Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Кругозор


Мацей Бурачок,

Новый маршрут предложили недавно туристам, интересующимся историей Беларуси. Большая его часть пролегает по территории… Литвы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Впереди – Крево. За окном автобуса – здешний костел. Первый храм на его месте был основан еще во времена крещения Литвы в католичество.

Первую экскурсию по новому маршруту провели известные белорусские краеведы Виктор Корбут и Анатолий Варавва, которые предложили прогуляться по Вильнюсу, по вехам его истории, увидеть старинные памятники былой столицы Великого княжества Литовского в блистательной компании тех, кто творил наше прошлое – близкое и далекое: от Скорины и Барбары Радзивилл до Богдановича и Купалы.

Весь коллектив туристов – а их было около 30 – на вопрос о том, каким будет рабочий язык экскурсии, выдохнул на едином дыхании: "Белорусский!". Вот и славно.

Для начала Виктор Корбут расставил все по своим местам, чтобы было понятно без всяких обиняков: Vilnius-Вільня – город многонациональный, он столетиями принадлежал разным народам, в нем бурлила кровь разных культур, испокон веков в нем звучала разноязыкая речь. Он приютил людей разных верований, разных политических воззрений. И был тем котлом, в котором готовилась духовная и материальная пища для белорусов и литовцев, поляков и евреев, русских и татар… Впрочем, перечень можно продолжать долго – немцами, французами, итальянцами, голландцами… И сегодня на улицах Вильнюса пестрят воспоминаниями о разноплеменных героях многочисленные мемориальные доски, скульптурные и архитектурные памятники и, наконец, сами названия улиц и переулков.

"Неужели только село?"

Зачин сделан – остальное доделает сам Vilnius-Вільня. Но прежде остановка у стен Кревского замка, что приютился совсем рядом с бывшим Виленским трактом – нынешним шоссе Е28. Руины замка, у которых сплелось в единый клубок столько знаменательных событий, и ныне предмет пристального внимания ученых, спорящих о возрасте этого средневекового рыцаря, а между тем ему куда нужнее экстренная помощь государства: он тает на глазах год от года. Тени Гедимина, Ольгерда, Кейстута, Витовта, Ягайло, кажется, собираются на вече в Княжеской башне в рассказе Анатолия Вараввы.

А вот появляются тут и польские послы… И начинаются переговоры, которые ознаменуются провозглашением династической унии — она войдет в историю Европы под именем самого Крево, она свяжет историческую Литву (а вместе с ней и Беларусь) и Польшу более чем на 400 лет! А потом будет долгая череда других событий: получение Крево магдебургского права, появление здесь противоречивой фигуры Андрея Курбского, война с Москвой – так называемый "потоп" – середины ХVII столетия, трагедия Первой мировой, когда замок станет грандиозным дотом между противоборствующими армиями России и Германии… Приходит на ум мысль, что мы, белорусы, для наших соседей – всего лишь табурет в проходной комнате, который все время путается под ногами и его нужно пнуть ногой, чтобы не мешал идти дальше – одним на Запад, другим на Восток.

Сегодня это всего лишь село Сморгонского района Гродненской области, агрогородок… "Неужели только село?" – риторически звучит вопрос экскурсовода. А если не только село, то как можно понять такую заброшенность, такое сиротство памятника, которым могла бы по праву гордиться любая страна?!
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Кревский замок. Таково его современное состояние. В руины его превратили многочисленные войны, в особенности Первая мировая, когда была разрушена Княжеская вежа, у которой стоят туристы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Остатки Княжеской башни Кревского замка

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Экскурсанты во дворе Кревского замка. Трудно представить, что когда-то здесь вершились судьбы Литвы, Беларуси, Польши, да что говорить – всей Восточной Европы!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Кревский замок разрушается на глазах.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Некоторые стены замка превратились в груду камней.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Руины Кревского замка – зрелище впечатляющее.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Подходы к Кревскому замку благоустроены

Граница на замке…

Однако размышлять на эту печальную тему долго не пришлось: до границы с Литовской Республикой от Крево рукой подать – всего-то 40 км, минуя Ошмяны и Каменный Лог. Это как сказать – минуя… В Каменном Логе родина "прощалась" с нами почти… три часа. О нервотрепках, возникающих на пустом месте в пунктах перехода белорусской границы с сопредельными странами Евросоюза, столько писано-переписано, но, к сожалению, почти ничего не меняется. Наконец, рубеж перейден: погранично-таможенной машиной было съедено почти четыре часа, которые могли быть потрачены с большей пользой – на экскурсию.
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Мядининкай. Всего 2 километра от границы с Беларусью. Такой же замок, как и в Крево, но разница разительная.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Туристы, еще не выйдя из автобуса, начинают фотографировать бережно отреставрированный замок в Мядининкае.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Замок в Мядининкае – туристическая изюминка на пограничье Литвы с Беларусью.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Над башней мядининкайского замка, воссозданной наподобие Княжеской башни Кревского замка, реет флаг Великого княжества Литовского.


