Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Кругозор


В конце прошлого года группа «Без билета» отправилась в путешествие к белорусам, живущим в самых экзотических странах мира. Поездка состоялась в рамках проекта «Беларусь без границ», по итогам которого в скором времени на телеканале ОНТ выйдет серия передач, а музыканты выпустят новый клип на песню «Адрес — планета Земля». TUT.BY встретился с лидером группы Виталием Артистом на выставке «Дом» всемирно известного французского фотографа Яна-Артюса Бертрана и поговорил о схожести удаленных стран с Беларусью.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«У нас есть песня „Адрес — планета Земля“. Ее суть в том, что человек не привязан к конкретной улице, конкретному адресу, но в ежедневных делах забывает об этом, — рассказывает Виталий. — Планета дала нам пищу и воду, тепло, вдохновение, фантастические ландшафты. Это наш дом. Мы белорусы по крови и характеру, но можем гулять по Парижу или Рио точно так же, как любой другой землянин. И Бразилия, и Тихий океан, и Лапландия — наш планетарный адрес. Было бы обидно прожить жизнь и так и не узнать, какой у нас на острове Пасхи ветер и какова на вкус вода из священного моря Байкал. И мы отправились в путешествие по местам, о которых поется в нашей песне. Полтора месяца, 28 перелетов, 4 континента, 1 пограничный столб».

Артист говорит, что поездка стала подтверждением философских трудов про материализацию мыслей, а планета по размерам теперь напоминает Ленинский район Минска: «Все практически в пешей доступности. Нужно попасть в Новую Зеландию — это всего лишь сутки лететь с одной пересадкой. А когда возвращались из путешествия и приземлились во Франкфурте, было полное ощущение, что мы уже у себя дома, в деревне под Минском».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Мы крестились, когда ее пробовали. Рыба была старше многих, кто туда приехал»

Путешествие состоялось в рамках проекта «Беларусь без границ». В каждой стране, куда приезжали музыканты, они находили белорусов и узнавали, что они там делают, как живут, как устроились, как местность ассимилируется с белорусами и как белорусы влияют на культуру и происходящие события в стране, где оказались. А в списке посещенных мест значатся Каир, Рио-де-Жанейро, столица Перу — Лима, чилийские Сантьяго и Наска, остров Пасхи, Лунная долина в пустыне Атакама, Гранд-каньон и Лос-Анджелес, Нью-Йорк и белорусская диаспора в Иркутске.

Виталий вспоминает, как первая точка путешествия — Иркутск — их удивила своей белорусской «тусовкой». Во времена Столыпинской реформы 300 тысяч белорусов были переселены в Иркутскую губернию: «Там есть целые поселения только с нашими земляками, в том числе большая деревня Тургенеука, где люди разговаривают на „мове“, соблюдают обряды, отмечают праздники, носят вышиванки. Мы попали туда в тот момент, когда сибирские белорусы праздновали старинные „Дожинки“. Под сотню наших выехали в поля с серпами, срезали колосья, пели аутентичные белорусские песни. Я в Беларуси таких песен раньше не слышал! Белорусы прижились в Сибири. И сейчас их в тех местах даже больше, чем коренных жителей Байкала — эвенков».

Удивило Артиста и то, что местные жители знали песню «Без билета» «Мая краіна Беларусь», правда, они думали, что ей около ста лет. А предводитель белорусской диаспоры Олег Рудаков угощал гостей местным деликатесом: «Нас угощали омулем. Байкал — единственное место, где живет эта рыба. В возрасте 30 лет она едва достигает 40 сантиметров в длину. Мы крестились, когда ее пробовали. Рыба была старше многих, кто туда приехал.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Все знают, что Байкал — великое место силы. Священное море, как местные его называют. Мы лежали на камнях и слушали волны озера, пили воду прямо с берега, ходили на корабле, встречались с местным шаманом, музицировали и знакомились с бурятскими и эвенкскими исполнителями. Главный сибирский белорус Олег Рудаков устроил нам программу с незабываемым колоритом!»

«Вдруг мы закричали: «Бразилия!» И весь трамвай откликнулся: «Бразилия! Бразилия!»

