Алексей Вайткун, / Алексей Вайткун

Этот музыкально-театральный балаган под названием "Серебряная свадьба" образовался в 2005 году. Разбитная компания из гитары, контрабаса, трубы, тромбона, скрипки, концертины, стиральной доски и барабанов под предводительством тубы прямо на глазах у публики готовит необыкновенный коктейль из французского шансона, диксиленда, кантри, русской народной музыки и латиноамериканских ритмов в манере уличного оркестра.

Во всех концертных приключениях музыкантов сопровождают бесчисленные чемоданы, набитые цирковой и кухонной утварью, бутылочки различных форм и содержания, дамское белье, беспощадный Пес Баскервиль с горящими глазами, Женщина-Пиявка, обирающая мужчин до последней нитки, обитательница парижских катакомб, белокурая Крыса Эммануэль Кант и любитель декольте Мсье Грач.

В репертуаре - песни на русском и французском языке, ироничные, парадоксальные, жизнеутверждающие, с элементами буффонады, театра кукол и кабаре.

На сегодняшний день концертная география группы охватывает не только города Беларуси. "Серебряная свадьба" уже неоднократно посетила с концертами города России, Украины, Польши, Литвы, Германии, Франции, Голландии, Бельгии, а также приняла участие в различных музыкальных и театральных фестивалях.

В прямом эфире TUT.BY Светлана Бень ответила на вопросы Алексея Вайткуна в рамках авторского проекта журналиста "Личное дело". Вокалистка "Серебряной свадьбы" рассказала о коллективе, творчестве, взаимоотношениях внутри группы и отношениях с поклонниками.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

Добрый день, Светлана! Я серьезно готовился к нашей встрече.

Правда?

Да. Во-первых, подбирал носки, чтобы они были веселенькие! Во-вторых, сегодня мы находимся не за нашим традиционным студийным столом, а в необычных креслах, что, безусловно, более комфортно и удобно. Есть у меня еще один сюрприз … Я где-то вычитал, что вы очень любите сладкое… (достает и отдает гостье конфету).

Я очень люблю сладкое… Это моя слабость. Думаю, что это не самая плохая человеческая слабость.

Любовь к сладкому у вас с детства?

Конечно, как и у любого человека. Просто другие люди со временем и возрастом делают выбор в пользу других занятий, более взрослых, а я ни на чем другом так и не остановилась.

Наверное, конфеты - классическая радость для ребенка…

Еще мультики… и подарки. Именно поэтому подарок в виде конфет дает хорошее начало для беседы.

Когда я готовился к интервью, то обратил внимание на то, что больших интервью с вами нет… Может, я не там смотрел?

Я не ориентируюсь в интернете. Я просто знаю, что интервью было много, в том числе многостраничных, и даже многочасовых.



Грешным делом я уже подумал, что вы не очень любите интервью…

Они для меня не важны. Считаю, что интервью - это увлекательный вид спорта, потому что человек перед камерой начинает себя чувствовать неуютно, нужно переступать через себя, иметь хорошую реакцию - в том числе интеллектуальную… Я, кстати, тоже чувствую себя неуютно в этот момент…

Сейчас вам тоже неуютно?

Нет, нормально. Но я боюсь сказать глупость, потому что потом все будут думать: "Какая дура!" А мне же этого не хочется…

Вы боитесь говорить глупости?

Чуть-чуть, но по большому счету, не боюсь. И с учетом этого "чуть-чуть" для меня каждое интервью - своего рода катание на роликах. И я думаю: "Вот сейчас как скажу какую-нибудь глупость. А потом мне будет стыдно… Зато потом мне будет все равно… А вдруг я скажу что-нибудь интересное? А вдруг я в себе что-нибудь открою?" Ведь все ваши вопросы, на которые нужно быстро реагировать - это что-то из разряда дзэн-буддистской практики.

То есть вопрос в лоб - это своего рода ощущение того, что ты находишься в определенных рамках, из которых надо выбираться и делать это достойно?

