Александр Николайчук,

На служебной стоянке у парадного входа в СП ЗАО "Юнисон" пустота. Деловой охранник машет нам в сторону боковых аппендиксов, в которых уже "перевариваются" служебные автомобили. До назначенного времени прибытия гостей из Тегерана остается всего несколько минут.

В холле завода скучают охрана и представители руководства предприятия. Смотрят то на часы, то на заснеженные подъезды к заводу. Мимо проносятся промерзшие иномарки, снуют машины ГАИ. Гости с Востока задерживаются, заставляя встречающих нервничать и рассказывать анекдоты. В перерывах курящие носят с улицы снег и сетуют на иронию пятничной судьбы.

– Эх, пока ждем, могли бы поработать, – вещает деловой представитель завода.
– Например? Что делать, машины все, поди, сделаны-проданы?
– Ну, не все, можно вот Гюнешь "Саманд" продать. Она интересовалась. Сделаем для нее кабриолет.

За время ожидания на умытом полу образовалась россыпь следов. Пожилой охранник качает головой и обреченно тянется в подсобку за шваброй. Минута – и от белорусских следов на судьбе отечественного автопрома не остается ничего. Довольный собой, охранник шутит про отрезанные головы неверных и грязнуль.

– Если опаздывают на пять минут, – говорит импозантный руководитель одного из подразделений завода, – значит, не любят. На десять – не уважают, ну а если на пятнадцать…

Через полчаса становится понятно, что для иранцев в схеме "любит-уважает" особое место. Хлеб-соль и белорусская красотка в национальной одежде томятся в комнате для гостей, время от времени выбегая размяться и проверить, не едут ли гости.

Каждый выход хлебосольной красавицы заставляет солидных мужчин напрягаться и пикироваться остротами.
– Хлеб свежий? – интересуется кто-то на галерке. – Небось, сама пекла?
– Свежий, – улыбается девушка, – из магазина.



Рядом суетятся организаторы, припоминая, что нужно сказать гостям, протягивая каравай с солонкой.
– Хлеб-соль в дом! – шепчут уставшие заводчане.
– Какой дом, – бурчит группа поддержки, заталкивая каравай и девушку в гостевую подсобку. – Сиди, грейся. Позовем.

Ближе к 11 часам за окном мелькает машина сопровождения, после чего у парадного входа паркуется делегация и микроавтобус с иранской прессой.

В просторный холл Тегеран врывается быстро и со знанием политической обстановки. За пять минут до пришествия к дверям спускается директор СП ЗАО "Юнисон" Дмитрий Егоров. Добродушный и уверенный руководитель в окружении замов выходит на улицу и несколько минут под порывами ветра ждет возможности пожать руки приглашенных.

Тегеран – Минск

В теплом холле делегация под началом главы администрации президента Ирана Эсфандьяра Рахима Машаи ломает хлеб и отвоевывает рабочее пространство у собственной прессы. За последние несколько лет журналистика Ирана заметно пополнела и раздалась в плечах. В какое-то мгновение хлеб, соль, девушка и дипломаты скрываются в толпе корреспондентов и камер. Видны только дорогие пальто и руки с массивными перстнями. Внезапно всех засасывает в длинный коридор, ведущий в цеха "Юнисона".

Меховые воротники с камерами наперевес пробиваются в авангард.

Цеха СП "Юнисон" – фундамент, на котором зиждутся белорусско-иранские отношения. Без иранских сборочных комплектов структура белорусско-иранского экспорта выглядела бы несерьезно. Покупая у Беларуси удобрения, трактора и грузовые машины, свой интерес Тегеран до недавних пор удовлетворял лишь экспортом фруктов. Дружба СП "Юнисон" и Iran Khodro добавила международным отношениям оптимизма и веры в будущее.

Заглядывая под капоты иранских авто белорусской сборки, Эсфандьяр Рахим Машаи, несомненно, это будущее видел.

В свете Таможенного союза ударный труд белорусов стал более привлекательным. С экономической точки зрения.

