/

Интернетизация в Беларуси подтягивается к европейскому уровню и даже опережает некоторые соседние страны. Постоянно озвучиваются солидные суммы инвестиций в инфраструктуру как проводного, так и беспроводного доступа в интернет. Между тем некоторые участники рынка жалуются на условия, не способствующие инвестициям в сектор телекоммуникаций.



В канун 5-летия со дня рождения Ассоциации предприятий отрасли информационно-коммуникационных технологий "Белинфоком", отстаивающей интересы этого рынка, чиновники и участники рынка вместе за круглым столом дискутируют об инвестициях в отечественный сектор телекоммуникаций. Эту тему в студии TUT.BY-TB обсудили:

- Павел Петрулевич, начальник управления электросвязи Министерства связи и информатизации Республики Беларусь;
- Сергей Новиков, начальник управления регулирования того же министерства;
- Андрей Нарейко, председатель Ассоциации "Белинфоком", кандидат физико-математических наук, директор компании "Профессиональные радиосистемы";
- Игорь Сукач, генеральный директор ИООО "Альтернативная цифровая сеть" ("АтлантТелеком");
- Ольга Витковская, начальник управления маркетинга РУП "Белтелеком".

От 52-го – в тридцаткуИскусство побеждать на рынке"Белинфоком" и свобода радиочастотамДевальвация как инструмент нерыночного регулированияНеестественная монополия 

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (25.43 МБ)


Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

От 52-го – в тридцатку

Какова общая картина инвестиций в отрасль информационно-коммуникационных технологий (ИКТ)? Каковы основные направления развития, планы Министерства связи и информатизации, "Белтелекома"?
Павел Петрулевич: С 2006 по 2011 год организациями и системами Минсвязи освоены инвестиции в основе капитала в объеме более 5 трлн руб. За 2011 год всеми организациями, которые работают на рынке связи, инвестиции в основной капитал составили 2 трлн руб. Вчера генеральный директор СООО "МТС" говорил о том, что за 10 лет деятельности они инвестировали примерно сопоставимую сумму.

Это много или мало?
Павел Петрулевич:
Смотря с чем сравнивать. Мы видим, какими темпами шагает интернет у нас по стране. Практически ушел некогда популярный коммутируемый доступ. Это деньги, за которые мы все вместе развиваем информационное общество, чтобы удовлетворить все возможные информационные потребности государства, бизнеса и населения.

Есть оценки независимых организаций (тот же Международный союз электросвязи), которые сравнивают страны по индикативным показателям, в том числе по уровню развития информационного общества. Динамика положительная: мы растем, приближаемся к топ ведущих стран и занимаем 52-е место. По национальной программе ускоренного развития услуг в сфере ИТ перед нами стоят амбициозные планы войти в топ-30 к 2015 году.

Должны ли мы понимать ваш ответ так, что инвестиций достаточно?
Павел Петрулевич:
Инвестиций никогда не бывает много. Будет больше инвестиций – мы будем развиваться еще более ускоренными темпами. Инвестиции позволяют нам реализовывать намеченные планы. При достаточном объеме инвестиций можно выполнять и проекты сверх нормы.

А у министерства есть планы?
Павел Петрулевич:
Мы хотим войти в топ-30 стран. Проводили анализ показателей, влияющих на место в рейтинге, и увидели, где отстаем. Впервые такой анализ был проведен в 2007 году. Широкополосный доступ (далее – ШПД) в интернет у нас был практически в зачаточном состоянии, и направления развития были скорректированы с упором на эту сферу. Все мы с вами пользователи и видим улучшения.

2 трлн инвестиций МТС – это рекордная цифра для Беларуси?
Павел Петрулевич:
Операторы сотовой связи – традиционно одни из основных инвестирующих компаний. У них и сети соответствующих масштабов, они присутствуют практически по всей стране. Находясь в жесткой конкуренции, они вынуждены строить сети, модернизировать их, внедрять новые технологии. Для них остановка развития смерти подобна. Но и "Белтелеком" не отстает в этом плане: он сопоставим по масштабу инфраструктуры и инвестирует в свое развитие достаточно серьезные деньги.

