/

Их детство проходило в комфорте и изобилии, перед ними заискивали все — от водителей и охранников. Но после того как их отцы ушли со своей должности, судьбы детей сложились по-разному. Одни стали знаменитыми учеными или успешными бизнесменами, другие спились или даже были выселены из своих квартир. TUT.BY вспомнил, как сложилась судьба детей руководителей Беларуси.

Встреча через одиннадцать лет

Судьба довоенных руководителей Беларуси сложилась трагически. Почти все они были расстреляны. Поэтому их дети с детства воспитывались без родителей. Типичный пример — судьба Юрия и Майи, детей Вильгельма Кнорина (руководитель Беларуси в 1920−1922 и 1927−1928 годах). На момент ареста отца (1937 год) они жили в знаменитом московском «Доме на Набережной», получившем такое название по одноименному роману Юрия Трифонова. В двухкомнатной квартире имелись газ и горячая вода (большинство москвичей в те годы готовили на примусе и керосинке и мыться ходили в баню). По воспоминаниям одного из жильцов дома, когда дети из «Дома на Набережной» шли в школу, голодные детишки из соседних домов отнимали у них завтраки. Те и не сопротивлялись.

После ареста Кнорина семью сначала переселили в одну из комнат, поселив во вторую чужих людей, потом — в другую квартиру, а затем вообще выслали из Москвы. Самого Вильгельма Георгиевича расстреляли, а его жену арестовали и отправили в лагерь. О судьбе своих детей, которых растили родственники, она не знала год.

В 1946 году Нину Кнорину освободили, но у родственников она нашла только дочь Майю. Сына Юрия вместе со всем классом угнали на работу в Германию. После освобождения и пребывания в фильтрационном лагере его направили на службу в армию. С матерью он смог увидеться в 1949-м, через одиннадцать лет после предыдущей встречи.

Юрий Кнорин, сотрудник одного из научно-исследовательских институтов, умер в 1990 году. Майя Кнорина до недавнего времени работала на кафедре палеонтологии Геологического факультета МГУ.

Сын — гуляка, дочь — архивист

Первым руководителем БССР, который не попал в молох сталинских репрессий и умер своей смертью, стал Пантелеймон Пономаренко (1938−1947). Но семейная жизнь партийца была непростой. Его сын Валерий при жизни доставлял отцу много забот. Плохо учился, ничего не делал, злоупотреблял спиртными напитками. Умер в 1970-м, на четырнадцать лет раньше, чем его отец.

Валерий Пономаренко был женат дважды, первый раз — на дочери министра сельского хозяйства БССР. От одного из браков родилась дочь Светлана. Именно она в 2000 году передала в Национальный архив десятки дел из личного архива своего дедушки. Белорусский архивист Виталий Скалабан получил от нее дневник Пономаренко, который в 2008 году был опубликован в журнале «Неман».

Фото с сайта miit.ru
Зинаида Пономаренко. Фото: miit.ru

Кроме родного сына у Пономаренко была приемная дочь. Всю свою жизнь Зинаида Пантелеймоновна работала в Московском университете путей сообщения. Из них более двадцати лет — заведующей архивом. Любопытно, что именно там когда-то учился ее отец.

Диссидент и знакомый Солженицына

Наследником Пономаренко в кресле № 1 стал Николай Гусаров (1947−1950). Его потомок был единственным из сыновей руководителей БССР, кто публично осудил деятельность своего папы. «Именно в годы правления моего отца был убит Михоэлс (знаменитый советский актер и режиссер. — Прим. TUT.BY), — писал в своей книге Владимир Гусаров. — Подробности этого убийства мне неизвестны. Вполне возможно, что его забил не папа, а министр МГБ Цанава (…), а может, и еще кто, но дело не меняется от этого. Сам я в Беларуси никогда не бывал, мы уже не жили с отцом, но и я причастен».

Фото с сайта belousenko.com
Владимир Гусаров. Фото: belousenko.com

Поэтому свою книгу Гусаров назвал громко: «Мой папа убил Михоэлса». Говоря сегодняшним языком, это был прекрасный рыночный ход, который привлек внимание к книге, вышедшей в 1978-м во Франкфурте-на-Майне. К тому времени Гусаров-младший, актер по образованию, разорвал связи с родными, стал диссидентом и контактировал с Александром Солженицыным. Правда, учитывая работу отца (который к тому времени работал в аппарате Совета Министров СССР), к Владимиру относились более снисходительно, чем к другим противникам советской власти. Бывший лидер БССР умер в 1985-м. Сын пережил его на десятилетие.

Фамильные ценности — за выход книги

После Гусарова БССР возглавил Николай Патоличев* (1950−1956). Кстати, он был последним лидером республики — небелорусом по национальности. После него все без исключения представляли коренную нацию. В семье Патоличева было две дочери — Нина и Наталья. После смерти отца последняя заложила в ломбард обручальные кольца (своей матери и собственное), а также другие фамильные драгоценности, чтобы издать книгу воспоминаний, написанную отцом. Кстати, в ней упоминался Якуб Колас и рассказывалось об общении с классиком.