– Промышленное производство всегда должно быть рентабельным. В данный момент из-за определенных законодательных факторов рентабельности на СП ЗАО "Юнисон" не существует. Наши сотрудники из Iran Khodro дали слово, что разработают план по увеличению производства, и это обязательно принесет рентабельность заводу. Кроме того, на данный момент ввоз готовой продукции в Беларусь – более рентабельный бизнес, нежели производство автомобиля на базе машинокомплектов, – заметил чуть позже влиятельный иранский чиновник.

– Мы понимаем, что сборка автомобилей – это создание новых рабочих мест, повышение занятости белорусского населения. И мы заинтересованы в том, чтобы развивать в Беларуси собственные производства. Но пока белорусские законодатели демонстрируют нам другой факт: ввозить готовый автомобиль намного выгоднее. Фактически это беспроигрышный вариант. Но, повторюсь, наши коллеги из Iran Khodro занимаются вопросами повышения производства, решают вопросы по снижению себестоимости автомобилей и повышении рентабельности завода. Естественно, мы попросим правительство Беларуси пересмотреть законодательство в упомянутой области. С другой стороны, я хотел отметить, что предусматривается вторая фаза развития завода. Она подразумевает строительство кузовного цеха, цеха сварки и покраски. Это, само собой, повлияет на снижение наших логистических расходов, поднимет производство на данном заводе и повлияет на повышение стадии локализации автомобиля "Саманд".

Наш, белорусский?

О план по локализации иранского автомобиля с французскими корнями репортеры терлись спинами.

Но для Беларуси небольшая схема имела и имеет эпохальное значение. Если все пойдет гладко, то интерьером авто займется родной "Технопласт", электрожгутами – ЧУП "КомплексЖгут", приборной панелью – НПО "Интеграл" (для попавшего в немилость предприятия стрелки и лампочки – спасательный круг), сидениями – автотракторный завод "Мостовская сельхозтехника". В Мостах предполагается делать резиновые уплотнители для дверей и сопутствующую мелочь.

Производителя аптечки и содержимого бардачка с инструментами еще не "проработали". Обуть авто вызвалась "Белшина", а упаковать задний проход в глушитель – таинственная фирма "Респонс". Фары, радиатор и даже магнитолу тоже могут делать белорусы. Ответственным за звук в салоне может стать завод "Горизонт". Словом, еще немного – и иранская автомобильная мечта будет поставлена на белорусские рельсы. Поедет ли?

– Уверен, что все будет отлично, – бросает на ходу коммерческий директор СП ЗАО "Юнисон".

– А что означают цифры рядом со схемой каждой детали?

– Они означают, насколько проработан вопрос с производством составляющих. Мы практически завершили все переговоры с потенциальными подрядчиками. Сейчас они нас дергают, спрашивают, когда приступать к работе. Все упирается в Иран.

Судя по всему, Тегеран упирается в Беларусь и не спешит вкладывать деньги без гарантированных преференций. Бизнесмены с Востока ждут льгот, белорусы – денег.

Разорвать замкнутый круг поможет время и Таможенный союз. Последний – отличный катализатор. Еще недавно будущее "Самандов" виделось многим в огне и серой копоти.

На минувшей неделе от серости и туч не осталось и следа. Вторя словам Эсфандьяра Рахима Машаи, управленцы Iran Khodro клялись на деньгах в том, что завод обязательно вырастет.

Дескать, в поселке Обчак появится настоящий автомобильный концерн с цехами сварки, покраски и выпуска автомобилей. На месте белоруса с отверткой будут высокоточные роботы, а марка "Саманд" галопом пронесется по союзному рынку.

Поехали!

Эсфандьяр Рахим Машаи уверенно падает на водительское сидение свежеиспеченного авто. Машина заводится с полуоборота и недовольно ворчит в тестовом боксе.

Клубы сизого дыма вызывают шепот и шутки про белорусский бензин.

Предвидя лихую поездку по цехам, иранские журналисты забиваются на заднее сидение. Но путь вперед симоволически закрыт. Сзади в боксе с водой "умывается" двойник серебристой легковушки. Впереди – куцые складские остатки. Поерзав на первых передачах, Эсфандьяр Рахим Машаи, дипломатично улыбаясь, выбирается наружу. На лице – интерес и усталость.