Приходится постоянно ставить перед собой конкретную сиюминутную задачу, когда ты должен реализоваться практически здесь и сейчас, сказать наиболее точно то, что ты думаешь именно сейчас и сделать это достойно. Это увлекательно. Но, если честно, я всегда нахожусь в сомнении - зачем и кому, кроме меня, это нужно? Кому нужно то, что я говорю? Мне-то это интересно, ведь поговорить любит каждый. А что в результате здесь происходит важного для космоса и человечества - трудно сказать.

А о важности своего творчества вы думаете так же?

Я занимаюсь им, потому что этого кто-то ждет и потому что это кому-то нужно. Для себя мне вполне достаточно написать песню и спеть ее дюжине своих друзей на кухне. Этим я уже реализовала все свои творческие претензии. Я выхожу на сцену, потому что меня там ждут и хотят услышать…

А боитесь не оправдать ожиданий?

Конечно. Я не боюсь выглядеть некрасиво или неинтересно, а боюсь разочаровать тех людей, которые в ожидании. Для меня это очень важно, поскольку я выхожу на сцену для того, чтобы было хорошо не мне, а этим людям. Мне хорошо уже и так - написала песню и этим уже довольна.

А разочаровывать приходилось?

У меня иногда возникает такое чувство, что я кого-то разочаровала. Возможно, это самокритика, но ведь она тоже должна быть.

Вы очень непосредственна…

Не знаю… Мне бы очень хотелось.

Это был не вопрос…

Человек - это психологическая машина с очень сложными механизмами. Может, это и непосредственность, а может, и посредственность. А возможно, мне вообще надо было как-то по-другому прожить жизнь…

А что для вас непосредственный человек?

Это искренний человек, действующий необдуманно, от сердца, от того, что внутри. Это то, к чему я стремлюсь, или, во всяком случае, пытаюсь стремиться. И если я в чем-то не искренна, то причиной этому может быть какой-то зажим, страх.

Сегодня сложно быть искренним?

Проще простого. Ведь, например, христианство, да и любая религия, основаны на искренности и правде. Я думаю, что намного труднее быть неискренним человеком.

Но сегодня часто можно услышать о том, что искреннему человеку в современном мире очень сложно…

Это все буржуазные выдумки!

А вам сегодня легко?

Я всегда чувствую себя легко и хорошо, кроме каких-то особенных ситуаций.

Значит, чувство комфорта по жизни у вас есть?

Да.

А вам для комфорта надо много?

Мне вообще ничего не надо. Как есть - так и есть. И спасибо за то, что есть.

Когда у вас спрашивают о детстве,  что вы вспоминаете в первую очередь? Какие ассоциации вызывает у вас слово "детство"?

Ой, у меня такой поток ассоциаций, что на рассказ уйдут часы. Это и велосипед, и высохший после того, как сошел снег, асфальт, и игра в классики, и катание с большой горки на санках, и гараж дяди Вити во дворе, в котором очень сильно пахло машинным маслом и бензином, и сборы картошки, и уютное тепло - когда ложишься рядом с мамой, и воскресная передача "Утренняя почта", и дешевые конфеты в ярких бумажных обертках, и поездка к бабушке в деревню, где есть большое озеро, в котором купаешься, когда жарко, а потом бегаешь, чтобы согреться, а потом ложишься на покрывало и слушаешь музыку из транзистора… Это и дискотеки, и открытые танцплощадки… Это и чердак, и удивительные соседи из маленького двухэтажного дома по улице Мира в Витебске… Когда цветет белая акация под окнами и когда тополиный пух очень сильно летит, когда мы играли в полярников, катаясь в санках по двору и строили очень большие снежные дома, забирались под стол и в шестилетнем возрасте играли там с куклами в неприличные игры… Это можно продолжать бесконечно!

Из всего этого я сформировала собственную теорию: есть люди, на которых самое важное впечатление было произведено именно в детстве, которое их и сформировало. И есть люди, у которых основное формирование происходило в подростковом периоде, когда они испытали самые яркие для себя эмоции - любовь, дружбу.