Ольга Николаевна, может, вы прокомментируете?
Ольга Витковская:
Действительно, "Белтелеком" не стоит на месте. Улучшились услуги доступа в интернет, они разнообразны и доступны в ценовом и скоростном выражении. Инвестиции в это направление были сделаны своевременно. Сейчас почти 1 млн 350 пользователей ШПД. А ведь в 2006 году, когда мы начинали, у нас было всего несколько тысяч абонентов. Высоким темпам роста способствовала большая работа, связанная с модернизацией и совершенствованием всей сети передачи данных. Стараемся, чтобы поставки были за счет льготных кредитов, которые нам дают иностранные банки, в частности, Китая. Поставщики китайского оборудования создают для нас льготные условия.

Поэтому "Белтелеком" не собирается менять направление, чтобы войти в топ-30 стран. Также способствует росту и развитие сервисов в дополнение основных услуг сети передачи данных. Скорость скоростью, но нужны и дополнительные сервисы.

Искусство побеждать на рынке

Как "Белтелекому" удалось достичь таких потрясающих успехов на рынке – такой большой доли?
Ольга Витковская:
Этому способствовало много факторов. Мы совершали глубоко продуманные маркетинговые шаги, обеспечивали технические возможности. И, конечно, ни для кого не секрет, что "Белтелеком", предоставляя услуги ADSL, использует проводную сеть. С точки зрения построения сети все было правильно оценено, грамотно спланировано. Также свою роль сыграла и ценовая политика.

Да, ни для кого не секрет, что "Белтелеком" - самый дешевый интернет-провайдер.
Ольга Витковская:
Мы не самые дешевые. Сейчас все операторы держатся в паритете цен.

А вы дешевле?
Ольга Витковская:
Смотря в каких тарифных планах.

Игорь Сукач: В первую очередь на рынке в регионах есть операторы, которые стараются держать цены чуть ниже, чем "Белтелеком", но это скорее исключение. Цены "Белтелекома" действительно на достаточно низком уровне, но я бы не сказал, что это благо для отрасли. Безусловно, это привлекает новых абонентов, это нравится потребителям. Но это становится тормозом для развития отрасли в дальнейшем и препятствием для привлечения инвестиций в телекоммуникационную отрасль республики.

Я имею в виду привлечение инвестиций не государственных, а именно бизнеса (когда некоторые предприятия строят некоторый бизнес-план и под этот план ищут соответствующих инвесторов). Поток инвестиций в этом направлении минимальный. Сейчас уровень цен для конечных потребителей таков, что возвратные инвестиции очень проблематичны и рискованны. Такой уровень цен на рынке не позволяет надеяться на то, что эти инвестиции когда-либо вернутся. Именно поэтому поток инвестиций в частный бизнес практически прекратился.

Несколько лет назад говорили, что у "Белтелекома" очень высокие цены для провайдеров, поэтому отрасль стагнирует. Теперь, наоборот, цены низкие, такие, что в прошлом году "Белтелекому" было тяжело пережить девальвацию. Получается, и высокие цены плохие, и низкие цены плохие. Какие тогда хорошие?
Игорь Сукач:
Я никогда не говорил, что высокие цены для бизнеса – плохие, как это ни прискорбно слушать нашим абонентам. Цены должны быть оправданны и справедливы, с точки зрения бизнеса в том числе. Они должны гарантировать возможность развития бизнеса.

Сегодняшнее уже прозвучавшее высказывание, что мы стремимся в "тридцатку", прекрасное. С другой стороны, хорошая конкурентная среда существует в Минске, ряде областных центров, но не более того. Ничуть не умаляя заслуг "Белтелекома" и тех усилий, которые он действительно приложил для развития ШПД в республике, скажу, что во многом достигнутые цифры объясняются просто отсутствием конкурентов в ряде регионов.

Естественно, абоненты есть, потому что сейчас ощущается потребность населения в интернете, будь то столица или район. При этом все клиенты подключаются к "Белтелекому". В любой стране есть национальный оператор, который во всех странах имеет большую долю рынка (всюду больше 50%). Но при этом за ним есть ближайший последователь, который обладает 30% рынка. Все остальные операторы располагаются ниже. У нас этого последователя фактически нет: есть "Белетеком" и все остальные. Это не способствует развитию рынка и предоставления того комплекса услуг, которые требуют от нас абоненты.