Литературные гнезда Виленщины

Савичюнай (Савичуны) – Свиронис (Свираны) – Рукайняй (Рукойни) – Барейкишкес (Борейковщизна)

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Савичюнай. Сюда никогда прежде не прокладывали туристические маршруты из Беларуси. А ведь из этих мест родом основатель новой белорусской литературы Франтишек Богушевич.

Здесь мы увидели настоящую глубинку Виленского края, где в 1840 году родился и был крещен Франтишек Богушевич, где обретал в 50-60-х годах ХIХ столетия славу поэта, прозаика, краеведа, историка, переводчика Владислав Сырокомля. Ему принадлежат вещие слова: "Мінск я люблю як сталіцу правінцыі, дзе нарадзіўся. Вільню – як сталіцу майго краю, не ўмею адрозніваць адной любові ад другой". И в самом деле, очерк Сырокомли о Минске (1854), как и его "Странствия по моим бывшим околицам" (1853), остаются для историков, краеведов, путешественников хрестоматиями любви к родному краю, который в ту пору еще объединял Литву и Беларусь в единое культурно-историческое пространство безо всякой таможни. А Савичюнай и Свиронис, по меткому определению литературоведа и краеведа Владимира Содаля, стали воистину "народным мемориалом" Франтишку Богушевичу – и все это благодаря усилиям Юрася Гиля и его единомышленников из "Товарищества белорусского языка Виленского края".

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Костел святого Казимира в Мядининкае. Построен у самого замка в конце 1920-х годов. По легенде, в замке жил сам святой Казимир, сын короля Владислава Ягайло. Но об этом мы знаем лишь по свидетельству Владислава Сырокомли, а он мог купиться на предание, которое сейчас проверить практически невозможно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На здании библиотеки и центра культуры в Савичюнае привлекает внимание мемориальная доска в честь Франтишка Богушевича – на трех языках, издавна бытующих в окрестностях Вильнюса: литовском, белорусском и польском.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Анатолий Варавва в Савичюнае посвящает туристов в подробности жизни и творчества Франтишка Богушевича.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

У ограды кенесы – молитвенного дома караимов, народа, поселившегося в Тракае более 600 лет назад по высочайшему повелению великого князя Витовта.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Одна из главных улиц Тракая называется Караиму, то есть Караимская. Особенность городка - в том, что здесь берегут старую деревянную застройку.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Окно дома на улице Караиму. Правда, самих караимов сыскать в Тракае трудно. Их осталось лишь чуть больше полусотни человек на 5 с лишним тысяч жителей города.

Троки Новые и Старые

Время сильно поджимало, надо было торопиться в Тракай (Троки). Тракай – это небольшой городок с населением чуть более пяти тысяч человек, который внешне напоминает собой курортный поселок. В сини озера Гальве отражается его главная достопримечательность — поднятый реставраторами ХХ века из руин замок на острове, воспринимаемый издали как готическая, красно-оранжевого цвета греза рыцарских времен. Он производит неизгладимое впечатление гармонией своих скульптурных форм и умиротворяющего пейзажа.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Замок на острове в Тракае. Его начали консервировать еще до войны, при Польше, восстановили к 1960-м годам, в советской Литве. И это несмотря на то, что в Москве были ярые противники возрождения крепости: в союзной прессе появлялись публикации, в которых инициаторы реставрации жестко осуждались чуть ли не как сторонники… восстановления феодального строя!

Стоя между озерами, на прибрежном холме, можно полюбоваться руинами еще одного замка – на полуострове, построенном почти в одно время с островным. Правда, меньше посещаемом туристами. Хотя здесь есть прекрасный музей.