На меня самое яркое впечатление произвело детство. Мой подростковый период был довольно-таки экстремальным и отчасти - с детской комнатой милиции. Он не был благодушным и хорошим. Но для меня самым главным остается то, что произошло именно в детстве. После 20 лет я быстрыми темпами продолжаю туда идти. Мне очень не хочется быть инфантильным человеком, но мне хочется быть человеком, готовым и открытым всему новому, как ребенок. И для меня это очень важно. Таким образом, я делю всех людей именно на эти две категории - тех, кто хотел бы вернуться в подростковый период и тех, кто хотел бы вернуться в детство.



А каких людей больше?

Подростков больше, но детки лучше.

А была ли у вас любимая игрушка?

Нет. У меня ничего не осталось из детства.

Почему?

Был такой период, когда люди не хранили старые вещи. В начале 20 века была традиция передавать что-то из поколения в поколение. Но потом это все было утеряно.

На ваш взгляд, это плохо или хорошо?

Я думаю, что это очень плохо. Когда теряется традиция, то теряется и красота семейного быта.

Вам этого не хватает?

Да. Вещи стали одноразовыми, быстро проходящими, быстро портящимися, неинтересными, плохо сделанными, на потребу дня, сделанными для того, чтобы их можно было выбросить и купить новые. Поэтому у меня в детстве было очень мало того, что осталось от бабушки. И быт моих родителей строился на том, что все очень быстро выбрасывалось и покупалось лучшее, красивое и модное. Именно поэтому у меня мало что сохранилось из детства и почти ничего не сохранилось от бабушки и дедушки. А для меня важна каждая вещь, поэтому я жуткий барахольщик. Я езжу на все блошиные рынки, и мой дом напичкан различными чемоданами и разными довоенными предметами. Мне очень не хватает этого. А также мне кажется, что этого не хватает и людям. Это должно быть у всех. Все китайское барахло надо гнать из дома вон!

Вы очень активно используете предметы в своем творчестве. Они настолько должны быть всегда с вами, что они с вами даже на сцене и они с вами, потому что это вы…

Да.

А откуда у вас появилось такое прозвище - Беня?

Бенька… Мне очень нравится, когда меня так называют.

Бенькой?!

Да. Меня так все с детства называли, даже учителя.

А Светлана?

Светлана - это как-то уже официально. Это имя вызывает у меня ассоциацию с незнакомым человеком, и я сразу же настораживаюсь. А когда кто-то называет меня Бенькой, значит, этот кто-то знакомый и дружелюбно настроенный.

На портале TUT.BY недавно вы выступили с онлайн-концертом, где каждый номер - импровизация…

Там есть, конечно же, какая-то доля импровизации, но в основном все номера основательно продуманы.

Расскажите о вашей героине, о той, кто поет на сцене. Кто это? То, что это вы - понятно. Но все эти пакетики, чемодан, пауки…

На мой взгляд, тот персонаж - некое бесполое существо, хотя, конечно же, женского там больше, чем мужского, но все же… В зависимости от того, какую историю я рассказываю в той или иной песне, соответственно, таков и герой на сцене.

А о чем мечтает оно, существо?

Это зависит от того, в какой песне оно существует.

Это существо сильное или слабое?

Все зависит от песни.

А вы? Сильная или слабая?

Я себя воспринимаю, как некую оболочку, через которую проходит божественный импульс, который не очень-то от меня зависит. И я думаю, что как человек я вообще мало симпатичный персонаж, но симпатична, как творческая личность… Но и в этом не моя заслуга.

Почему не ваша?

Потому что это все оттуда, сверху, и оно неконтролируемо.

Но ведь это проходит через вас?

Я даже не понимаю, почему.

А вам никогда не говорили о том, что вас не понимают?

Иногда говорят. Но в большинстве своем те темы, которые мы раскрываем, на самом деле очень общечеловеческие и доступные. В них нет ничего слишком заумного и сложного…

То есть для вас заумное и сложное идет со знаком "минус"?

Нет, оно идет со знаком того, что все это для меня не очень свойственно. Я не могу себя ассоциировать с чем-то умным. Мне кажется, что все очень просто и доступно. Но для кого-то иногда и это не очень-то понятно… Но мир должен быть разнообразным.

И вы никому не пытаетесь что-то объяснить? Для всех вы такая, какая вы есть?

Ну да… И мне кажется, что я очень понятная.

О чем вы поете?