Но ведь пользователи byfly довольны: все дешево, качественно. Я не слышал жалоб на тот же byfly. На мой взгляд, технология поддержки пользователей на высоте.
Игорь Сукач:
В Минске достаточно высокая конкурентная среда, и абонент имеет возможность подключиться к "Белтелекому". Кто не доволен "Белтелекомом" (такие тоже есть), подключаются к другим операторам, например, к "Атлант Телеком". Но другая ситуация в районах. Там нет выбора. Да и ADSL, который предоставляет "Белтелеком", – это не последнее сейчас слово в ШПД.

Ольга Николаевна, вы хотите что-то ответить?
Ольга Витковская:
Да, строительство PON (пассивных оптических сетей) только начато, мы сейчас подключаем только в новых домах в Минске и крупных областных центрах. Понятное дело, мы на этом не остановимся и будем рассматривать и другие объекты, не только новостройки.

Действительно, на рынке сейчас наблюдается деление, которое сложилось в силу физических обстоятельств (возможности "Белтелекома" и оператора, который только пришел и продает услуги сети передачи данных, разные). Тем не менее активно продвигают свои услуги другие компании. В процентном отношении в целом по республике мы занимаем 33% по отношению к другим провайдерам. Ведь услуги сети передачи данных Интернет у нас предоставляют и кабельные операторы.

Игорь Сукач: Имеется в виду 33% фиксированной связи?

Ольга Витковская: Здесь присутствует не только фиксированная связь, но и мобильная.

Игорь Сукач: Если с мобильной, то я готов с этим согласиться. Если учитывать только фиксированную, то процент "Белтелекома" будет гораздо выше.

Сколько?
Ольга Витковская:
Если без мобильных, то мы занимаем порядка 65%.

Павел Петрулевич: Даже больше 70%. Под 30% – у других операторов в совокупности (если брать только стационарные, то в эти 30% входит и технологии DOCSIS, и ETHERNET).

Игорь Сукач: Я не считаю, что для развития рынка такое соотношение можно назвать нормальным. Альтернативные операторы должны быть сильными, и при этом они должны уметь работать по республике в целом. У абонента должна быть возможность выбора. Именно это заставляет национального и альтернативного операторов предоставлять услуги лучшего качества, большие по объему. Это конкуренция.

Есть мнение, что у "Белтелекома" все хорошо с качеством услуг. Получается, что потребителю конкуренция как бы и не нужна.
Игорь Сукач:
Двадцать лет назад я считал, что у нас все нормально с колбасой. Теперь я так не считаю. Там, где "Белетелеком" представлен в единственном числе, живет половина населения республики. Откуда жители этих районов могут знать, хорошо или плохо с "Белтелекомом"? Им не с чем сравнивать. Я не хочу сказать, что у "Белтелекома" плохое качество услуг. "Белтелеком" сильно вырос по качеству и обслуживанию и очень много сделал для развития ШПД в республике. Но наши планы войти в "30-ку" останутся прожектами, если мы не привлечем остальных операторов к подключению абонентов и усиленному строительству своей инфраструктуры. Это возможно только в случае, если они начнут привлекать инвестиции, а для этого нужны условия. Сейчас условия для этого не созданы.



"Белинфоком" и свобода радиочастотам

Недавно исполнилось ровно 5 лет Ассоциации "Белинфоком". Это организация, которая защищает интересы коммерческих предприятий и отрасль, представляет их коллективные интересы. Поэтому мнение председателя Ассоциации особо интересно.
Андрей Нарейко:
На сегодняшний день Ассоциация включает в себя 20 крупных игроков на рынке телекоммуникаций. Туда входят и мобильные операторы, и интернет-провайдеры, и системные интеграторы, и контент-провайдеры. Результаты серьезные, и количество членов Ассоциации растет с каждым годом. Я считаю, это основной показатель того, что мы движемся в правильном направлении. Задачи, которые мы для себя ставим, реализовываются. Конечно, не всегда быстро и с отличным результатом. Тем не менее шаг за шагом мы добиваемся цели.