Находясь в Новых Троках, нельзя не упомянуть караимов – крохотный народ, родом из Крыма, которому удалось в своих причудливых верованиях соединить иудаизм с исламом, а в повседневной жизни проявить себя умелыми воинами, ремесленниками и торговцами. В караимском ресторане "Кыбынлар", забитом до отказа посетителями, мы и отобедали, а затем продолжили свой путь в Сянейи Тракай (Старые Троки).

До переноса в Vilnius-Вільню в 1323 году в Старых Троках, как принято считать, находилась резиденция великого князя Гедимина, перешедшая к его сыну Кейстуту. Аура этого места удивительна: глубокие, но сухие рвы, высокие, но лишенные практической надобности валы, неоготический костел со следами былого доминиканского монастыря… И некое гулкое эхо далекого прошлого: здесь родился будущий великий князь Витовт, при котором границы ВКЛ протянутся "от моря до моря", о котором будут сложены легенды, написаны исторические трактаты и панегирики, появятся расцвеченные фантазией сочинителей сладкие побасенки… Но вот уже, кажется, слышен из-за моей спины грозный голос Гоголя: "Побасенки!.. Но мир задремал бы без таких побасенок, обмелела бы жизнь, плесенью и тиной покрылись бы души". Ох, не станем спорить с классиком! Да и времени на это нет совсем.

Родившись в Старых Троках, Витовт умер в Новых – нынешнем Тракае с двумя замками. Вот уж судьба распорядилась! Где родился, там и пригодился, там и почил.
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Тракай. На берегу озера Гальве.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Замок на острове в Тракае красиво отражается в стеклах домов на улице Караиму.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Замок на острове в Тракае – место встреч прошлого, настоящего и будущего.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Тракай. Вид из сувенирной лавочки на замок на острове.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Тракай. Почти все побережье озера Гальве перед замком усеяно отдыхающими.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сянейи Тракай. Костел на городище, где в XIV веке стоял деревянный замок, в котором родился великий князь Витовт.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Туристы заглядывают в костел в Сянейи Тракай.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

У неоготических стен костела в Сянейи Тракай.


Vilnius – Вільня – Wilno – Вильна

Мы прибыли наконец в Вильнюс, в этот город четырех имен (который в ХХ веке стремительно переходил из рук в руки, как вкуснейшее, желаннейшее яблоко раздора), когда уже солнце склонялось к горизонту. Разместившись в гостинице недалеко от вокзала и в 15 минутах ходьбы до Острой брамы, не имели другого выхода, как на ночь глядя отправиться на… самое знаменитое кладбище Вильнюса, чье имя происходит от слова "роса", по-литовски – "Расу", а по-белорусски и по-польски – Роса. Тут погребены целые поколения знаменитостей разных народов. Но нас прежде всего интересуют, конечно же, земляки.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Экскурсанты въезжают в Вильнюс. На стенах заметны следы перманентной идеологической борьбы: местные поляки ностальгируют по довоенным временам, когда их предки господствовали в Вильно. Литовцы напоминают о том, что Вильнюс их историческая столица

Расу встретило нас яркими огнями свечей у могилы матери Юзефа Пилсудского – могилы, в которой похоронено и сердце бывшего "начальника" польского государства, как официально звучало наименование его должности. В несколько ярусов захоронения поднимаются вверх по холму. И за каждым именем и надгробием, словно поддерживая его своим непререкаемым авторитетом, стоит сама История… Владислав Сырокомля, Константин Тышкевич, Ядвигин Ш., Ян и Антон Луцкевичи. Это только некоторые из наших, белорусов, которые предопределили развитие национальной науки, культуры, заложили первые камни в фундамент государства, которое возникло на карте Европы лишь в 1991 году. А строительство его начиналось сто и больше лет назад в Vilnius-Вільні – в поисках ответа на вопрос, кто такие белорусы, чем они особенны и вообще имеют ли право на свой особый "пасаг між народамі".

Бродя с Виктором Корбутом от одного памятника к другому, переходя от одной судьбы к другой, мы и не заметили почти, как день погас… Стало жутковато. До мистических кладбищенских сюжетов оставался, пожалуй, один шаг, а то и меньше, как было решительно произнесено: "На сегодня хватит".