Визит заканчивается в комнате переговоров. На столах минералка и тарелочки с миндалем и арахисом. Вода и яства останутся нетронутыми. Жесткий график заставляет говорить быстро, не отвлекаясь на еду и питье. Пока иранские чиновники обсуждают будущее белорусского автопрома, журналисты диктуют новости в заводских коридорах. В пятиминутном послании Тегерану слово "Беларусь" упоминается раз пять, "Эсфандьяр Рахим Машаи" – двенадцать.

СП ЗАО "Юнисон" иранские чиновники покидают быстро, опять-таки со знанием дела и политического климата. Доводить договор до ума, а завод до рентабельности остается господин Сулеймани, вице-президент промышленной группы Iran Khodro.

Управленец компании с семимиллиардным оборотом нерешительно ходит по залу переговоров, поглядывая на воду и мисочки с орехами.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео (16 Мб)

– Так что ждет "Саманд" в Беларуси? – интересуемся мы, заставляя гостя отдернуть руку от бутылки с минералкой.

– В рамках реализации проекта по развитию завода будут построены цеха сварки и покраски, будет увеличен цех сборки. Судя по нашей информации о состоянии рынка, я думаю, мы сможем производить и продавать около 30 тысяч автомобилей в год. Я говорю о продажах в странах Таможенного союза, в том числе и в России.

– А можете назвать сумму инвестиций иранской стороны в развитие белорусского производства?

– Эта цифра озвучена в нашем бизнес-плане и составляет порядка 38 миллионов долларов.

– Когда начнется второй этап модернизации завода?

– Наша сторона готова приступить в любой момент. Но все зависит от того, насколько быстро Беларусь урегулирует вопросы, которые для нас являются ключевыми. По времени вторая фаза развития завода займет от 18 до 24 месяцев.

– Вы не могли бы уточнить, о каких ключевых вопросах идет речь?

– Я говорю о реализации всех условий, которые были включены в соглашение о создании единой таможенной зоны. Реализация этих условий даст нам возможность приступить к делу. Мы бы хотели, чтобы в первую очередь были повышены ввозные таможенные пошлины на автомобили. Мы ожидаем, что ввозная пошлина на готовые автомобили поднимется до как минимум 1,5 евро за кубический сантиметр объема двигателя. Таким образом, таможенные пошлины на импортируемые автомобили должны быть равны действующим в Российской Федерации. Следующее условие – аннулирование НДС. Как прозвучало в момент создания Таможенного союза, автомобилестроительные компании будут освобождены от налога на добавленную стоимость на срок до семи лет. Еще одно условие – расчет НДС по импортным автомобилям исходя из их полной стоимости, а не разницы между ценой покупки и продажи. Это будет соответствовать условиям, созданным в Российской Федерации. После пересмотра данного законодательства наш продукт станет в Беларуси рентабельным и конкурентоспособным.

Въезд разрешен

Аналогичного мнения придерживается и Дмитрий Егоров, директор СП ЗАО "Юнисон". Таможенный союз явно пошел на пользу харизматичному руководителю. Еще летом Дмитрий Егоров откровенно сомневался в перспективах и сетовал на инертность иранских партнеров. В пятницу Егоров пребывал в отличном расположении духа.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео (15 Мб)

– Довольны визитом делегации?

– Я искренне доволен тем, что разговор был предметным и существенным. Особенно в части перспектив развития завода и его текущей деятельности. Благодаря позиции членов иранской делегации и руководства нашей страны наконец-то мы близки к тому, что будут созданы реальные условия для реализации полноценного проекта с полным циклом по выпуску автомобилей.

– Беларусь и Россия купят 30 тысяч автомобилей в год?

– Мы говорим о проектной мощности завода. Никто сейчас не заявляет, что в следующем году или через два года мы начнем выпускать 30 тысяч авто. Почему мы говорим именно о такой проектной мощности? Потому что этот критерий нужно выполнить для того, чтобы соответствовать параметрам, заложенным в договор о создании единого таможенного пространства и получить доступ ко всем союзным рынкам. Хочу заметить, что мы не собираемся останавливаться на выпуске только автомобилей марки "Саманд". Акционеры общества предполагают производство более широкой линейки авто: от автомобилей класса "А" до коммерческой техники грузоподъемностью в полторы-две тонны.

