1. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  2. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  3. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  4. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  5. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  6. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня, и я не смогу на это пойти»
  7. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  8. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  9. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  10. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  11. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  12. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  13. Лукашенко — о предстоящей Олимпиаде: «Точно так, как Россию, нас будут плющить со всех сторон»
  14. Минское «Динамо» обыграло в гостях рижских одноклубников
  15. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  16. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  17. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  18. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  19. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  20. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  21. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  22. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  23. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  24. Сюрпризы нового Уголовного кодекса и откровения Макея с супругой. Что происходит 26 февраля
  25. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  26. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  27. Приватизировали, отобрали, продали бизнесмену, национализировали. Вот чем известно предприятие, на котором ждут Лукашенко
  28. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  29. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  30. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле


Работы белорусских фотографов в составе коллекции Восточно-Европейской фотографии нью-йоркского коллекционера выставлены на торги известного аукционного дома "Сотбис". В коллекции представлены 8-9 белорусских имен. Это работы, которые были созданы в конце 1980-х - 1990-х годах, когда белорусская фотография особенно ценилась. Торги состоятся 5 июня - их исхода с любопытством ожидают и сами фотографы.

Новость о том, что их работы выставлены на одном из самых престижных мировых аукционов, для белорусских авторов оказалась неожиданной. "Наши работы сейчас живут своей жизнью. И если бы не случай, мы могли и не узнать, что они появились на "Сотбис", - рассказал TUT.BY фотограф Сергей Кожемякин. Примечательно, что белорусских фотографов на таких аукционах, как "Сотбис", еще не было.

 
История этих фотографий начиналась еще в 1990-х, когда наши фотографы активно выставлялись на Западе. Неизвестный коллекционер из Нью-Йорка несколько десятков лет последовательно собирал советскую, российскую, прибалтийскую, восточно-европейскую фотографию. В коллекции представлены такие известные имена, как Комар и Меламид, Борис Михайлов, Игорь Мухин, Владимир Куприянов. Некоторые белорусские имена в собрании: Галина Москалева, Игорь Савченко, Иван Петрович, Сергей Кожемякин, Александр Слюсарев, Владимир Шахлевич.

 
Связывает эту коллекцию в первую очередь личность самого коллекционера: когда человек собирает коллекцию, у него есть какая-то концепция и идеи и он последовательно выбирает фотографии, которые ложатся ему в коллекцию.
 
"Сейчас на "Сотбис" эту коллекцию предоставил кто-то неизвестный, - рассказывает фотограф. - Есть предположение, что сам коллекционер умер, и его родственники выставили эту коллекцию на торги. Но это только моя версия".
 
О том, что работы выставлены на "Сотбис", фотографы узнали случайно - через комментарий куратора торгов под публикацией о Сергее Кожемякине в разделе "Встреча с легендой". Куратор искала авторов, чтобы уточнить необходимые технические детали, названия, тираж работ. Авторы не являются участниками торгов. Но для них это очень важно: работы попали на мировой арт-рынок и сейчас фотографы с нетерпением ждут торгов - интересно, как работы будут оценены. 
 
Оценка фотографии - это так называемый стэйтмент, накопленный потенциал фотографий. Специалисты оценивают в совокупности известность автора, известность работ, попадание работ в историю фотографии - это целый набор, из которого складывается оценочная стоимость.
 
Работы Сергея Кожемякина оценены в среднем от 2 до 8 тысяч фунтов стерлингов. Минимальная оценка работ в коллекции - 1 тысяча фунтов стерлингов, максимальная - 80 тысяч (1 тысяча фунтов стерлингов примерно равна 1519 долларам).
 
Работы Сергея Кожемякина, представленные в этой коллекции, делались в конце 1980-х - начале 1990-х. На советском пространстве белорусская фотография в то время очень ценилась, в центре всех фотособытий был клуб "Минск", поэтому авторы знакомы между собой еще с тех пор.
 
Интересна серия Сергея Кожемякина с изображением постамента Ленина. "Нам было по 30 лет - жили в одной стране, воспитывались на одних ценностях, в идеалах старых клише, - вспоминает автор. - На фотографии изображен меняющийся памятник Ленину - такая трансформация образа. В это время нас из постсоветской традиционной фотографии сразу занесло в постмодернизм". По словам Сергея Кожемякина, в работе использован принцип секвенции: один и тот же образ напечатан с разной плотностью - от белого переходит в черное. Это показывает трансформацию отношения к прошлому. Сейчас эти фотографии имеют скорее историческую ценность - как визуальный антиквариат.

 
"К сожалению, мы всегда теряем то, что у нас есть, - говорит Кожемякин. - Фотографию у нас до сих пор не считают серьезным искусством и нет у нас специалистов, которые могут оценить работы. Даже музеи в каком-то смысле у нас боятся работать с фотографией".
 
Кстати, не так давно российский музей Россфото включил белорусскую фотографию 1990-х в постоянную коллекцию музея в Питере. "А мы, получается, всегда начинаем с нуля", - сокрушается известный фотограф. Интересно, найдется ли белорусский меценат, который захочет выкупить часть белорусской фотоистории из этой коллекции "Сотбис".
-40%
-15%
-10%
-20%
-70%
-20%
-33%
-20%
-10%
0072356