Ворота Зари

Ночной город беззаботно развлекался в кафе, барах, ресторанах, расцвеченный огнями, которые эффектно выхватывали то одну, то другую архитектурную деталь, преподнося ее в подарок жадному фотоаппарату… Ваш покорный слуга, вопреки всем рекомендациям диетологов, еще успел отужинать в чудесном ресторане в старинном здании с глубокими подвалами XVI века (приспособленными под банкетный зал) на улице Вокечу (то есть Немецкой), прежде чем уставшие ноги доставили его в гостиницу, откуда назавтра предстояло исходить литовско-белорусский Vilnius-Вільню из конца в конец.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Вильнюс. На улице Миндауго, названной в честь первого и последнего короля Литвы Миндовга. Особняк начала ХХ века отреставрирован и приспособлен под диппредставительство Беларуси.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Вильнюс. Белорусские туристы на улице Миндауго. Символично, что при Миндовге были соединены на полтысячелетия в одно государство земли Литвы и северо-западные территории Беларуси.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Виктор Корбут ведет туристов по улице Басанавичяус. Справа бывший польский, ныне русский театр, который в мае 1941 года посещали Янка Купала и Якуб Колас во время приезда в город за экспонатами Виленского белорусского музея. В сентябре 1917 года здесь состоялась Виленская литовская конференция, на которой был избран Совет Литвы (Литовская Тариба) – орган власти, провозгласивший в 1918 году восстановление литовского государства. Символично, что одним из инициаторов создания новой Литвы стал лидер национального движения Йонас Басанавичюс. В феврале 1922 года в этом здании заседал Виленский сейм, созванный под контролем Польши и провозгласивший о присоединении Вильно к Польше. Сейм тогда бойкотировали представители белорусов и литовцев.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Арки разнообразных форм и цветов и брусчатка – изюминки вильнюсского Старого города, внесенного в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Вильнюсские отражения

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Вильнюс украшают стенды в честь 250-летия Михала Клеофаса Огиньского, юбилей которого отмечают в этом году Литва, Беларусь, Польша и весь мир. Композитор родился в Варшаве, жил в Вильно и нашем Залесье.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Дом на улице Пилимо (Завальной), 5. Здесь находились редакции белорусских газет "Наша ніва", "Гоман", жил один из идеологов белорусского национального движения начала ХХ века Вацлав Ластовский с женой Марией Иванаускайте-Ластаускене, известной с сестрой Софией под общим псевдонимом Лаздину Пяледа как классик литовской литературы. В 1911 году здесь, в гостях у "Нашай нівы" и Ластовского, побывал Максим Богданович. Это был единственный визит поэта в Вильну. Тогда Ластовский показал ему слуцкие пояса из своей коллекции, Богданович прошелся по старинному городу: у костела святой Анны, Острой брамы. Позже родились его стихи, посвященные этим достопримечательностям, а также произведение "Слуцкія ткачыхі", благодаря которому шляхетский аксессуар стал одним из наших национальных символов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Виктор Корбут посвящает туристов у памятника Станиславу Монюшко в подробности жизни композитора, связанного с Вильно, Минском, Варшавой, Берлином. Это был наш земляк – мировой человек!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Над памятником Монюшко возвышается нарядный костел святой Екатерины. Рядом – здания дворцов Радзивиллов, дом, где впервые в 1913 году была поставлена на сцене купаловская "Паўлінка", дома, связанные с именами Бронислава Тарашкевича, Яна Позняка (деда Зенона Позняка), Иосифа Бродского… Можно перечислять имена здешних знаменитостей бесконечно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Улица Бенедиктиню помнит шаги Владимира Короткевича и учеников Виленской белорусской гимназии, в 1939-1940 годах находившейся в здании бывшего монастыря бенедиктинок (слева).

