Андрей Коровайко,

Какие отрасли белорусской экономики больше всего интересовали иностранных инвесторов в ходе белорусского инвестиционного форума во Франкфурте-на-Майне? Как можно ответить на два ключевых вопроса форума: "Почему выгодно инвестировать в экономику Республики Беларусь?" и "Как правильно инвестировать в Республике Беларусь?".

Использован ли полностью потенциал белорусско-германских отношений в банковской сфере и что мешает развитию отношений в реальном секторе экономики? В каких сферах наибольший потенциал сотрудничества между Беларусью и Германией? Как может развиваться сотрудничество между двумя странами в сфере возобновляемых источников энергии? Об этом в эфире TUT.BY мы пообщались с Ассоциированным партнером по развитию международного бизнеса ИК "Юнитер" Даниэлем Крутцинной



Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


 
- Какие лично у Вас остались впечатления от этого форума?

Даниэль Крутцинна:
В общем, положительные, поскольку организационный уровень таких инвестиционных форумов каждый год растет, чиновники научились, как это делать. Были очень позитивные отзывы от иностранных посетителей, так что, в принципе, позитивные.

- Действительно ли все настолько радужно и плодотворно, как нам показали по телевидению?

Д.К.:
Я, к сожалению, не был здесь, так что мне сложно сравнить. Показывали позитивно, да? Что там показывали о Беларуси?

- Рассказывали, что пришло очень много потенциальных инвесторов, что заключили кучу соглашений, что большой интерес к белорусской экономике у потенциального инвестора, что все замечательно…

Д.К.:
Я немножко сказал бы по-другому. Во-первых, да, действительно, площадка была правильная – Европейская финансовая неделя, зал был полный. Были и новые потенциальные инвесторы, которые интересовались белорусской экономикой. Но главным образом, мне казалось, что это была площадка, где встретились те люди, которые здесь уже общаются. В какой-то степени это было уже имиджевое, позитивное мероприятие. Те два десятка соглашений, которые были подписаны, если смотреть в подробностях, то все-таки это в основном были соглашения о намерениях, которые сейчас нужно дополнить, или где сейчас нужно доказывать, что эти проекты на самом деле осуществимы и что будут конкретные результаты.

- Насколько реализуемы на практике эти проекты?

Д.К.:
Проекты разные, я думаю, есть разные категории. Те, которые достаточно легко осуществимые, это так называемые Greenfield, инвестиции на "зеленое поле", где строится что-то новое, которого пока здесь не было в Беларуси. Это касается соглашений о ветропарках, вообще о возобновляемых видах энергии, проекты, связанные с энергосбережением. Это проекты достаточно легко осуществимые.

Посложнее - это проекты, связанные с приватизацией. Пока до конца все равно не понятно, что можно приватизировать, что нет, процесс не особенно организованный. В основном по-прежнему процесс двусторонних переговоров, но нет такого, чтобы объявлен четкий конкурс или тендер, за исключением тех пяти предприятий, которые были объявлены через Госкомимущество.

Еще есть один такой важный момент. Когда я общался с иностранными компаниями, особенно с западными, они говорили: "Да, позитивно, что сейчас Беларусь и смотрит на Запад, и хочет в связи с многовекторной политикой инвесторов с разных сторон привлечь. Но для нас ключевой момент пока макроэкономическая стабильность страны, и она зависит от цены на газ, от того, удастся ли Беларуси договориться с Россией о том, что все-таки вопросы поставки нефти сюда на заводы рассматриваются совместно с Таможенным союзом, значит, не облагаются дополнительными пошлинами. Внешний госдолг страны за последнее время вырос достаточно существенно. Поэтому иностранные компании сейчас в первую очередь смотрят, как будет разруливаться ситуация с Россией. И многие крупные проекты будут зависеть от этого.

- Интересно, что Вы об этом сказали, потому что другие гости, которые были сегодня у меня в студии и которые тоже высказывали свое мнение по поводу форума, заявляли, что, в общем-то, Европу не интересуют отношения Беларуси с Россией как таковые, что только Беларусь и Россию они интересуют. Я так понял, что это не так.

Д.К.:
Я абсолютно противоположного мнения. Всем понятно, что от России очень многое зависит.

- Это Вам понятно. А Вы в диалоге с потенциальными инвесторами, с европейцами, действительно слышали такие заявления?