Мы не могли бы добиться этого, если бы не было активных членов Ассоциации. С другой стороны, хотелось бы поблагодарить коллег из Минсвязи за конструктивный подход во многих вопросах. Не всегда наши инициативы воспринимаются правильно. Но мне нравится, что в результате диалога и совместной работы мы приходим к консенсусу. Например, в положениях о выделении радиочастотного ресурса у нас было около 35-40 замечаний. В результате мы свели их к минимуму и пришли к консенсусу.

Тема инвестиций – очень важный для нас вопрос, и мы неоднократно обсуждали его в составе Ассоциации и выносили для обсуждения в различные государственные органы. Один из важных вопросов – демонополизация отрасли. Де-факто она не состоялась, но де- юре монополии уже нет. Этот вопрос поднимали мы, и он уже на стадии решения.

В вопросах ускорения конверсии радиочастотного спектра тоже есть определенные подвижки. Идет работа над указом № 240 в плане оплаты за радиочастотные ресурсы, формирования специального фонда.

Что это за указ?
Андрей Нарейко:
В недавней нашей с вами передаче мы долго говорили о дедолларизации. Один из пунктов этого указа – как раз вопрос оплаты. Кроме этого, есть и вопросы об организации конверсии радиочастотного спектра (чтобы частоты, ранее использованные военными, были высвобождены для гражданских нужд. - Прим.ред.). Сейчас вносятся соответствующие изменения. Мы высказались в поддержку организации отдельного фонда, который будет формировать деньги для конверсии, чтобы они не уходили в бюджет, а накапливались, и мы могли быть уверены в том, что сможем получить радиочастотный ресурс, проведя конверсию.

Кроме того, один из важных на сегодняшний день - вопрос по повышающим коэффициентам коммерческой ценности. После заседания Общественно-консультативного совета при Министерстве связи и информатизации есть решение о том, чтобы внести изменение в постановление Совета министров.

Объясните нашим зрителям понятным языком…
Андрей Нарейко:
Вы (государство. - Прим. ред.) хотите продать радиочастотный ресурс. Вы говорите, что это очень ценный ресурс, и ставите коэффициент 5. То есть он в пять раз дороже, нежели "просто" радиочастотный ресурс. Мы рассматриваем это как барьер для инвестиций и предлагаем ставить коэффициент не 5, а 1,5. Сейчас обсуждается, на каких основаниях это можно сделать. Но главное, что мы нашли отклик в Министерстве связи и информатизации, и многие члены ГКРЧ с интересом рассматривают этот вопрос, потому что так или иначе конкурсы должны состояться – и на радиочастотный ресурс для строительства LTE, и по (продаже госдоли. - Прим.ред.) СООО "МТС".

Один из вопросов – по технологической нейтральности. Простым языком это значит, что, например, я получил частоты и хочу построить Wi-Fi. А потом передумал и решил строить LTE. Частоты я получил, государству заплатил, и это мое дело, что строить. Главное, чтобы никто не волновался, что я принесу технологии, которые будут нарушать электромагнитную совместимость с другими средствами связи. Мне понравилось последнее заседание Общественно-консультативного совета при Минсвязи. Мы все разобрали, и оказалось, вопросов нет: мы долго стучались, а дверь оказалась открыта. Конечно, надо еще соблюсти определенную процедуру, но в целом мы на пути диалога.

Почему тогда вообще этот вопрос возник?
Андрей Нарейко:
В лицензии у многих написано, что она получена конкретно на строительство GSM или LTE, и приходилось строить то, на что получена лицензия. Мы надеемся, что в ближайшее время для привлечения инвестиций будут сняты практически все барьеры. Есть еще общие барьеры: по развитию бизнеса, сохранению инвестиций, предотвращения девальвации с национальной валютой. Эти факторы пугают инвесторов, и это общие вопросы, которые должно рассмотреть и отрегулировать государство.