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Улица Бенедиктиню – Бенедиктинская. Уличное граффити монахи средневекового ордена не поняли бы. Но сегодня – это свидетельство многоликости Вильнюса и творческого свободолюбия его жителей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Улица Швянто Игното, названная в честь основателя ордена иезуитов Игнацио Лойолы. А в этом здании, рассказывает Виктор Корбут, в начале 1864 года томился в застенках Кастусь Калиновский, один из лидеров восстания за освобождение Литвы и Беларуси из-под власти России. Об этом свидетельствует мемориальная доска с профилем патриота. Калиновского литовцы также почитают как национального героя.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Улица Швянто Игното – место, где время остановилось…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Улица Пилес – Замковая. Вдалеке видна башня Верхнего замка, откуда начинается история Вильнюса, потому что именно там великий князь Гедимин в 1323 году провозгласил город своей столицей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Прогулка по улице Пилес с Виктором Корбутом сулит много открытий. Гид указывает на место, где еще после войны стоял один из многочисленных дворцов Радзивиллов. А справа – здание № 24, где жил польский писатель с полесскими корнями Юзеф Игнацы Крашевский, посвятивший многие свои сочинения Вильно. А в 1964-м в отеле "Нарутис", открытом здесь и названном в честь озера Нарочь, останавливались Владимир Короткевич и Адам Мальдис. Как вспоминает Мальдис, их встретил "халодны "Наруціс", вокны якога ўпіраліся ў змрочныя Святаянскія муры". Эти "муры" – стены костела Святых Иоаннов, построенного еще в XV веке и вошедшего столетие спустя в комплекс зданий Виленского университета.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Площадь Катедрос – Кафедральная. До начала ХХ века здесь проходила ярмарка в честь святого Казимира – ныне всем известный Казюкас. А в более древние времена располагались постройки Нижнего замка, от которых остались лишь кафедральный костел (слева) и восстановленный в наши дни спустя 200 лет после разрушения Дворец правителей – резиденция властителей ВКЛ. Здесь ступала нога Ягайло, Витовта, Барбары Радзивилл… Сейчас площадь украшает памятник великому князю Гедимину – "отцу" города. Отсюда начинается и названный в его честь проспект Гядимино, в советское время носивший имена Ленина и Сталина, при поляках – нашего земляка Адама Мицкевича, а в Российской империи именовавшийся Георгиевским – в честь святого Георгия.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Костел святой Анны и костел святого Франциска и Бернарда – изящные готические шедевры начала XVI века. О костеле Анны Максим Богданович сложил такие строки:

Каб залячыць у сэрцы раны,
Забыць пра долі цяжкі глум,
Прыйдзіце да касцёла Анны,
Там знікнуць сцені цяжкіх дум.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Вокруг туристов – сплошная готика. И это – в 180 километрах от Минска!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Нет предела восхищению путешественников от красот Вильнюса и белорусских страниц его истории.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Улица Стиклю – недалеко от ратуши. В этом районе находилась типография Франциска Скорины, стояла церковь в готическом стиле, построенная в эпоху нашего первопечатника.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Главное белорусское место Вильнюса: здесь в 1920-е – 1930-е годы находились белорусские гимназия и музей. По этим ступенькам ходили Максим Горецкий, Наталья Арсеньева, Адам Станкевич, в честь которых у входа в здание установлены мемориальные доски. В соседнем корпусе в заточении находились Адам Мицкевич и Игнатий Домейко – это было в начале XIX века, при Российской империи. Наших земляков обвиняли в антигосударственной деятельности – за участие в студенческом товариществе филоматов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Виктор Корбут за 5-часовую экскурсию по Вильнюсу показал туристам из Минска десятки белорусских мест древней и современной столицы Литвы.

Пешеходная экскурсия по белорусским адресам Вильнюса, предложенная Виктором Корбутом, была похожа – ни много ни мало – на солидную монографию. Перечислить все прозвучавшие в рассказе имена людей, которые соприкасались с тем или иным зданием, улицей, уголком старого Вильнюса, задача трудноисполнимая. Фейерверк находок настоящего исследователя документов, а не переписанное из старых путеводителей собрание банальностей, полуправды и дилетантских сказок.

Словом, когда мы поднялись наконец на гору, где стоит суровая башня Верхнего замка, условно именуемая башней Гедимина, и увидели по скоплению приставленных друг к другу черепичных крыш там, внизу, путь, только что пройденный нами по городу Vilnius-Вільні, да и саму реку Вильню, от которой пошло название столицы, – грудь распирало чувство гордости за собственную персону: я сделал это!
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Вид с Замковой горы на бывшее предместье Шнипишкес и реку Вилию – Нярис.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Панорама Вильнюса с Замковой горы. Стоя здесь в 1939 году, Максим Танк написал такие строки:

Я гэты горад знаю з даўных дзён,
дзе дрэмяць замку гордыя руіны,
дзе сплёў густое вецьце ясень, клён
над сном акамянелым Гэдыміна;
а пад аркадамі сівых муроў
праходзяць цені вулкамі вузкімі:
пясьняр Літвы, ніў грэчнявых, лясоў
у падарожным плашчы пілігрыма,
і Каліноўскі, і таварышы...
І чую шопат іх у змроку шэрым.
А мо’ Вяльля гэта ў начной цішы
высокіх сосен падмывае бераг?..