Д.К.:
Да, я действительно слышал такие заявления достаточно часто. Есть другие проекты, о которых я говорил. В первую очередь те, которые связаны с возобновляемыми видами энергии, с энергосбережением – там все заинтересованы, их можно спокойно осуществить без участия России. Но во многих других крупных инвестпроектах, которые касаются и банковской сферы, и промышленности, и пищепрома, там ключевой вопрос - все-таки отношения с Россией. Поскольку даже для западных компаний, которые будут сюда инвестировать, все равно часто основной рынок, куда должен будет потом идти экспорт, - это Россия. И поэтому важно, насколько стабильным будет Таможенный союз, будут ли потом в рамках ТС Россия, Беларусь, Казахстан вместе вступать во Всемирную торговую организацию в координированном процессе.

- Вроде было уже заявлено, что они вместе не будут вступать в ВТО, будут поодиночке, союзом не получится вступить.

Д.К.:
По моим сведениям, окончательное решение еще не принято, но даже если пойдут отдельно, то все равно важно, как будет выглядеть этот процесс. Пока они либо вместе, либо по отдельности вступят в ВТО, все равно очень важно понять рамки игры. По моей информации, не по всем товарным категориям окончательно найдены решения. Пока, по крайне мере, на Западе принимается так, что ТС будет, он будет стабильный, но там некоторые нюансы до конца еще не выяснены. Помимо ТС, конечно, очень важный вопрос, по каким ценам будет поставляться в Беларусь российский газ. От этого зависит эффективность многих производств здесь. И это тоже влияет на макроэкономическую стабильность страны. И, конечно, ключевой фактор - это поставки нефти. Потому что, скажем, в 2008 году выглядела картина, конечно, по-другому. Поэтому и западные инвесторы смотрят, как сейчас с валютной выручкой в Беларуси, которая до кризиса, скажем, 2008 года зависела значительно от экспорта нефтепродуктов и химических продуктов. Какие есть альтернативы поступлению валюты в страну? Вечно набирать кредиты (МВФ, Китая, евробонды и так далее) тоже не выход. Но на это и смотрят западные инвесторы.

- Я так понимаю, что у западного инвестора есть интерес к Беларуси, но пока они еще осторожно смотрят на развитие ситуации. Хорошо, Даниэль. Как бы Вы могли ответить на два ключевых вопроса форума. Во-первых, почему выгодно инвестировать в экономику Республики Беларусь, а во-вторых, как правильно инвестировать в Республику Беларусь? Конечно, я не прошу Вас описать это подробно, но вкратце хотя бы.

Д.К.:
Почему выгодно инвестировать в Беларусь? Здесь, во-первых, помимо этих моментов, что хорошая инфраструктура, которая в нормальном состоянии, хороший человеческий потенциал, те предприятия, которые работают в Беларуси, даже когда они государственные, они обычно в хорошем состоянии, они по эффективности и по стадии модернизации в среднем выглядят лучше, чем, допустим, предприятия в Украине или России. Поэтому, естественно, западными компаниями, которые еще не наладили производство там, чтобы обслуживать весь рынок СНГ, Беларусь рассматривается как интересный вариант.

Единственный вопрос, конечно, роль государства. Уже три года нам говорят о том, что мы открываемся любым инвесторам, у нас многовекторная политика, мы открыты для приватизации. Было много разных тем, но пока конкретных шагов недостаточно. Сейчас важно, действительно, чтобы после этих объявлений были какие-то конкретные результаты.

В Беларуси высококвалифицированная рабочая сила, которая стоит дешевле, чем в соседних странах. В странах, которые вступили в ЕС, зарплаты достаточно быстро выросли. Поэтому с затратной стороны Беларусь очень привлекательная страна.

- Как правильно инвестировать в Республику Беларусь? Давайте мы пойдем от обратного. Есть реплика из студийного коммуникатора, из ICQ. Наш пользователь пишет: "Правильно инвестировать в Республике Беларусь – это давать взятки чиновникам, строить ледовые дворцы и агрогородки и много не возникать". Справедливо ли такое простонародное замечание, по-вашему?

