• Популярное

  • Другие новости

Кругозор


ТЧК

Это рассказ о том, как фотография утонувшего сирийского мальчика начала невероятную цепь событий, которая в итоге привела к попытке «похищения» и незаконной перевозки в Англию через Ла-Манш маленькой девочки-беженки.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

49-летний Роберт Лаури (Robert Lawrie) живет в небольшом (21 тыс.) городке Гайзли, пригороде Лидса на севере Англии. В середине января он получил «свои пять минут славы» благодаря попытке тайком провезти в страну 4-летнюю беженку Бахар Амади (Bahar Ahmadi), или просто — Бру. Он пытался вывезти ее из «Джунглей» — печально известного лагеря беженцев вблизи французского Кале.

Попытка сорвалась, британец был арестован, но французский суд принял во внимание его историю и показания родителей Бру, поэтому Лаури отделался легким испугом — обвинения в похищении ребенка были сняты, их заменили штрафом в размере тысячи евро за то, что он подверг опасности девочку. «Не повторяйте моей ошибки, не делайте этого», — предупреждает незадачливый похититель и выражает благодарность французскому правосудию, в котором «победило сочувствие» и которое не стало относиться к делу формально.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

По его словам, все началось в сентябре прошлого года, когда он увидел широко растиражированную прессой фотографию утонувшего мальчика, беженца Алана Курди. «Когда я увидел это фото, я сидел в темноте — горел только экран компьютера», — вспоминает Лаури. «Я смотрел на его маленькие пальчики и волосы, на его брови. Я представлял, как холодно ему было перед смертью. Думал о его умирающей маме. Я думал о моих собственных детях, о том, что на его месте могли быть и они».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Эта фотография настолько поразила Лаури, что в течение недели после того как он ее увидел, он бросил работу и уехал волонтером во Францию, в лагерь беженцев «Джунгли». По его словам, он не мог иначе, он должен был что-то сделать для этих людей, дети которых умирают в ледяной воде в попытке добраться до спасительного берега.

«Когда я приехал в „Джунгли“, я был поражен тем, что такое возможно во Франции в 2015 году. В сентябре было тепло, но я знал, что зима приближается — и знал, насколько суровой к этим людям она может быть», — вспоминает он.

Фото: Reuters
Палаточный городок возле Кале с высоты птичьего полета. Январь 2016 года. Фото: Reuters

Лаури начал придумывать и строить убежища для людей, которые жили в лагере, — более прочные и теплые, чем их палатки. Он не только давал «рыбу», но и заботился об «удочках» — обучил многих обитателей лагеря тому, что делал сам, и совместными усилиями за несколько месяцев вместе с беженцами построил несколько сотен убежищ. По словам Лаури, он работал без устали, часто по 15 часов в день.

В один прекрасный осенний день его кто-то дернул сзади за майку. Этим «кем-то» оказалась 4-летняя девочка-беженка, которая, разумеется, не говорила по-английски. Она стояла, улыбалась и смотрела на него своими большими темными глазенками. Подошедший отец ребенка разъяснил, что Лаури, должно быть, особенный, потому что до сих пор девочка в лагере всех сторонилась.

Так началась удивительная дружба 49-летнего британца и 4-летней девочки-беженки из Афганистана. По словам Лаури, Бру ходила за ним по всему лагерю и он охотно присматривал за ребенком, потому что ее отцу надо было иногда отдыхать. По вечерам он заходил в гости к семье, нередко играл с Бру и ее друзьями в прятки и другие игры.

«В один из этих вечеров ко мне подошел отец Бру и попросил о помощи», — вспоминает Лаури. По словам отца ребенка, их родственники уже жили в Англии, причем недалеко от Лидса, рядом с которым жила и семья британца. И было бы здорово, если бы он, Лаури, смог тайком провезти Бру через границу, чтобы хотя бы ребенку не пришлось проводить зиму почти что под открытым небом.

Поначалу Лаури отказался. Но чем дольше он об этом думал, тем больше понимал, что действительно было бы лучше, если бы Бру уехала и провела зиму в нормальных условиях. Окончательное решение он принял одним холодным вечером, когда ребенок свернулся калачиком у него на коленях и заснул. «Это было такое чувство… как будто держать своего собственного ребенка», — вспоминает британец.

В конце концов он согласился. Девочку решили спрятать в тряпках в грузовичке Лаури. Ей соорудили постель, дали забрать с собой любимую игрушку. «Паром был в полночь. Ее отец дал мне адрес родственников в Англии, обнял на прощание, и мы уехали», — говорит он.

Фото: Reuters
Роберт Лаури и Бру. Фото: Reuters

Однако на границе французская полиция проверила грузовичок Лаури и нашла в нем… двух взрослых беженцев, которые пытались проехать «зайцами». По словам британца, он не знал об их присутствии и лишь хотел помочь ребенку.

По мере того как он сидел в полицейском участке, волнение о судьбе ребенка все больше росло. Он рассказал все о девочке полицейским, так что они нашли ребенка. «Они привели ее в участок. Она стояла в дверях, а когда увидела меня, то ее глазки наполнились слезами. Через пять минут мы играли и рисовали вместе, и все было как прежде. Я так рад, что с ней все было в порядке!» — вспоминает он.

Девочку вернули в «Джунгли» к отцу, а Лаури арестовали. Его история попала в прессу и за короткий срок онлайн-петиция в его поддержку собрала более 50 тыс. подписей. Однако нашлись и те, кто угрожал его покалечить или убить за то, что он решил помочь беженцам. По словам Лаури, люди не понимают, что беженцы бегут в Европу «не в поисках пособий», а спасаются от войны и «просто хотят жить в безопасности».

Фото: Reuters
Роберт Лаури. Фото: Reuters

Лаури испытывает к ним сочувствие еще и потому, что сам он вырос в детском доме — во времена, когда к его «выпускникам» относились без особой симпатии и государство никак их не поддерживало. Так что из детского дома он пошел в армию, а по возвращении оттуда оказался буквально на улице, фактически в положении нынешних беженцев. Вот только он был при этом вполне себе гражданином страны. Впрочем, он не пропал — нашел работу и жилье, получил образование.

Жалеет ли он о том, что сделал? «Да, я жалею, этот поступок стоил мне всего», — говорит он. «Я сделал это под влиянием момента, из чувства сострадания. Я не герой, я обычный парень из северной Англии. В тот момент все, чего я хотел — это помочь Бру».