• Другие новости

Новость дня


Сергей АГИБАЛОВ, заведующий сектором Института энергетики и финансов,

Белорусское экономическое чудо после обвала национальной валюты несколько поблекло, но во многом благодаря разноплановой поддержке России страна оказалась на плаву. Выгодные условия поставок нефти, трехмиллиардный кредит от Антикризисного фонда ЕврАзЭС, а затем и сверхльготные условия по поставкам газа, да и просто огромный российский рынок, открытый для белорусских товаров, удержали белорусскую экономику от краха. Причем от краха, созданного руками самих белорусских управленцев, — перед президентскими выборами страну заваливали деньгами, и печатный станок не останавливался.

Теперь, когда все худшее, кажется, уже позади, белорусские власти возвращаются к прежней риторике, и разные чины наперебой обещают заветные 500 долларов средней зарплаты. Страна готовится к посевной, все радуются успехам во внешней торговле — приятные будни плановой экономики.

Удивительно, что в стране, идущей по рельсам госплана, одно знаменательное событие осталось без внимания — Беларусь за последние годы стала крупнейшим в мире производителем нефтехимической продукции. Не всей, конечно, а отдельных видов. Для резкого прорыва на мировые рынки страна выбрала довольно узкий сегмент — растворители и разбавители, а также смазочные материалы. Результат пришел быстро — в прошедшем году на экспорт Беларусь поставила растворителей и смазочных материалов в разы больше традиционных лидеров этого рынка — Германии, США и прочих стран. Совокупно в 2011 году это принесло Беларуси свыше 1,9 млрд долларов, хотя еще годом ранее — скромные 160 млн долларов. Поступления валюты от новой статьи экспорта оказались сопоставимы с выручкой "Беларуськалия" от экспорта калийных удобрений — "национального достояния" Беларуси. Почему же столь грандиозный успех оказался незамеченным белорусскими властями?

Уже первый взгляд на разбавительно-смазочный бизнес поднимает массу вопросов. Что это за неведомый инвестор, создавший столь крупное предприятие? Как удалось вмиг потеснить мировых грандов и найти потребителей? Ответы на эти вопросы свидетельствуют, что успех принесли инновации, но не производственные, а налоговые.

С 2011 года Беларусь стала беспошлинно получать российскую нефть и нефтепродукты. Была выбрана простая схема — нефтепродукты, получаемые на белорусских НПЗ из российской нефти, идут на экспорт. Экспортная пошлина перечисляется в бюджет России. Чтобы максимизировать экспорт, Беларусь почти в шесть раз увеличила импорт нефтепродуктов — в 2011 году он как минимум в 1,5 раза превысил весь внутренний спрос.

Экспортная пошлина весьма велика — порядка 270 долларов с каждой тонны. Но ее действие распространяется только на энергетические товары. Если же выпускать из нефти химическую продукцию, тогда никакой пошлины платить не надо, и тем более перечислять ее в российский бюджет. Именно так и поступила Беларусь — и активно стала производить из российской нефти и нефтепродуктов разбавители и смазочные материалы. Так на свет появилось 2,2 млн тонн этих материалов, хотя годом ранее их было произведено на порядок меньше.

Можно было бы порадоваться смекалке белорусских нефтепереработчиков, если бы не несколько сомнительных фактов. Весь мировой экспортный рынок этого товара, до появления на нём Беларуси, составлял не более 1,5 млн тонн. А Беларусь за один год произвела свыше 2 млн тонн, из которых 1,5 млн поставила на экспорт в Латвию. Вот только в Латвии почему-то официальная статистика приводит совсем иные цифры — никакого взрывного роста импорта из Беларуси не было. Зато латвийские порты осуществили рекордную перевалку грузов в 2011 году — погрузка нефтепродуктов в 2011 году как раз выросла на 2,5 млн тонн, а жидких химикатов, каковыми являются разбавители и растворители, набралось меньше чем на 0,2 млн тонн. Получается, что белорусские растворители при пересечении латвийской границы превращаются снова в нефтепродукты и прямиком направляются в портовые терминалы. Аналогичная ситуация и со смазочными материалами — вся Германия и Франция поставили на экспорт почти столько же, сколько и маленькая Беларусь.

В пользу того, что все инновационное разбавительно-смазочное производство сводится преимущественно к фиктивному таможенному оформлению, свидетельствует и тот факт, что обычно растворители торгуются по ценам, превышающим 2000 долларов за тонну, — это действительно дорогой товар с высокой добавленной стоимостью. А цена белорусских "растворителей", как ни удивительно, практически совпадает со стоимостью экспортируемых ею нефтепродуктов — немногим более 800 долларов за тонну. По смазочным материалам разница еще более разительная — белорусские дешевле раз в шесть.

Можно было бы не обращать внимания на белорусский "демпинг", если бы он не оборачивался заметными потерями для России. Если имеет место беспошлинный вывоз Беларусью российских нефтепродуктов в объеме 2,7 млн тонн, то это означает кражу из российского бюджета более 700 млн долларов только за прошлый год (в пенсии и томографы можно не переводить). Учитывая масштаб вовлеченных ресурсов и высокий темп, с которым он растет уже в этом году, вполне вероятно, что все это происходит не без участия российских нефтяных компаний.