Деньги и власть


Что произойдет, если ВВП перестанет расти? Есть ли у белорусской экономики возможность развиться до уровня Западной Европы? За чей счет оплачиваются социальные привилегии и льготы? На эти и другие вопросы читателей tut.by в рамках совместного проекта нашего портала, Исследовательского центра ИПМ и Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC (Киев) отвечает эксперт BEROC Катерина Борнукова.
 
Вопрос от пользователя tut-user: Почему так важен показатель роста ВВП? Он настолько важен, что рост ВВП стараются показать чуть ли не любой ценой. Когда в 2011 году случился кризис и многие предприятия были на грани ликвидации, не было возможности законным образом приобрести валюту, цены подскочили в разы, многие начали уезжать на заработки в соседние страны. В общем, с точки зрения простого обывателя - ситуация хуже некуда, по телевизору рапортовали что ВВП рос громадными темпами и это есть большое благо для всех. А если ВВП не достигает запланированного уровня, то чиновники всех рангов здорово "получают по шапке". Страны Запада также стараются любыми способами сохранить рост ВВП, хоть доли процентов. Объясните, пожалуйста, чтобы было понятно простому обывателю "на пальцах",  почему так важен рост ВВП? И что будет если он вырастет у нас в стране не на запланированные 5,5% а скажем на 1%? (что чиновникам "в телевизоре" достанется, это понятно).
 
Давайте начнем с того, что такое валовый внутренний продукт. В него включается все, что создано трудом и капиталом внутри страны. Очевидно, что чем больше производится материальных ценностей, тем богаче страна. В долгосрочном периоде рост ВВП является определяющим фактором, от которого зависит экономическое счастье населения, то есть его доходы и потребление. Статистические данные в разных странах показывают, что чем больше производство ВВП на душу населения, тем больше продолжительность жизни людей. В связи с этим неудивительно, что долгосрочный рост ВВП -- первоочередная задача любой экономической политики.
И все же не совсем верно утверждать, что страны Запада стремятся любой ценой достичь роста ВВП. Например, во время недавнего финансового кризиса власти США пытались стимулировать рост валового внутреннего продукта в надежде сократить безработицу. И о выходе из кризиса в США начали говорить не в тот момент, когда удалось восстановить рост ВВП, а только сейчас, когда начало уменьшаться число безработных.
Белорусская экономика остается во многом плановой, и правительство устанавливает определенные цели, которых потом стремится достичь. Выбор ВВП в качестве важнейшей цели довольно предсказуем. Но выбор этот не самый лучший. Если увеличение ВВП становится самоцелью, в экономике могут возникнуть определенные перекосы. В этом случае увеличение валового внутреннего продукта не повлечет за собой роста благосостояния. Собственно, именно такой феномен мы наблюдали в прошлом году в Беларуси. Более того, именно старания выполнить план по росту ВВП, выражавшиеся в стимулирующей экономической политике, усугубили прошлогодний валютный кризис. Экономику пытались накачать свеженапечатанными деньгами и дешевыми кредитами в надежде стимулировать производство и потребление, но главным итогом такой политики стало раскручивание инфляции.
 
В отличие от стран с рыночной экономикой, в Беларуси довольно сложно оценить влияние темпов роста ВВП на безработицу – главным образом по той причине, что ситуация на рынке труда здесь довольно своеобразная. Крупнейшие работодатели в вопросе сокращения рабочей силы строго контролируются государством, а в частном секторе рынок труда практически не регулируется. Количество официально зарегистрированных на бирже труда не позволяет реалистично оценить уровень безработицы, а другие методики оценки здесь пока не используются. В связи с этим мы можем только делать предположения о факторах, влияющих на рынок труда. На мой взгляд, основные риски безработицы в этом году связаны не с перспективами роста ВВП, а с последствиями девальвации и сокращением госфинансирования некоторых программ. К примеру, уменьшение дотаций на жилье уже приводит к уменьшению числа занятых в строительстве.
 
Именно по этим причинам МВФ и многие независимые эксперты рекомендуют белорусскому руководству отказаться от количественных показателей в пользу качественных. К примеру, правительство и Нацбанк могли бы ориентироваться на инфляцию, а не на темпы роста ВВП, а предприятия - на рентабельность, а не на объемы выпуска. 
 
Вопрос от пользователя U-Cesar: Была ли (есть ли) у Республики Беларусь реальная возможность экономически развиться до уровня среднего государства Западной Европы с минимальными социально-политическими издержками? И как нужно управлять усредненному управленцу и работать среднестатистическому белорусу, чтобы этого достичь?