К нам вернется Yotа Bel?
Сергей Новиков:
Это надо спросить у компании. Она задекларировала, что не будет в дальнейшем осуществлять деятельность на рынке. По нашей информации, она лицензиат и осуществляет свою деятельность.

Была информация, что они сворачивают деятельность, потому что нерентабельно…
Сергей Новиков:
Я думаю, корректно спросить у оператора: будут ли они сворачивать работу и по какой причине.

Но с точки зрения управления и регулирования этого не было, и они продолжают работать, потому что у них есть лицензия?
Сергей Новиков:
Да.

Почему у них могла быть убыточность?
Сергей Новиков:
Опять же это надо спросить у оператора. В 2009 году оператор задекларировал и обращался за выделением частот для развития бизнеса в Беларуси и привлечения инвестиций. Они оценивали рынок, понимали, какой контент, услуги, ценовая политика. Они видели, что нужно было работать через "Белтелеком". Мы обращали их внимание на то, что надо будет взаимодействовать с сетями непосредственно через национального оператора. Белорусский климат был оценен, и они говорили, что готовы вкладывать и привлекать инвестиции. В последующем они задекларировали использование не WiMAX, а иного оборудования. Комиссия пошла навстречу и разрешила им использовать этот же диапазон для перспективных технологий. Почему так произошло, надо спросить у компании. Мы создали все условия, чтобы они работали, и не видим препятствий для развития их бизнеса.

В интернете ходит неофициальное мнение, что причиной явились заградительные коэффициенты: на LТE-частоты коэффициент – 5.
Сергей Новиков: В 2009 году было постановление правительства, которым были определены эти коэффициенты. Когда оператор входил на рынок, эти коэффициенты существовали. Они просчитывали бизнес, возврат инвестиций, и у них не возникало вопросов. Только в последний месяц мы услышали о завышенных ценах за использование частотного ресурса.



Девальвация как инструмент нерыночного регулирования

Может быть, дело в девальвации? Ведь цены на частоты в евро. Одно дело, когда они планировали в 2009 году евро по 4 тыс. руб., и другое дело по 10 тыс.
Сергей Новиков:
Плата производится в белорусских рублях. Она рассчитывается исходя из курса евро…

…и в рублях она выросла в 2,6 раза.
Сергей Новиков:
В рублях выросло все…

Игорь Сукач: … кроме стоимости на рынке конечных абонентов. Я считаю, что это ненормально, что при многократной девальвации цены "Белтелекома" выросли на 10%. Именно это и является основным барьером для привлечения инвестиций, потому что очень проблематичен возврат инвестиций. Могу только предположить, что специалисты Yotа Bel решили просто зафиксировать убыток, нежели продолжать инвестировать туда, где они не могут гарантировать возврат денег.

Андрей Нарейко: Здесь две возможности: увеличивать уровень тарифов на рынке конечного пользователя или получить дополнительную скидку от "Белтелекома".

Павел Петрулевич: Можно ведь посмотреть смежный рынок: сотовые операторы подняли тарифы примерно в том же уровне, как и "Белтелеком", и они инвестируют. Они не рисуют эти деньги, а зарабатывают. По количеству мобильных и стационарных абонентов рынки уже схожи: на текущий момент можно предположить, что число мобильных и стационарных ШПД-абонентов равно.

Андрей Нарейко: Развитие сети замедлилось по сравнению с предыдущими годами. Это связано с девальвацией и вопросами частотного ресурса, который пока не может быть предоставлен. Конкурсы, которые планировались, не состоялись. Конечно, они будут инвестировать, но если бы были понятные цены и тарифы, процесс шел бы гораздо активнее.

Игорь Сукач: Неправильно говорить, что мобильные операторы подняли цены только пропорционально ценам "Белтелекома". Основной доход мобильный оператор имеет от голосовой связи, и рост цен на сегменте голосовой связи далеко не 10%. Это знает каждый, кто пользуется мобильным телефоном.

Но и не в 2,6 раза.
Игорь Сукач:
Я и не мечтаю о поднятии цен в 2,6 раза!

Ольга Витковская: Что скажут наши абоненты, если мы поднимем цены в 2,6 раза?

