Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Кругозор


В скором времени в Беларуси выйдет полнометражный фильм с элементами 3D-мультипликации «Невероятные приключения Арбузика и Бебешки» по мотивам одноименной сказки белорусского писателя Эдуарда Скобелева. Журналист TUT.BY встретился с директором кинокомпании NewWave Production Александром Левенчуком, занимающимся этим крупным проектом, и разобрал главные проблемы отечественного кинематографа.

Кинокомпания NewWave Production основана 29 сентября 2011 года специально для производства белорусских кинокартин. До этого команда работала над российскими проектами, среди которых — «Зомби каникулы» и «Вангелия». За плечами компании также успешный десятисерийный документальный фильм о Первой мировой войне, показанный на белорусском телевидении.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Все начиналось с того, что мы прочитали указ президента о поддержке развития кинопроизводства в Беларуси и решили участвовать в конкурсе, организованном Министерством культуры, — рассказывает директор «NewWave Production» Александр Левенчук. — В нем выиграли два наших проекта — «Бабу» и «Невероятные приключения Арбузика и Бебешки».

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

— «Бабу» — абсолютно белорусский проект. Он снят белорусской компанией, белорусским режиссером с белорусскими актерами на белорусские деньги. Весь прошлый год мы ездили с ним по фестивалям. Кино получилось, специалисты дают высокую оценку.

«Невероятные приключения Арбузика и Бебешки» мы выигрывали как четырехсерийный телевизионный проект, но по рекомендации решили сделать полнометражный фильм с элементами 3D-мультипликации. Игровая часть уже отснята, сейчас — этап производства мультипликации. Думаю, кино вызовет резонанс.

Я считаю, что белорусские проекты, на которые выделяются деньги, должны быть осуществлены белорусами. У нас обычно стараются привлечь российского или заграничного актера второй-третьей категории, считая, что благодаря этому фильм будет иметь прокатную историю в России. Но обычно никакой прокатной истории он не имеет. Наши партнеры, работавшие по такой схеме за средства Министерства культуры, успешных фильмов не сняли. Такое кино не может быть прибыльным.

— Иногда кажется, что, кроме фильмов о войне, в Беларуси ничего не снимается.

— У нас основной производитель кинопродукта — киностудия «Беларусьфильм». Так как Министерство культуры — ее учредитель, то ставятся такие задачи. Когда-то они выпускали хорошие фильмы про войну. Но чтобы популяризировать наше кино, нужны другие формы. Не нужно вкидывать деньги на истории про нашу крепчающую оборону или про наши подвиги. Все про них уже знают. К 9 Мая мы сделали короткометражку «Марта никогда не узнает». Один день войны без самолетов, пушек и танков. История хутора и немцев. За девять минут рассказали миру историю войны. Сейчас отправляем его на фестивали.

Фото: NewWave Production
Фото: NewWave Production

— Мы не растем, не готовим смену. У нас есть «монстр» — «Беларусьфильм», который считается основой. А есть такие компании, как мы, которые могут снимать свое кино, не ориентируясь на Россию и на Запад. Какой смысл тратить большие бюджеты на российских звезд третьей категории и других непонятных людей, если потом фильм не имеет коммерческого успеха? Белорусские деньги должны оставаться в Беларуси. Кино должны заниматься люди, которые знают кино. Это касается и наших чиновников. Это творческий процесс, а не строительство заборов или производство колбасы. Когда в кино начинают вводить законы для заборов и колбасы — кино не получается.

Для последнего конкурса, объявленного Минкультом, мы подготовили проект про Якуба Наркевича-Иодко, белорусского Тесла. Мы его подали под названием «Электрическое безмолвие». Хороший проект, но мы не выиграли. Все выиграл «Беларусьфильм». Это право тех людей, которые оценивают ситуацию. Возможно, «Беларусьфильму» нужно было помочь в тот момент. Но хотелось бы снимать фильмы про таких исторических личностей.

— За свои средства нереально создавать подобные проекты?

— У нас нет денег. Мы создали свою базу и являемся кинокомпанией полного цикла: начиная от написания сценария и заканчивая постпродакшном. У нас все это есть, но нет финансирования. Мы можем за свой счет снимать короткометражки — и мы это делаем.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Частные компании тоже не хотят вкладываться в белорусское кино?

— У нас это не работает. Мы обращались, хотели профинансировать за счет иностранных инвесторов, но у нас не получилось. Может, у кого-то получается, но у нас — нет.

— Почему у нас до сих пор не появились свои популярные сериалы наподобие «Игры престолов» или «Шерлока»?

— «Игра престолов» — очень дорогой фильм. Причем в его основе — компьютерная графика. Воссоздавать замки и дворцы — очень дорогое удовольствие. Можно снимать дешевые ситкомы. Но о чем? Первые серии можно сделать бесплатно, а дальше нужно платить. Все-таки сериалы — это большие проекты.

В России есть компании, которым доверяют и выделяют гранты, — Федору Бондарчуку, кинокомпании «Централ Партнершип», объединению «ТриТэ» Михалкова. Остальные деньги делятся между другими компаниями. И таким образом они поддерживают своего производителя.

Сейчас что происходит: работы нет, денег нет, российские компании ушли с белорусского рынка, продюсеры к нам не едут. В России рубль упал, и они снимают у себя за российские деньги. А наши привыкли привязываться к доллару и евро. А в данный момент для россиян это большие деньги.

— Как много потерял наш рынок после ухода российских компаний?