Д.К.:
Я думаю, что это клише из стереотипа. На самом деле в наших проектах такого мы не встречали. Я думаю, что в Беларусь можно инвестировать. Во-первых, инвесторам нужно четко знать, чего они хотят, какой именно сектор им интересен. Здесь, в Беларуси, естественно, не получится совсем дешево купить какой-то государственный заводик, а потом уволить 80% рабочего коллектива, а себе оставить производственную и сырьевую базу. Такое здесь, естественно, не получается, потому что у государства нет интереса в этом.

У инвестора должна быть четкая концепция, которая включает в себя и социальные вопросы, особенно когда речь идет о приватизации, и вклад инвестиций в развитие отрасли, и ноу-хау. Потому что, естественно, тут государство, как и в любой стране, следит за тем, какие цели у инвестора, полезны ли они для страны в целом.

- Давайте перейдем сейчас от общего к частному. Вы являетесь экспертом в белорусско-германских экономических отношениях. Германия занимает одно из ведущих мест среди внешнеторговых партнеров Беларуси по объему товарооборота. Использован ли полностью, по-вашему, потенциал белорусско-германских отношений в банковской сфере; что мешает развитию отношений в реальном секторе экономики?

Д.К.:
Немецкий бизнес во многих странах не занимает лидирующую позицию со стороны инвестиций. У нас по структуре экономики часто сделано так, что Германия оставляет технологии у себя, производит у себя и в основном экспортирует. Что касается инвестиций, то там другие страны проявляют большую активность, например, Австрия, страны Балтии и Скандинавии. Они в новые развивающие рынки, бывает, идут более смело, чем Германия.

Что касается банковской сферы, то сейчас у самих немецких банков большие проблемы. Коммерцбанк, наверное, купил бы Белинвестбанк с удовольствием, но они пользовались помощью государства и без решения Европейской комиссии вообще не могут приобрести какой-то актив и идти на новые рынки, ведь там стоит первичное задание возвращать долг. Поэтому сейчас крупные немецкие банки просто не в состоянии войти в Беларусь. К сожалению, это касается почти всех западноевропейских банков. Сейчас они по-прежнему выходят из кризиса, избавляются от токсических активов, кредитов и пока находятся в стадии реструктуризации. Поэтому к тому, чтобы в ближайшее время сюда вошли крупные западные банки, я отношусь скептически. Хотя понимаю стратегию Беларуси – никому не хочется, чтобы все банки достались России.

Что касается других отраслей, например, энергетики, энергосбережения, то там у Беларуси отношения с Германией отличные, многие проекты уже на пути к реализации.

Что касается тех компаний, где мы глобальные лидеры, например, автомобилестроение, то там действительно стоят вопросы.

- Насчет машиностроения есть такой интересный момент. Ведь получается, что на внешних рынках белорусский МАЗ, например, и немецкие МАN и "Мерседес" фактически являются конкурентами. Наши чиновники опасаются, что если придет немецкий инвестор на такое предприятие, как МАЗ, в его интересах будет не развить его, а, наоборот, закрыть конкурента. Миф ли это?

Д.К.:
Сложный вопрос. Я думаю, доля правды есть. Например, при объединении Западной и Восточной Германии далеко не все инвесторы, которые пришли якобы участвовать на аукционах и выкупить предприятия Восточной Германии, были действительно заинтересованы в том, чтобы эти предприятия дальше развивать. Там были похожие случаи. Поэтому немножко доля правды есть.

Нужно просто смотреть, как именно, кто Беларуси подходит. Сейчас, конечно, для МАЗа Daimler как партнер не подходит, потому что они сотрудничают с КамАЗом. Они даже являются соакционерами КамАЗа, поэтому, естественно, они как вариант отпадают. Но по МАNу выглядит по-другому. У МАNа есть производство в Польше сейчас, может быть, они бы рассматривали дальнейшие вопросы сотрудничества. Также, например, шведские компании Volvo и Scania наладили сейчас свое производство в России. Нужно просто смотреть, кто сейчас структурирован и кто сейчас от потенциальных партнеров имел бы интерес. Здесь не просто так собирать сливки. На самом деле компанию можно задешево купить, а потом частично закрывать. Но Беларуси нужно смотреть, кто как стратегический партнер подходит для развития компании. И это в каждом случае по-разному.

 
-23%
-15%
-10%
-26%
-35%
-50%
-60%
-10%
-20%
-10%
0069631