Никуда они не денутся, они не откажутся от интернета.
Ольга Витковская:
Это неправильная позиция.

Игорь Сукач: С другой стороны, загонять рынок или уничтожать его – тоже неправильно. Сегодня прозвучало, что развиваются компании "Деловая сеть" и "Атлант Телеком". Кто еще развивается и на слуху? 3 года назад было значительно больше операторов, которые заявляли о своем развитии и реально развивались.

Андрей Нарейко: Операторы укрупняются, объединяются.

А почему?
Ольга Витковская:
Так происходит во всем мире: крупные поглощают мелких.

Андрей Нарейко: В свою очередь это дает возможность привлекать инвестиции, потому что у этого оператора увеличивается количество абонентов. Он получает больше дохода, и объем инвестиций увеличивается. Операторы не пропадают бесследно и не ликвидируются, они укрупняются. Наверное, это хорошо.

Ольга Витковская: На сегодняшний день у "Белтелекома" не самая низкая цена, как нас упрекают.

Павел Петрулевич: Я зимой выступал с докладом на "Деловом интернете" в Гомеле. Встал человек и сказал, что 54 тыс. руб. для него дорого. О каких низких ценах мы говорим, если у нас еще есть население, для которого это дорого? А ведь это Гомель, областной центр!

Ольга Витковская: Есть цены, которые значительно ниже наших анлимных пакетов на такую скорость и такой же тарифный план. Это же каким-то образом позволяет выживать оператору! Он ведь не поднимается до нашего ценового уровня, значит, у него есть рентабельность.

Андрей Нарейко: У нас нет задачи, чтобы операторы умерли. Мы хотим, чтобы они развивались, платили налоги и создавали рабочие места. Наша с вами задача – найти баланс интересов, чтобы и вам было хорошо, потому что вы продаете оптом, а они – в розницу. Мы знаем про ваши социальные нагрузки, агрогородки, очень вас уважаем за то, что вы это делаете.

Павел Петрулевич: Три года назад частные операторы развивались в Серебрянке и Малиновке. Тогда условия были более чем благоприятные, но никто почему-то не пошел за кольцевую.

Ольга Витковская: Они выхватывали самые прибыльные микрорайоны.

Это нормальная ситуация: потом они бы пошли дальше.
Ольга Витковская:
Тогда можно было, но не пошли же.

Не успели. Сейчас они умерли или свернулись не из-за конкуренции, а из-за того, что вынужденный демпинг привел их к убыткам.
Ольга Витковская:
В любом случае мы торгуем и в розницу.

Игорь Сукач: С одного хода вы торгуете в розницу, а с другого – продаете оптом. Нам бы хотелось, чтобы паритет поддерживал общий уровень жизни операторов. Раз случилась девальвация, пусть эта разница сохранится, но уже при новых ценах. Но она не сохраняется: вы держите очень низкие цены на рынке, а оптовые цены не снижаете. А как жить операторам?

Ольга Витковская: По логике вещей мы должны поднимать все цены.
Я считаю, что должны. Если девальвация в 2,6 раза, а у вас все импортное: и каналы связи, и оборудование – все это в валюте, значит, цена должна подняться хотя бы в 2 раза. Частоты можно было бы оплачивать в евро, если бы пропорционально возросли доходы. А для всего рынка доходы остались в рублях, а цены – в евро.

Ольга Витковская:
Не прошло и года, как нас обвиняли, что мы выбиваемся из уровня цен в сравнении с Москвой, Литвой…

…и продолжаем выбиваться, только теперь в другую сторону.
Павел Петрулевич:
Кто назовет справедливую цену, за которую мы сегодня должны продавать потребителю интернет? Кто-то говорит, что это очень дорого, кто-то, что это дешево.



Неестественная монополия

Андрей Нарейко: Мы подписали соглашение, в котором было написано, что в целом мы можем зафиксировать рентабельность "Белтелекома". Если он получает интернет за 100 руб., то он должен его продать за 130 руб. Но на сегодняшний день такой ситуации нет.

Сергей Новиков: "Давайте зафиксируем какую-то цену"… То есть фактически вы хотите регулировать деятельность другого оператора?

