/ фото автора,

Музыкант Марьян Скромблевич большую часть жизни прожил в Гродно, а на пенсии вернулся в родной Одельск, где создал собственный музей народных инструментов. Сюда приезжают делегации со всего мира, а хозяин удивляет гостей дудками, повторяющими голоса птиц и зверей.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

Музей в Одельском центре культуры появился пять лет назад. Интерьер и все инструменты, а их тут больше ста, сделаны или отреставрированы лично 76-летним Марьяном Скромблевичем, который занимается этим уже 20 лет. Творчество мастера внесли в список нематериального культурного наследия Беларуси, и о небольшом приграничном агрогородке узнала вся страна.

Коровий рог нужно варить шесть часов

В самом центре музейной комнаты – здоровенный обтянутый кожей котел, которому, по словам мастера, уже больше 300 лет. "Когда в костелах не было колоколов, то били в такой барабан", – рассказывает Марьян Антонович. Этот котел использовался именно в одельском костеле, тут мастер нашел его и вернул к жизни.

Еще один инструмент, который сразу привлекает внимание – массивный деревянный рог, по всей видимости – охотничий. "Это "Рог Мицкевича", он есть на иллюстрациях Василия Шаранговича к "Пану Тадеушу", – объясняет Скромблевич. Таким закрученным, как на картинке народного художника Беларуси, рог не получился, но мощный звук его, наверное, слышен и в соседней Польше. До нее, кстати, всего два километра, а антенны большинства местных жителей направлены на запад. "Я по польским каналам смотрю концерты Венского оркестра", – приводит пример пожилой музыкант.
Фото: Алексей Шота, TUT.BY
300-летний котел-барабан из местного костела

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
"Рог Мицкевича" сделан по иллюстрации Василия Шаранговича к "Пану Тадеушу"

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Похожие на эту "Гарадзенскія трубы" висят под потолком музейной комнаты

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Три флейты в центре - первые работы мастера. Скрипку он делал не с нуля, а реставрировал

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Инструменты Скромблевича попали уже в учебники и профессиональную литературу

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Такой способ игры Марьян Антонович увидел в одной из книг по традиционной музыке

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Но ему было неудобно, и он решил склеить две флейты

Есть в коллекции и инструменты из настоящих рогов животных. "Коровий рог нужно шесть часов варить, потом выбрать середину. А он страшно вонючий", – делится профессиональными секретами мастер.

Под потолком висят две деревянные, более метра длиной "Гарадзенскія трубы". "Такие же действительно были в городе несколько веков назад", – уверяет Скромблевич и объясняет, что в прошлом их использовали военные и глашатаи.

Окарину из Одельска хотело купить даже правительство

Каждый инструмент Марьян Антонович старается сделать уникальным, для каждого ищет оригинальные решения – ведь одно незначительное изменение может привычный инструмент превратить в новый. "Вот обычная трещотка – ее элементы всегда делают одной ширины. А я сделал разной и теперь она звучит по-другому", – приводит он пример.

Одни из самых оригинальных работ – деревянные окарины в виде рыб. Обычно этот инструмент делается из глины, поэтому работы Скромблевича во многом уникальные. "Одну окарину из черемухи даже из правительства хотели у меня купить, завезти куда-то в подарок, но я не продал. Ведь неизвестно, сделаю ли я еще такую же", – мастер объясняет, что в каждой работе есть как мастерство, так и немного удачи. Поэтому окарина в виде страусиного яйца пока что также в единственном экземпляре.
Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Фото: Алексей Шота, TUT.BY

Иногда удается добиться совсем необычного звучания – например, повторяющего крик журавля. Марьян Антонович уверяет, что на звук этого инструмента одна птица действительно отлучилась от ключа и спустилась на участок узнать, кто это ее зовет. В музее есть поющие и даже хрюкающие дудки, а также "дудкі-самаграйкі", в которые стоит лишь слегка дунуть, чтобы получить громкий и чистый звук. А дудка-кукушка, по словам хозяина, особенной популярностью пользуется на юбилеях. "Я с детства любил природу, шум ветра, изучал повадки животных и птиц", – говорит Скромблевич.

Материал для дудок привозят со всего мира

Марьян Антонович делает свои инструменты из самых разных пород древесины, а некоторые дудки даже из стеблей подсолнуха и камыша. Иногда материал приезжает буквально с другого конца планеты: "Одну дудку я сделал из индийского дерева – когда-то давно на "Азот" привозили оборудование, и знакомый взял для меня куски деревянной тары". Использует мастер и современные элементы – пружины и гибкие шланги то ли от водопровода, то ли от пылесоса.

Инструмент он может сделать за неделю, но вместе с сушкой и настройкой уходит обычно месяц. Хотя к некоторым, особо сложным кускам дерева, говорит Марьян Антонович, он не может подобраться годами. А другие должны сохнуть не один год.

Шотландский волынщик заказал белорусскую дуду

Традиционный белорусский инструмент – дуду – мастер из Одельска делал трижды в жизни. Один раз – для шотландского музыканта, которому очень понравилось ее звучание. "В шотландскую волынку нужно дуть капитально, на нашей дуде играть проще", – объясняет Скромблевич. И добавляет: "Там за сто лет это стало национальным инструментом и символом, а у нас традиция намного старше, но о ней забыли".