Во втором по величине городе Бразилии Рио-де-Жанейро музыканты дали импровизированный концерт в одном из самых криминальных районов мира — фавеле Санта-Марта: «У Майкла Джексона есть клип They don’t care about us, который он снимал в этой фавеле. Сейчас этот маленький пятачок — главная достопримечательность Санта-Марты, но толпы туристов там не встретишь. Посещать такие места крайне рекомендуется только с местными, лично знакомыми с обитателями фавел. Это город в городе, у них свое самоуправление, свои законы. И заметно, приезжих они не любят, ведь мы для них зеваки, а людям там выживать нужно вдесятером на 7 квадратных метрах.

Фото: Алексей Скрейделев
Фото: Алексей Скрейделев

Мы начали «хулиганить», фотографировать и быстро поняли по мгновенной реакции обитателей, что здоровье нам еще пригодится. На наших глазах полиция днем ходила по фавеле с оружием в руках и в бронежилетах».

По словам Виталия, несколько десятилетий назад над заброшенными правительством фавелами взяли шефство боссы местной мафии. Они провели людям электричество и воду. Одна из отличительных черт электрификации — десятки и сотни проводов над головой. И непонятно, что с чем соединено. И конечно, там есть отличное футбольное поле.

«Бразильцы очень любят праздники и веселое времяпрепровождение. Местный гид, которого звали Иван, рассказал, что когда случаются массовые протесты, они часто перерастают в масштабные танцы, песни и торжество. И в итоге все забывают о проблемах, зачем собрались, и карнавал продолжается.

Фото: Алексей Скрейделев
Фото: Алексей Скрейделев

Мы ехали по акведуку в трамвайчике, у нас было отличное настроение, гитары. Вдруг мы закричали: «Бразилия!» И весь трамвай откликнулся: «Бразилия! Бразилия!» И пошла футбольная волна по трамваю. Потом: «Беларусь!» И весь трамвай, 50 человек: «Бе-ла-русь!» — и опять волна!» - смеется Артист.

В Рио путешественники встретили белоруску Катю, которая работает организатором вечеринок и увлекается ювелирным делом: «Мы ходили в мастерскую. Оказалось, что Катин преподаватель — известный во всем мире ювелир. А Катя собирается выпустить свою коллекцию серебра с белорусскими орнаментами».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«А вы знаете, кто такой Домейко?» — «Ну, это гора!»

На самом удаленном острове Земли — острове Пасхи земляков путешественникам встретить не удалось, но зато чувствовали себя они там, как дома. «На момент, когда мы приехали на остров Пасхи, белорусов там было восемь человек — наша компания. Населенный пункт всего один, а ближайшие люди — за тысячи километров. Туристов почти нет. С одного края острова на другой можно добраться на машине за полчаса. Девственная природа, повсюду свободно гуляют кони и коровы, зеленая трава, как у нас. По климату сильно напоминает Беларусь в конце июня, только круглый год. Природное отличие еще и в том, что тебя окружают несколько вулканов и океан. Там не работает телефонная связь, администрация и рейнджеры острова общаются по рациям, интернет очень дохлый. Побережье из вулканической лавы, из пемзы, которой обычно ноги трут. Знаменитые истуканы моаи сделаны из того же материала. Поэтому они хрупкие, и их нельзя трогать. Несмотря на то, что они высокие и тяжелые.

Мы подружились с рейнджером, который родился на острове и всю жизнь ходил среди этих истуканов, как мы в парке Горького среди резных деревянных медведей, купался только в голубой воде океана и всю жизнь прожил в одном и том же сезоне! Мы смотрели на него, как на инопланетянина, а он на нас.

В кратере потухшего вулкана местные жители проводят ежегодный Рапа Нуи Триатлон, где нужно переплывать озеро, бегать со связками бананов и спускаться с горы на плоту. А в магазинчике можно купить DVD с местными песнями в исполнении босса полиции острова. Все такое домашнее», — улыбается Виталий.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В Чили путешественников особенно интересовал их национальный герой — Игнат Домейко: «Игнасио, как они его называют, — геолог, минералог и этнограф родом из Беларуси. Домейко открыл в Чили месторождения меди, золота, ввел метрическую систему и так далее. У них основной доход — медная промышленность. Все знают Домейко, но мало кто знает, что он белорус. Людям же некогда в подробностях копаться. У них есть горная гряда, названная его именем. Едешь в этой области: „Да, вот это гряда Домейко“. — „А вы знаете, кто такой Домейко?“ — „Ну, это гора!“. Мы им объяснили».