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Одно из самых загадочных мест Вильнюса – гора Трех Крестов. До 1390 года здесь был Кривой замок, сожженный крестоносцами, приведенными сюда Витовтом, который боролся за власть в Литве и за столицу державы с помощью иностранных легионов. С тех пор в этом месте в самом центре города никто не селится. По легенде, три креста установлены в память о монахах-францисканцах, якобы замученных в период правления Ольгерда. Современный монумент восстановлен в 1989 году – это было символично, так как означало конец советской эры в истории Литвы и возвращение страны к историческим истокам.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Туристы смотрят на город с того места, которое описал Янка Купала в стихотворении "Замкавая гара (з вiленскiх абразоў)" в 1910 году:

Над Вяллёй-ракой,
Па гары крутой
Туман сцелецца;
Нi то лом-ламок,
Нi то дом-дамок
Там вiднеецца.

Слаўны Гедымiн,
Князь Лiтвы — лiтвiн,
Душа чынная,
Многа лет таму
Ў гэтым жыў даму,
Жыў з дружынаю.

Но слова благодарности экскурсоводу были явно преждевременны. Это был еще не конец! Ноги должны были еще поработать во имя истории. И дойти до Острой брамы, название которой звучит по-литовски поэтично: Аушрос вартай – Ворота Зари. Именно там под аккомпанемент бессмертного стихотворения Максима Богданович "Пагоня" и завершился наш маршрут.

Максиму в его 20 лет хватило лишь одного дня пребывания в Вильне – в 1911 году, чтобы создать этот бессмертный шедевр патриотизма, этот подлинный гимн городу, который принял на века в свои объятия его, как и многих-многих других наших героев, сделавших Vilnius-Вільню белорусским.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Белорусско-литовским гимном можно назвать стихотворение Максима Богдановича "Пагоня":

Толькi ў сэрцы трывожным пачую
За краiну радзiмую жах,
Ўспомню Вострую Браму святую
I ваякаў на грозных канях.

Ў белай пене праносяцца конi, —
Рвуцца, мкнуцца i цяжка хрыпяць.
Старадаўняй Лiтоўскай Пагонi
Не разбiць, не спынiць, не стрымаць!

Эти строки сочинены после посещения поэтом Острой брамы. Именно к ней ведет прямая дорога от Минска. Классик писал эти строки в 1916 году в Минске, вспоминая свой единственный визит в Вильну в 1911-м. Он обратил внимание на украшающий ворота герб Великого княжества Литовского "Погоня". Вот откуда взялись в сочинении Богдановича "ваякi". А с обратной стороны величественного сооружения, в пристроенной часовне, светится, привлекая миллионы паломников со всего мира, образ Божьей Матери Остробрамской. Перед ней молились в 1993 году Папа Римский Иоанн Павел II, в 1997-м – Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Брама воистину святая.

15-16 августа компания "Виаполь" вновь отправит туристов по белорусским местам Вильнюса. Издательство "Рифтур" издало комплект открыток авторства гида и исследователя Виктора Корбута и дизайнера Елены Ждановской "Vilnius - Вiльня. Сталіца Літвы ў гісторыі Беларусі". На 10 карточках отображены здания, связанные с жизнью и творчеством Янки Купалы, Франциска Скорины, Бронислава Тарашкевича, Якуба Коласа, Максима Богдановича, деятельностью газеты "Наша ніва”, белорусских гимназии и музея. Все эти достопримечательности туристы видят во время экскурсии и благодаря почтовым карточкам смогут сами потом найти на улицах города. Открытки все посетители тура получают в подарок бесплатно вместе с путеводителем Анатолия Вараввы "От Вильнюса до Минска". Экскурсия ставит образовательную цель: чтобы наши люди знали о том наследии, которое связывает Вильнюс с Беларусью, и через него Беларусь соединяется с соседней Литвой множеством нитей, которые нас роднят и делают ближе вот уже почти 700 лет – с 1323 года, когда этот город Гедимин сделал столицей своего великого княжества.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Через Острую браму и Мядининкай туристы возвращаются в Минск. В Беларуси их встречает радуга. А Виктор Корбут и Анатолий Варавва планируют вновь повезти всех любителей отечественной истории в Вильнюс и окрестности по обе стороны госграницы. Экскурсоводы убеждены: этот город должен не разделять, а объединять наши страны и народы, как это всегда и было.