Очень много потерял — стало много безработных. Нам звонят люди, причем профессионалы. Компании, которые сдавали в аренду оборудование, немного перебивались рекламой. Сейчас они ищут возможности пристроить оборудование в России. Потому что украинский рынок тоже лопнул. Я разговаривал с российскими коллегами, все почему-то ждут сентября. Что-то будет, но никто не знает, что именно. Сейчас они снимают в Ярославле, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и в Крыму. Большие проекты в Минск везти не хотят.

К тому же у нас не было гибкой системы отношений между компаниями, которые мы могли бы регулировать. Кинобизнес подразумевает под собой конкуренцию. Но конкуренция — это когда из-за кого-то я потерял свою прибыль. Но я ничего не теряю, и они ничего не теряют. Потому что у нас разные выходы. Тот, кто едет ко мне, никогда не поедет к кому-то другому, и наоборот. Нужно что-то менять, чтобы этими процессами занимались не околокиношные кинокритики, а люди, которые понимают в кино. На мой взгляд, необходимо создать совет по кинематографии, состоящий из кинопроизводителей.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— В Венгрии есть большие съемочные павильоны для голливудских блокбастеров. Американские компании считают, что там снимать выгоднее. По идее, в Беларуси еще дешевле. Почему они не едут к нам?

Во-первых, от такого сотрудничества венгерское кино только выигрывает. Там оно всегда было развито потому, что у них правильно построено кинодвижение и существует гибкая система скидок. Например, мы, арендуя у «Беларусьфильма» павильоны и снимая кино за деньги Минкульта, платим как коммерческая структура. Когда мы им говорим: ребята, это некрасиво, мы же из одного кармана деньги берем. Они отвечают: мы не можем по-другому, когда берем камеру, а она стоит 1200 долларов за смену. Эта камера себя уже окупила десять раз, и все равно столько же стоит. Получается, что мы платим огромные деньги.

Во-вторых, в Голливуде считают, что Беларусь — это страна риска, а они предпочитают не работать в таких странах.

— В чем это заключается?

— Приезжали к нам итальянцы и говорят: у вас здесь все хорошо, а нам рассказывали, что здесь что-то страшное происходит. Я ответил: ваши земляки сюда свататься ездят, а вы говорите — страшно. Все потому, что нет фильмов, из которых можно узнать, что Беларусь — кинострана. Возможно, имеет смысл плотно заняться короткометражками, в которых будет написано «Belarus», и заполнить ими весь мир.

Иран на всех кинофестивалях берет призы. Существует стереотип, что Иран — страшная страна и там постоянно ядерную бомбу готовят. Но на всех фестивалях они свои фильмы представляют и выигрывают.

— Но фильмы снимаются. Складывается впечатление, что белорусские кинопроизводители не занимаются промоушеном и рекламой.

— У нас нет кинорынка. Когда мы обратились в департамент по кинематографии, нам ответили, что это наши проблемы. Как наши, если в бюджете даже не написано, что мы должны иметь какие-то деньги на рекламу? Мы связались с российскими прокатными компаниями. Россия выпускает 52−60 картин в год. Плюс все голливудские, плюс европейские — рынок забит. Я пришел с фильмом «Бабу» к Василию Коктышу (директор УП «Киновидеопрокат». — TUT.BY) и попросил «прокатать» его в одном кинотеатре, посмотреть, как пройдет. Он подумал и согласился.

Мы запустили его в кинотеатре «Беларусь». И наш фильм показывали в одном из пяти залов вместе с фильмами «Вий», «Железный человек» — пять голливудских блокбастеров и наше несчастное кино. Повсюду висели огромные постеры, а среди них — наша скромная афиша. Но ценник был такой же, как на эти фильмы!

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Я спросил: зачем вы такой ценник выставили? Если бы он был в 2−3 раза дешевле, дети бы сходили. Мне отвечают: мы не можем, мы на самоокупаемости. Но с этого они же прибыль не получат совершенно! А потом наш белорусский критик пишет: «Что за фильм наши выпустили? Я пришла в кино, а там сидят десять человек». Конечно, если 50 тысяч стоит билет, все пойдут смотреть «Вий», которого снимали 5 лет и промоушен которого около миллиона долларов.

В России «Фонд Кино» выделяет деньги компаниям, которые занимаются продажами фильмов, на стенды во время мировых киноярмарок. Туда приезжает компания «Russian World Vision», разворачивает стенд и приглашает всех кинопроизводителей продвигать свою продукцию. После каждого крупного кинофестиваля проходят такие ярмарки с презентациями каталогов. Сейчас благодаря тому, что у ребят из RWV белорусские корни, нас включили в эти каталоги. Но у нас нет возможности включать в бюджет рекламные расходы. А как без этого? Плюс ко всему — в России выделяют один день в кинотеатрах и показывают исключительно российское кино.

— Почему в Беларуси нет своих прокатчиков?

— Есть российские и западные. Обычно 50 процентов выручки забирает кинотеатр, а остальные 50 забирают продающие компании, которые вычитают свои расходы на рекламу. В конечном итоге до производителя доходят 10−15 процентов выручки от показов. Естественно, прокатчикам невыгодно брать белорусское кино. Замкнутый круг — и не пробиться, и не выбиться. Нужно собирать круглый стол и разбираться, как поднимать белорусское кино.

— Французам же каким-то образом удается снимать фильмы без спецэффектов, успешные в прокате. Чего нам не хватает? Оригинальных историй?

— Интересные истории найти можно. У нас нет писателей, приличных сценаристов. Все наши сценаристы работают на российский рынок. Например, сценарий «Бабу» практически 15 лет пролежал в столе. Да, мы попали в кризис, но мы прорвемся. Наше кино доброе, объединяющее. Кстати, «Бабу» — последний фильм, на котором запечатлен Московский вокзал.

Читайте также:
Из приключений Арбузика и Бебешки делают стим-панк-сказку

,