В другой латиноамериканской стране — Перу, как истинные белорусы, музыканты побывали в Музее картофеля. «Оказалось, что главные бульбаши на планете — перуанцы. У нас в Европе есть такой имидж, но то, что там творится — это вообще. У нас формы картошки — кругленькая да овальненькая. А там картошка подразделяется на разные случаи жизни: салатная, суповая, растворимая, к мясу, утренняя, ночная. А выглядит то как огурец, то как полумесяц, то как виноград, то вообще здоровая, как футбольный мяч…

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Мы попали в лабораторию, где сохранены все виды сортов, более 3000, если не ошибаюсь. Если где-то в мире потеряли селекционный вид, они стучатся в эту лабораторию. Там за стеклом серьезные люди в белых халатах ходят с пробирками, как в кинофильмах про распространение вирусов или зомби».

«Все белорусы, которых мы встречали, оставили впечатление людей сильных, многосторонних»

Виталий восхищенно рассказывает, как Лима с 12-миллионным населением поразила его своей архитектурой и «инкамаркетом». «Слово «Перу» у нас ассоциируется с индейцем, который жует листья коки и живет между медвежьей норой и водопадом. Но когда мы приехали в столицу, нас удивила архитектура — словно Париж или Санкт-Петербург… Миллионы мест для модных селфи инстаграмщиков, куча бутиков для увлекающихся трикотажем. К тому же для белорусов в Перу не нужна виза.

Фото: Завен Бабаян
Фото: Завен Бабаян

У них есть «инкамаркет» — улица длиной полтора километра, где местные производители представляют свою продукцию. В Перу очень в ходу изделия из альпака — местной ламы. Мы сразу купили себе шапки, одеялко. И все к нам подходили: ого, альпака, альпака! Мы не подозревали, что она настолько крутая».

Также на «инкамаркете» музыканты обратили внимание на местные национальные костюмы, которые оказались очень схожи с национальными белорусскими вышиванками: «На экспозициях, где показано, как индейцы прошлого копают картошку, изображены полностью наши люди в красивых вышиванках. Льняные платья для девушек, орнамент точь-в-точь как у нас. Только они еще носят пончо, а вместо соломенных шляп шерстяные или шапки из альпака».

Виталий рассказывает, как в Перу они встретили белоруску Светлану, у которой пятеро детей, свой бизнес и благотворительный фонд: «У Светланы есть свой фонд помощи перуанским индейцам. В рамках деятельности фонда она уезжает в джунгли, бывает, на полгода, к племенам, которые живут в дикой природе. Учит их общаться с цивилизованным миром и как в этом мире выживать. Учит изготавливать красящие вещества из растений, сплавлять лес, торговать травами, адаптироваться в городах. Очень крутой человек Светлана.

В общем, все белорусы, которых мы встречали, оставили впечатление людей сильных, многосторонних. Например, девушка из Каира Ульяна работает на радиостанции, занимающейся урегулированием арабо-израильского конфликта, а Игорь из Нью-Йорка работает в Facebook и выступает бизнес-ангелом для перспективных стартапов, в том числе и из Беларуси».

Фото: Алексей Скрейделев
Фото: Алексей Скрейделев

В Лос-Анджелесе «Без Билета» посчастливилось выступить в легендарном рок-клубе Whisky a Go Go, открытом в 1964 году. Когда-то в нем выступали The Doors, Элис Купер и Aerosmith, а в прошлом году свое семидесятилетие там отмечал Лемми Килмистер из Motorhead. «Нас очень вдохновляло даже то, что мы просто стоим на этой сцене. На наш концерт собрались в основном белорусы, по разным причинам попавшие в Лос-Анджелес. Особое впечатление на нас произвела творческая белорусская мафия из Березы — фильммейкер Леша Шип и музыканты из группы „Кивитайм“. Неожиданно появилась Аня Шаркунова, которая в это время отдыхала в Калифорнии, и внесла свою энергию на танцпол», — говорит Виталий.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Артист рассказывает, что многие узнавали Беларусь благодаря футбольному клубу БАТЭ: «Сам я не большой специалист в футболе, а вот бразильцы знают, что когда-то в Лиге чемпионов за БАТЭ играл Ренан Брессан. Они все знают БАТЭ и Беларусь. В день, когда БАТЭ с кем-то играли, мы в Каире выходили из самолета, и местные нам кричали что-то вроде: «О, Беларусь! БабЕ, БабЕ!»