Марьян Скромблевич уверяет, что почти не делает инструментов на продажу, но дудочки его работы можно найти и в гродненском училище, и в академии музыки, и в университете культуры, и у солистов народного хора имени Цитовича, и даже у музыкантов из Канады. Кое-что попало и в Варшавский музей этнографии.
Фото: Алексей Шота, TUT.BY
На флейту-трость можно опереться, а можно на ней сыграть

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Белорусская дрымба - аналог чукотского варгана

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Хор автобусного парка, которым 30 лет руководил Марьян Скромблевич

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Архиепископ Тадеуш Кондрусевич - еще один знаменитый уроженец Одельска и земляк Скромблевича

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Дуда - белорусская волынка

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Фото: Алексей Шота, TUT.BY

Чукчи играют на варгане, а белорусы – на дрымбе

"По большему счету сейчас народных инструментов уже не знают и не помнят", – говорит Скромблевич. По его словам, играть на них сегодня уже не хотят и не умеют даже в колледжах искусств и культуры. "В Германии выпускник каждой музыкальной школы должен уметь играть хотя бы на одном народном инструменте", – замечает мастер. У нас, по его словам, не всегда даже знают правильные названия. Например, многие в курсе, что чукчи играют на варгане, а о похожей белорусской дрымбе даже не слышали.

Он считает, что старинные инструменты можно успешно использовать в поп-музыке. Для "Евровидения", по мнению Марьяна Антоновича, стоить сделать легкую аранжировку с помощью барабанов бонго, бас-гитары и нескольких его оригинальных дудок. "Этого хватит", – уверен Скромблевич.

Самого мастера интересуют инструменты со всего мира: "Как-то в Польше увидел на улице парня с интересной перуанской дудкой. Вернулся домой и сделал такую же". Есть в коллекции и сложные в исполнении конические дудки. "Такие делают на западе, в Германии и Англии, но в домашних условиях это непросто. У меня даже сверла такого нет, а инструмент получился".

Дуду сшили в автобусном парке

"Началось все с того, что пришла перестройка и мой хор развалился. Тогда, в начале 90-х, я и стал заниматься инструментами", – вспоминает Марьян Антонович, который 35 лет руководил самодеятельным хором гродненского автобусного парка № 1. Рассказывая о тех временах, он показывает старые снимки хора, по его словам, лучшего в Гродно, и отвлекается на еще одно свое хобби – фотографию. "Фотографирую, как и играю на инструментах, с детства", – говорит мастер, демонстрируя старенький фотоаппарат "Любитель-166". Где-то на старой работе, говорит он, до сих пор должны висеть пейзажи, снятые на купленный позже широкоформатный "Киев".

"Если бы не автобусный парк, то я бы и не начал делать инструменты", – уверен Марьян Антонович. Там он встретил и подружился со слесарями и токарями, которые своими руками делали более 200 типов деталей к "Икарусам". "Это были увлеченные ребята с золотыми руками", – рассказывает мастер о своеобразных учителях. Автопарк и сегодня помогает мастеру – в цеху обшивки сидений шили меха для его дуд.

С теплотой вспоминает одельский мастер пять лет учебы в Высшей профсоюзной школе культуры в Ленинграде в середине 70-х. "Занятия проходили на улицах, в парках, преподавал директор Эрмитажа, а после экзаменов ходили в театр, на концерты, – вспоминает Марьян Антонович. – Это были замечательные годы, я много почерпнул оттуда".

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Марьян Скромблевич на открытии центра ремесел в Гродно

"За каникулы одних детей 400 человек приезжало"

Хотя Марьян Антонович уже не первый год на пенсии, свободного времени у него не много. Изо дня в день к нему приезжают десятки гостей: музыканты, школьники, студенты, аспиранты и профессора из разных стран. "Приезжало 50 человек из Даугавпилса, я для них два часа играл. Потом по плану у них были еще поездки, но они вернулись в гостиницу – сказали, что после моего музея остальное можно и не смотреть", – смеется Скромблевич, который сейчас ждет еще одну делегацию в полсотни человек – на этот раз из Белостока.

Не сидит на месте и он сам: выступает на различных праздниках в Гродно и области, последний раз – на открытии центра ремесел. Мастер считает, что людей привлекает мягкий и умиротворяющий звук его инструментов. "В СССР почему-то народная музыка было очень громкой: рвали баяны, драли горло частушками. Люди устали от шума".

В отдельном толстом альбоме в музее собраны вырезки из многих газет - от "Гродненской правды" до "Народной воли" и польскоязычного Głos znad Niemna. На одном из снимков Скромблевич стоит рядом с Лидией Ермошиной. "И для нее играл, и для депутатов всяких", – мастер еще раз подтверждает, что гости у него бывают чуть ли не каждый день.

На счастье, у Марьяна Скромблевича есть ученики. Небольшой коллектив из взрослых и детей музицирует в самом Одельске, в гости из Лиды приезжает мультиинструменталист Александр Блохин, занимающийся фолком и world music. Сын Марьяна Антоновича работает преподавателем и умеет играть на всех инструментах отца.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

На прощание Скромблевич достает сразу два баяна и показывает нам, что его не зря называют человеком-оркестром. "Вот эту гармошку сам из пяти других собрал", – говорит мастер. Ведь когда-то, еще до автобусного парка и ленинградской высшей школы, он окончил обычные курсы баянистов.
{banner_819}{banner_825}
-70%
-25%
-15%
-10%
-30%
-50%
-21%
-70%
-35%
-36%