям достигли 118 триллионов рублей – это двухмесячный объем производства.
 
Основные параметры конкурентоспособности продукции – ее цена и качество. Еще недавно белорусские товары выгодно смотрелись на фоне зарубежных аналогов. Например, техника – ею гордились, а сейчас нет-нет, да и приходится краснеть.
 
Павел Латушко, Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси во Франции, Испании и Португалии по совместительству:

"Мы встречаемся с ситуацией, когда наша техника на презентациях просто ломается. И, конечно же, какое может быть доверие к той продукции, которая на первой же презентации может поломаться? Если ключ от единицы нашей техники не может открыть дверь. Можете себе представить, человек покупает "Мерседес", берет ключ и дверь этого "Мерседеса" открыть не может. Конечно, мы не продаем "Мерседесы", но уже сегодня, если мы говорим про сельскохозяйственное машиностроение, покупатель ждет "Мерседеса" на поле".
 
Георгий Гриц, заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации:

"Сегодня приоритет не произвести, а продать продукцию. Сегодня, когда говорят, надо найти инвестора, который вложит в предприятие деньги, мы потом отдадим – это опять наступать на одни и те же грабли. Надо вернуться к классическому пониманию маркетинга. Когда у студентов спрашиваю, в чем отличие: сбыт – продает продукцию, которая произведена, а маркетинг – производить продукцию, которая будет продаваться. Слова одни и те же, а суть – совершенно другая".
 
Именно слабая маркетинговая политика и стала причиной всех бед на "Брестских коврах". И руководство предприятия это вынуждено признать. На комбинате маркетологи долго не задерживаются: за год специалисты в отделе продаж поменялись четыре раза. Людей не устраивает низкая зарплата. Но за счет чего ее повышать? У предприятия Br18 млрд убытков.
 
Дмитрий Бархатов, главный специалист Комитета государственного контроля по Брестской области:

"Несмотря на оказываемую предприятию государственную поддержку – значительную, предприятие не достигло желаемого результата и не вышло на прибыльную работу. На складах скопилось порядка 280 тысяч ковровых изделий на сумму почти 30 млрд рублей".
 
Недавно на заводе решили возобновить производство ковров из натуральной шерсти. Закупили новые станки, запустили новые линии, но сырье оказалось слишком дорогим, ковры из него большинству покупателей не по карману. Но проблема не только в цене, но и в дизайне. На заводе не успевают обновлять ассортимент: на производстве всего два художника. На разработку дизайна только одного ковра специалист тратит около месяца.
 
Ирина Левданская, заместитель генерального директора по коммерческим вопросам "Ковры Бреста":

"Мы работали предыдущие годы нестабильно, и 2012 год в основном мы не работали. Все крупные покупатели, которые были из России, были утеряны. Люди не стали нас ждать, когда мы наработаем, и нашу нишу заполнили другие".
 
Анатолий Филонов, первый заместитель министра экономики Беларуси:

"Нам есть над чем работать. Нам необходимо постоянно оценивать конкурентоспособность производимой нашими предприятиями продукции. Это очень важно. Мы постоянно отслеживаем состояние рынка: те товарные позиции, по которым есть импорт, с тем, чтобы его минимизировать, для того чтобы выпускать продукцию аналогичного качества и соответствующих потребительских свойств, увеличивать объемы продаж на экспорт. Экспорт для нас является самой важной задачей".
 
Однако пока чиновники и хозяйственники подбирают ключ к решению этой задачи, складские запасы растут. Более того, по мнению экспертов, после того как ответственность за разгрузку складов разделили между должностными лицами и руководителями предприятий, последние несколько расслабились. Ведь теперь всегда можно развести руками и сказать, ну если уж премьер-министр не справился, то что я, простой директор, могу сделать? И здесь снова встает вопрос: не могут или не хотят?
 
Павел Латушко, Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси во Франции, Испании и Португалии по совместительству:

"Есть такие примеры, когда в посольства поступают письма с информацией на одной страничке, в которой значится, что на наших складах находится столько-то штук двигателей или столько-то штук телевизоров, или столько-то штук других деталей. И это просто подается в форме штук и экземпляров. Пожалуйста, продайте в вашей стране. Рассчитывать на то, что за предприятие, которых у нас тысячи в стране, задачи экспорта решит один торговый советник или один посол, мне кажется, сложно. Не потому что мы не хотим работать, а просто потому, что 24 часа в сутках".
 
Интерес к белорусским товарам есть, иначе не приезжали бы в нашу страну многочисленные делегации зарубежных бизнесменов в поиске потенциальных партнеров. Вот и на этой неделе в Минске открыли представительство делового клуба "Франция - Беларусь". Одна из крупнейших экономик Евросоюза традиционно потребляет продукцию белорусской металлургии, неизменно высокий спрос на азотные удобрения, есть интерес к новым поставкам БелАЗов и отечественной дорожной техники. Сейчас предприниматели готовы инвестировать в национальный транспорт и логистику, а также проекты, связанные с энергоэффективностью.
 
Павел Латушко, Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси во Франции, Испании и Португалии по совместительству:

"Могут быть разные формулы увеличения экспорта и решения задач по увеличению экспорта. В качестве алгоритма действий, прежде всего, это активизация взаимных визитов деловых кругов двух стран. Следующая - это организация презентаций во Франции, Испании и Португалии. В прошлом году вместе с министрами экономики и финансов нашей страны в Париже мы провели достаточно крупное мероприятие. Оно имеет также свой эффект, ряд компаний заинтересовались белорусским рынком. И тут следующее направление – развитие региональных контактов. К сожалению, в регионах Франции и Испании плохо знают Беларусь. И проведение мероприятий, направленных на то, чтобы показать, что может показать в экономике, в инвестициях Беларусь, очень важно. Следующее направление – это создание инструментов, механизмов, которые могут способствовать экономическим отношениям. Мы предложили нашим партнерам подумать над созданием межправительственных комиссий по торгово-экономическому сотрудничеству или рабочих групп".
 
На разработку оптимального алгоритма действий у правительства осталось не так уж и много времени. Президент, по сути, поставил вопрос о состоятельности кабинета министров.
 
По итогам первого квартала президенту будет представлен подробный отчет о работе экономики. Не будет результата – последуют жесткие санкции. К работе подключены не только ревизоры Комитета госконтроля, но и прокуратура.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-27%
-30%
-10%
-20%
-20%