И тут самое время сделать ремарку и передать привет известным автомобильным концернам. В прошлом году о том, чтобы сделать именитую иномарку в Беларуси, не могло быть и речи. Корейская компания KIA уверяла, что только опытные руки корейских мастеров могут удовлетворить современного автолюбителя. Дескать, технологии и опыт в Беларусь не перенесешь.

– Не могли бы вы прокомментировать информацию о повышенном интересе к выпуску автомобилей на базе "Юнисон" со стороны крупных европейских и корейских автоконцернов? – интересуемся мы у Егорова.

– После известных событий по вступлению Беларуси в Таможенный союз интерес к нашему предприятию вырос многократно. Мировым производителям, которые стремятся присутствовать на белорусском рынке, выгодно иметь партнера в лице СП "Юнисон", которое уже обладает опытом и мощностями для организации производства автомобилей. Поэтому у нас ведутся переговоры с компанией KIA, рядом крупных европейских и китайских производителей.

– А сможет ли завод производить несколько марок автомобилей и работать сразу с несколькими крупными инвесторами?

– Да, это реально.

– Поможет ли снизить конечную стоимость автомобилей "Саманд" грядущая локализация производства?

– Над этим вопросом мы работаем вот уже три года и сейчас обладаем довольно интересными результатами. Если рассматривать весь производственный цикл в комплексе, то я считаю, что при локализации цена на автомобиль будет достаточно серьезно снижена. Я не хотел бы сейчас говорить, в каком процентном соотношении, но, учитывая большие затраты на логистику и другие составляющие, мы уверены, что затраты будут снижены.

– Известно, что спрос на "Саманды" резко вырос, и у завода практически не осталось запасов автомобилей. Каким образом вы рассчитываете работать дальше?

– Буквально до начала переговоров с представителями иранской делегации мы обсудили вопрос с вице-президентом промышленной группы Iran Khodro и договорились о поставке комплектов для сборки в Беларуси расширенного модельного ряда автомобилей "Саманд". Поставку комплектов мы ожидаем в самое ближайшее время. Соответственно, новые авто поступят в продажу ориентировочно через два месяца.

В Минск мы уезжаем на "Саманде". Иранский "конь" уверенно мнет снег, продираясь к столичным улицам и проспектам. Водители БМВ и китайских джипов смотрят на нас свысока. Их авто – это деньги и статус. Для нас "Саманд" – надежда и начало белорусского автопрома. Хорошее начало, последняя надежда.

* * * 

Каждый интернет-пользователь сможет не просто читать и смотреть наши репортажи, но и дополнить наш интерактивный атлас любой полезной информацией - от текстовых сообщений об интересных местах и людях нашей Родины до фотографий и видеороликов. Тексты, фото и видео, а также контактную информацию для организации встреч с журналистами вы можете присылать на адрес проекта 100dorog@tutby.com. Для контактов с командой проекта доступен номер ICQ 470659469 либо Skype radiotutby.

* * * 

Читайте по теме "100 дорог":

"100 дорог": Первый интерактивный мультимедийный атлас Беларуси

"100 дорог": Пограничники взялись за гены

"100 дорог": Хрустальная гора

Видео "100 дорог": Дед Моисей из полесских болот

Видео "100 дорог": Умереть, чтобы воскреснуть

Технический партнер проекта


 
СП ЗАО "ЮНИСОН" - единственный производитель легковых и специальных автомобилей в Беларуси. Компания производит маршрутные такси и медицинскую технику на базе автомобилей "Газель", "Рено", "Форд" и других. Подробности на сайте www.unison.by.
 
Легковой автомобиль Samand, который выпускается СП ЗАО "ЮНИСОН", отличается экономичностью, надежностью, легким и комфортным управлением. В своем классе Samand - это сбалансированное решение с точки зрения безопасности, комфорта и стоимости. Подробности на сайте www.samand.by.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-10%
-30%
-5%
-15%
-25%
-10%
-50%
-20%
0061173