Фото с сайта minister.su
Николай Патоличев с женой и дочерьми. Фото: minister.su

В последние годы Николай Патоличев хотел прописать в собственной квартире (площадью 100 квадратных метров) дочь Наталью вместе с ее мужем и внучкой, чтобы те сохранили его архив, библиотеку и семейные ценности. Но в московской мэрии ей отказали. Наталья Патоличева встретилась с Сергеем Станкевичем, тогда популярным политиком, первым вице-мэром Москвы и советником Бориса Ельцина. Но в конце концов родственников выселили из жилья, а квартиру получила… семья Станкевича. В последние годы вышло несколько интервью Натальи Николаевны, в которых она идеализирует собственного отца.

Две Натальи и две Елены

Дочерей двух следующих лидеров БССР — Кирилла Мазурова (1956−1965) и Петра Машерова (1965−1980) звали одинаково: Наталья и Елена.

Фото с сайта pac.by
Наталья Капитонова. Фото: pac.by

Наталья Мазурова прославилась своим браком. В Советском Союзе практически не было случаев, когда высшие руководители становились родственниками. Но Наталья вышла замуж за Владимира Капитонова, чей отец на протяжении всех лет брежневского «застоя» являлся секретарем ЦК КПСС и отвечал за назначение кадров. Она защитила докторскую диссертацию по истории, до сих пор преподает в МГИМО и является одним из ведущих специалистов по внешней политике Великобритании. Ее сестра Елена Мазурова — заместитель заведующего кафедрой экономики зарубежных стран в МГУ. А вот об их брате Викторе Мазурове точных сведений нет.

О Наталье Машеровой неоднократно писали белорусские СМИ, в том числе и TUT.BY. Она помогала жертвам Чернобыля, была одним из организаторов первого «Славянского базара». А в «нулевые» двинулась в политику. В 2000-м Машерова была избрана депутатом Палаты представителей. В следующем году она подала заявку для участия в президентских выборах, но вскоре ее отозвала. Почему — так и осталось загадкой. Сейчас она на пенсии.

Фото с сайта naviny.by
Наталья Машерова. Фото: naviny.by

Ее младшую сестру больше привлекала наука. Елена Машерова защитила диссертацию (стала кандидатом технических наук). Сейчас живет в России, работает в крупной российской телекоммуникационной компании. Среди ее хобби — подводное плавание.

«Такой, какой тесть»

У Николая Слюнькова (руководил БССР в 1983−1987 гг.) было трое детей. Старшая дочь, Светлана, окончила политехнический институт, работала экономистом в коммерческих структурах. Сын Сергей получил профессию архитектора, но его жизненный путь был коротким.

Фото с сайта soyuz.by
Инесса Слюнькова. Фото: soyuz.by

Наибольших успехов достигла младшая дочь. Свое обучение Инесса начала в политехническом институте на факультете архитектуры, после перевода своего отца в Москву (Слюньков стал секретарем ЦК КПСС по экономике и членом Политбюро) перешла в Московский архитектурный институт. Занималась наукой, защитила докторскую диссертацию на архитектуре, некоторое время была главным архитектором музеев Московского Кремля. В настоящее время является ведущим научным сотрудником Научно-исследовательского института теории и истории изобразительного искусства Российской академии искусства. Инесса Слюнькова — автор нескольких книг по вопросам архитектуры.

Интересной личностью является и ее муж, поэт Петр Кошель. Уроженец Слуцка, он написал ряд книг прозы и поэзии. Одна из них, которая называлась «Такой, какой есть» была переименована острословами в «Такой, какой тесть». В советские времена Кошель работал в издательстве «Советский писатель», способствовал тому, чтобы лучшие белорусские произведения попадали в издательские планы. Сам перевел на русский язык и издал в Москве едва ли не всё литературное наследие Алоизы Пашкевич (Тётки).

Три Станислава

Станислав Шушкевич, первый руководитель независимой Беларуси (1991−1994), поступил цивилизованно и рассказал о своих родственниках в мемуарах «Моя жизнь, крах и воскрешение СССР». Его дочь Елена «первой в нашем роду получила серьезное музыкальное образование — окончила консерваторию». А вот сын политика пошел в бизнес. Интересно, что его назвали Станиславом. Правда, не в честь отца, а дедушки — известного детского писателя.

Фото с сайта nv-online.info
Станислав Петрович Шушкевич, отец политика, и Станислав Шушкевич-младший, сын политика. Фото: nv-online.info

«Cын вырос, окончил университет, пытается стать бизнесменом, — признавался в мемуарах Станислав Шушкевич. — Пока чувствует на этом пути как успехи, так и поражения. Упорно хочет утвердиться в деле, которое для остальных членов семьи остается малопонятным. (…). К сожалению, не знаю, кого любит больше — материнскую Родину — Россию или Родину отца — Беларусь, но в том, что любит и одну, и вторую, сомнений нет. Студентом второго курса ездил во время летних каникул на заработки в США. Поездку оправдал и даже что-то заработал. Я же был счастлив, когда его первой фразой после приземления самолета были слова: «Никогда больше никуда на заработки не поеду. Буду работать здесь, в Беларуси».

*На титульном фото Николай Патоличев, его жена и дочери

{banner_819}{banner_825}
-22%
-10%
-10%
-20%
-12%
-20%
-18%
-50%
-20%
-10%