Одно время я просто пела и все. А год назад я как-то задумалась и придумала для себя очень четкую формулировку, которую мне очень хочется донести - в основном, все, что я делаю вместе с группой, а также с огромной поддержкой самой группы, это огромная самоирония и игра, возможность перевоплотиться, возможность побыть кем-то другим и посмотреть на себя и других со стороны с большой иронией. Не со злобной усмешкой и снисходительной ухмылкой, а с дружелюбной и сочувственной улыбкой, улыбкой доброго, человеческого сочувствия в хорошем смысле этого слова.

Есть еще идея, которую я бы хотела транслировать миру. На мой взгляд, есть три вида силы, которые я вижу в людях, творчестве и во всем, что происходит в мире. Есть сила, которая наносит удар - делает что-то пробивное и мощное, как агрессивное, так и положительное. Есть сила принять этот удар с достоинством, отразить или достойно его вынести. Это могут мужественные и стойкие люди - люди-герои, которых никто не посмеет ударить в лицо. А если их ударили, то они так ответят, что обидчик будет просто распылен в пространстве. И есть третий вид силы, когда ты получаешь, падаешь - и все вокруг глупо, некрасиво и безобразно. Ты сам выглядишь отвратительно. Потом, когда обидчики уходят, ты встаешь, вытираешь слезы, кровь и находишься в полном ужасе… Проходит день. Ты умываешься и думаешь: "Да пошли они все! Жизнь прекрасна, птицы поют…" И идешь дальше - жизнь, в которой так много красоты, продолжается.

Эта сила - принять удар, посмеяться над ним и увидеть себя с этими слезами, кровью, разбитым лицом в смешном виде и не жалеть себя, а посмеяться над собой даже в самой страшной ситуации… На мой взгляд, это особый вид силы, к которому бы мне очень хотелось стремиться внутренне и который, как мне кажется, проходит через все наше творчество красной нитью. Не обязательно выглядеть красивым, удачным и успешным победителем. Можно быть в самом конце этой очереди, но чувствовать себя при этом забавно, увлекательно и хорошо…



Как-то вы сказали, что стоя на сцене, у вас есть возможность посмотреть на себя и на зрителей. Расскажите, как мы выглядим?

Стоя на сцене, я вижу своеобразный концерт и спектакль и наблюдаю за очень интересными реакциями и очень удивительными людьми. Мне представляется, что люди всегда остаются детьми. Для меня это самая важная позиция - не потому, что у меня есть какое-то снисходительное отношение, как у взрослого человека к детям, а потому что чувствую, что люди сохраняют в себе оставшееся еще нереализованным детство и они хотели бы еще поиграть и побыть наивными и открытыми. И если мы каким-то образом своими концертами их к этому побуждаем, то это очень хорошо!

Я очень счастлива, когда люди дурачатся, балуются, падают на пол, задирают ноги и устраивают какие-то шуточные потасовки или безумные танцы… От всего этого я испытываю безумное счастье!

Кстати, говорят, что человек к человеку должен относиться как к брату…

Мой дом находится возле парка, из которого по ночам часто раздаются различные крики. И услышав такие крики, я подрываюсь с кровати, подбегаю к окну и смотрю, а мало ли - вдруг там кого-то бьют, или обижают детей, или мучают женщину… Я готова выскочить с палкой или вызвать милицию, так как меня посещает мысль: "А вдруг там бы шел мой ребенок? Ведь кто-то бы тоже обязательно вмешался и помог, если бы ему нужна была помощь. Нельзя спать, если кому-то нужна помощь!" И тут меня осенила мысль, что человек должен относиться к другому человеку, как к собственному ребенку! Без взрослого снисхождения, а с всепрощающим чувством и с большой заботой, как если бы он заботился, повторюсь, о собственном ребенке. Это было бы идеально.

Вернемся к вашим выступлениям. Скажите, а бывает, что концерт не получается?

Да, бывает.

Почему не получается?