Андрей Нарейко: Не мы, а Минэкономики.

Сергей Новиков: Тогда регулятор должен зафиксировать вашу долю прибыли и сказать, что вы тоже не можете продавать с определенной рентабельностью. Это тоже будет сдерживать.

Игорь Сукач: Давайте не будем путать: мы сейчас говорим о монополистической деятельности "Белтелекома".

Ольга Витковская: Де-юре "Белтелеком" не является монополистом.

Павел Петрулевич: Давайте не путать понятия монополии и доминирующего положения.

Игорь Сукач: Доминирующее положение с долей 100%! Я говорю об услугах предоставления канала другим операторам. Ни один оператор в республике законодательно не имеет возможность подключиться к кому-либо другому, кроме "Белтелекома".

Павел Петрулевич: При чем здесь каналы? Де-юре создается Национальный центр обмена трафиком…

Игорь Сукач: Бизнесу де-юре важно, конечно, но еще бы де-факто… А де-факто ничего не происходит.

Ольга Витковская: С 1 января мы перевели тарифы для операторов в рубли. Во сколько раз снизили операторам цену?

Игорь Сукач: Я считаю наличие соглашения 2010 года самой большой победой "Белинфокома" за эти 5 лет. В середине 2010 года был большой конфликт с "Белтелкомом", который нам пришлось вынести на уровень Совмина. Тогда было подписано соглашение, и "Белтелеком" пообещал нам со следующего года перейти на рублевые расчеты. Если бы этого не произошло, это было похоронило весь рынок, это я вам точно говорю. Однако мобильные операторы до сих пор борются за частотный ресурс в рублях.

Повторюсь, цены на рынке конечных абонентов не изменились. Однако потребление на рынке конечных абонентов увеличивается в год от 1,5 до 2 раз (это мировая тенденция). Операторы оказались в "вилке": с одной стороны – фиксированная цена для конечных абонентов, с другой – растущее потребление абонентов и растущие расходы. При этом во всем мире стоимость каналов для операторов ощутимо падает. Падает она и для "Белтелекома" на международных направлениях. Именно за счет этого падения операторы имеют возможность не повышать стоимость для клиентов, несмотря на рост ими потребления. У нас же стоимость для операторов не изменялась уже полтора года – "Белтелеком" не транслировал свои новые цены на международных направлениях внутрь страны для остальных игроков рынка. Это еще одна причина, почему цены для операторов должны уменьшаться.

Ольга Витковская: Как только у крупного оператора происходит расширение, на него сразу действует наше положение о скидках. Не секрет, что на операторов, которые берут широкую полосу, процент скидки растет с ростом потребляемой полосы.

Игорь Сукач: Я уже 4 года живу без следующей градации о скидках. Я говорю о тенденциях на рынке: реально клиенты больше потребляют, реально мы закупаем больше и вынуждены держать те же цены.

"Белтелеком" может не менять цену, а добавить полосу.
Андрей Нарейко:
Все будет решаться в процессе. Мы бы хотели, чтобы была обратная связь и мы понимали друг друга. Мы понимаем, вам тоже тяжело: на рынке сейчас непростая ситуация. Но я знаю, что за ZALA стоит очередь, и вы не успеваете. Давайте тогда возможность распространять ZALA частным операторам, чтобы они стали вашими дилерами.

Ольга Витковская: Очередь за ZALA потому, что эта услуга интересная и популярная. И "Белтелеком", используя инфраструктуру и возможности, наполнил эту услугу контентом и довел до потребителя. Сегодня ZALA смотрят уже в деревнях!

Павел Петрулевич: Абоненты формируются не только из интернета. Если оператор делает ставку только на услуги передачи данных – это тупиковый путь. Услуга "интернет" без дополнительных сервисов не позволяет "отбить" инфраструктуру как вложение. Такие сервисы, как IP-TV, электронные услуги, позволяют генерировать некий относительно стабильный и прогнозируемый ARPU (средняя выручка с абонента. - Прим.ред.) и иметь поступления, которые можно направлять на развитие и поиск новых бизнес-решений и предложений для потребителя.