Любая страна может достичь уровня экономического развития государств Западной Европы. И тот факт, что Беларусь располагает довольно скромными природными ресурсами, не является препятствием. Наличие природных ресурсов, напротив, может стать препятствием – так называемым ресурсным проклятием: в странах, богатых природными ископаемыми, есть опасность возникновения правящих элит, которые не просто их узурпируют, но и препятствуют экономическому развитию других отраслей.
 
На самом деле секрет экономического роста и развития – в наличии правильных институтов в государстве. В первую очередь речь идет об институте защиты прав собственности, о честной, независимой и прозрачной судебной системе. Возможно ли создать в Беларуси такие институты без социальных потрясений? Уверена, что да – для этого вовсе не обязательно еще раз переживать девяностые. Сегодня Беларусь выгодно отличается от других постсоветских стран более низким уровнем коррупции, и уже это является достижением в сфере построения институтов, а значит, перспективы роста у нас есть. Самая главная задача - гарантировать, что инвестиции здесь защищены правами собственности.
 
Как нужно для этого работать управленцам и среднестатистическим белорусам? Во-первых, конечно же, качественно. Во-вторых, честно. Это очень важно. Хорошие институты формируются в первую очередь населением. Если мы будем негативно относиться к воровству, откатам, распилам и другим проявлениям коррупции, этих явлений будет все меньше. Конечно, на одних  идеалах экономику не построишь, поэтому задача управленцев - создавать для людей и предприятий правильные стимулы. 
  
Вопрос от пользователя photokadr: Вот и вопрос: Государство доплачивает за коммунальные услуги неимоверные деньги. Но само государство (госаппарат) денег не зарабатывает. Его функция - перераспределение денежных потоков. Т.е. оно берет у населения в виде налогов и пошлин и направляет в "нужные" русла. Я, покупая в магазине любой товар, оплачиваю сверх того и коммуналку, и зарплату чиновникам, распределяющим налоги. На мой взгляд, лозунги о прекращении "вольготной" жизни белорусов - попытка прикрыть безграмотную экономическую политику, заведомо тупиковую.
 
В этом вопросе есть очень хорошее замечание – все социальные привилегии и льготы в итоге все равно оплачиваем мы сами. Государство выступает тут именно перераспределителем, своего рода Робин Гудом, который забирает деньги у богатых и отдает их бедным. Такую роль выполняют все государства мира. Однако одни вмешиваются в экономику меньше (например, США), другие - больше (например, европейские страны или Беларусь). Первая модель более капиталистическая, вторая - более социальная. Экономисты немало копий уже переломали, споря о том, какая модель лучше. И в каждой из них есть свои достоинства и недостатки. Социальная модель заботится обо всех гражданах страны, в то же время собирая у них большие налоги. Капиталистическая модель не взимает высоких налогов, но при этом предоставляет населению меньшую социальную защиту. Капиталистическая модель создает больше стимулов развития как для фирм, так и для людей. Социальная модель предоставляет меньше стимулов (зачем работать больше, если государство заберет больший процент доходов?), но при этом обеспечивает безопасность в случае возникновения неблагоприятных обстоятельств.
Проблема с "вольготной" жизнью белорусов заключается в том, что государство не собирает такого количества денег, которое оно хочет раздать. Раньше, благодаря большим объемам российских экономических дотаций, спонсировать коммунальные услуги было проще, чем сейчас. Если пойти по пути увеличения налогов для решения этой проблемы, то можно поставить под угрозу экономический рост. Сложившаяся ситуация вынуждает государство сокращать расходы, в том числе субсидирование коммунальных услуг и выдачу льготных кредитов.
В этой связи остается актуальным и вопрос, связанный с адресностью социальной поддержки населения. При субсидировании базовых товаров и услуг, которое мы наблюдаем сегодня, государство перераспределяет блага не в пользу социально уязвимых групп, а всем без исключения. Скидку на коммунальные услуги получают и бедные, и богатые. То же самое относится и к молоку по социальным ценам, и к другим видам неадресной социальной поддержки. Переход от такого субсидирования всех социально значимых товаров к адресной помощи нуждающимся усилит эффективность и прозрачность системы соцподдержки. А мы с вами ясно будем понимать, куда и кому уходят наши налоги. 
  
Новые вопросы предлагаем задавать на форуме tut.by, а также на пользовательских аккаунтах Исследовательского центра ИПМ и BEROC в социальной сети "Фейсбук".

Экономисты ждут ваших каверзных вопросов!

Комментарий недели. Как отразится на Беларуси вступление России в ВТО?>>>

 



Комментарий недели. Какой зарплаты достойны белорусы?>>>
Комментарий недели. Чем обернется пенсионная реформа?>>>
0060601