Мне трудно сказать. Но здесь я в меньшей степени беру на себя какую-либо вину. Мне кажется, что мы всегда настроены на это общение максимально дружелюбно и с огромной отдачей. Но в этом нет желания самолюбования и самореализации за счет зрителя, а есть желание общаться: "Вы меня звали? Я пришла! Давайте общаться! Давайте играть! А давайте я в вас швырну конфетами!" И если люди идут на контакт сразу же и отвечают мне теплой реакцией, то я сразу раскрепощаюсь, мне становится хорошо, и я начинаю шутить, вставлять в программу какие-то новые песни, у меня появляется больше импровизации. Но если зритель с первых минут ведет себя как-то настороженно или надменно, то я сразу же замыкаюсь: "Вы меня звали? А почему тогда вы на меня волком смотрите? Тогда я пойду домой… Зачем мне тратить свое время, если вы сидите и смотрите как сычи на меня, как будто я тут кривляюсь перед вами… Давайте я вам деньги за билеты верну. Идите домой отсюда!"

А вы можете все это сказать им со сцены?

Да. Иногда я почти так и делала. Бывали моменты, когда мне хотелось в них даже чем-нибудь швырнуть.

А у вас есть какие-то свои приемы?

Нет, каких-то особых приемов у меня нет. Во всяком случае, осознанных. Бессознательные, возможно, есть.

Из всего сказанного и увиденного могу сделать вывод, что вам подходит камерный, небольшой зал, поскольку в большом зале, сидя в кресле, вам не ответишь так, как хотелось бы отреагировать. Вы согласны со мной?

Не знаю. Мне очень нравятся и большие залы, и большие сцены, и open-air, и гигантские фестивали. Не так давно мы принимали участие в джазовом фестивале в Коктебеле, где было более 5000 человек. И мы чувствовали там себя совершенно комфортно…

А зрители? Зал - это рамки, где сложно будет ответить и потанцевать… Клубы, open-air - да… Атмосфера, друзья, близкие люди, море, пляж и все остальное - все это только добавляет этой атмосферы… А зал…

Вы имеете в виду зал с креслами, где люди сидят, как в театре?

Да.

Мне тоже нравятся такие площадки. Но мне кажется, что какие-то наши концерты были удачными именно в таких концертных залах, потому что у нас есть много песен, которые очень хочется, чтобы люди пропустили через себя и прожили внутренне, а не бросились в пляс. Разухабистость и плясовая часть такого взрослого утренника - это лишь часть того, что мы делаем. В большей степени это то, что человек должен пережить внутри. Уверена, что в этой ситуации кресло совершенно не мешает и при этом человек не должен дергаться и вести себя активно. Именно по такому принципу мы и строим многие наши концерты, когда первое отделение - театральное, во время которого мы исполняем очень грустные песни и номера, которые надо просмотреть от начала до конца, а не прыгать. А уже в конце мы делаем выброс. А есть такие концерты, на которых человек должен просто отсидеть, а плясать уже дома.

Скажите, а группа "Серебряная свадьба" - это коллектив единомышленников, от первого до последнего человека?

Мне очень хочется верить, что это так. Возможно, у нас есть очень много спорных вопросов внутри группы, но по большому счету какого-то духовного диссонанса здесь ни с кем не возникает. Все люди очень тонкие, сложные и необыкновенные, каждый со своей историей и психологией. По большому счету, все эти люди абсолютно бескорыстные, что очень приятно. А среди музыкантов это вообще очень большая редкость, поскольку музыкант - это особое существо. Это человек, который усердно и дотошно занимается много лет. И в то время, как остальные дети балдели и гоняли в футбол, катались на велосипедах, музыкант сидел и усердно играл гаммы… Убитое детство, потраченные годы и некое психологическое желание как-то это компенсировать потом, во взрослой жизни, когда человек чувствует, что он имеет такой багаж знаний, благодаря которому он может и должен хорошо зарабатывать.

Первый вопрос, который задают музыканты, когда мы их приглашаем поучаствовать в каком-нибудь проекте - "сколько денег я заработаю?" И если человек задает мне такой вопрос, то он автоматически выбывает из моего проекта, каким бы талантливым он ни был.

Вы считаете, что деньги не важны?

Я считаю, что деньги не являются самым главным. Они являются результатом любого хорошо сделанного дела. Я просто уверена в том, что любое профессиональное дело, сделанное хорошо, с удовольствием, приносящее пользу человечеству, обязательно будет вознаграждено финансово. Я искренне в это верю и вижу тому огромное количество примеров. Если деньги за проделанное дело не приходят, значит, отсутствует один из важных компонентов - профессионализм, любовь к этому делу, энтузиазм, либо хорошее исполнение. Но когда все эти компоненты есть, то награда будет обязательно. А если во главу сделанного дела ставятся деньги, то автоматически выбывает что-то из этих компонентов. Вот тогда уже баланс нарушается.

Мы с вами разговариваем уже сорок минут. И я сейчас хотел, чтобы вы ответили, какая вы дома… И тут мне почему-то представилась ситуация, когда муж, идя на работу, говорит вам: "Приготовь-ка мне борщ!", а когда он приходит с работы, вы говорите: "Ой, а я приготовила тебе желе, потому что оно веселее!"

Да, я не очень хозяйственный человек, даже правильнее будет сказать, что я бесхозяйственный человек.

Уверена, что приготовление пищи - это святое дело, и я очень люблю готовить. Когда ко мне приходят гости, то мне кажется, что моя самая первая задача - накормить их. Но мне так лень и так грустно это делать долго, что в итоге я варю большую кастрюлю макарон и говорю: "Ешьте! Не довольны - вон отсюда! Ешьте тогда дома!". Ну а насчет желе… Вполне возможно…

Вернусь к коллективу. Сколько человек в составе "Серебряной свадьбы"?

Восемь.

Есть, наверное, и новые люди, которые пришли недавно. Или же как восемь человек объединились, так они, все восемь человек, есть и сегодня?

Раньше у нас происходили самые различные изменения в составе. Но сегодня это уже совершенно устоявшийся состав, и последние три года мы играем без изменений в составе участников.

Те люди, которые приходили в "Серебряную свадьбу", были ли они подготовленными к "Серебряной свадьбе"? Вы понимаете, о чем я?

Они знали, куда идут. И думаю, что они не пожалели об этом.

Учитывая то, что вы в коллективе со дня его создания, то вы, наверное, замечали те изменения, которые происходили с участниками группы?

Есть некоторые участники, которые поменялись кардинально или смогли раскрыться наиболее полно. Но есть люди-скалы, которых уже ничто не в состоянии изменить. Они настолько цельные личности, что не подвержены никаким изменениям.

И они уже не удивляются вам?

Нет.



Как вы примеряете все те задумки и детали, которые можно увидеть в ваших номерах? Каким образом вы понимаете, что именно в тот или иной момент надо пустить, например, гусеницу, а в другом будет уместным полиэтиленовый пакетик?

Все это полуимпровизационные моменты, которые оказываются удачными и в итоге закрепляются. Но что-то, конечно же, рождается заранее, в спорах и предложениях, с участием всей группы. Есть прекрасные моменты сотворчества, когда появляется прекрасное предложение, которое в итоге срабатывает. Практически все придуманное мы пробуем использовать во время концертов.

Значит, по сути, это импровизация чистой воды?

Изначально, а потом, если это удачно, то закрепляется уже в самом номере. Исходя из реакции публики, мы это оставляем. Тем более, если это как-то сработало и чем-то дополнило песню. Если же ничего этого нет, то мы отказываемся от этого.

То есть на каждом концерте вы что-то в себе открываете?

Да, пытаемся и очень к этому стремимся. Но не всегда получается бесконечно фонтанировать идеями. Иногда бывают такие концерты, когда я выхожу на сцену и у меня нет ничего нового.

А не страшно, когда нет ничего нового?

Очень страшно и очень плохо. Я себя в таких случаях чувствую очень некомфортно. Но в итоге, если расслабиться, то это новое приходит как-то само, во время концерта. Или мы сами иногда устраиваем друг другу какие-то сюрпризы…

Например?

Есть у нас песня про морозы, где в конце песни, когда я начинаю петь: "Мне холодно…", наш тромбонист набрасывает мне на плечи пальто, плед или что-то теплое и согревающее. А на последнем концерте он набросил на мои плечи пальто и дал мне леденец на палочке… Тем самым показав зрителям трогательную заботу человека, согревающего другого. Я чуть не расплакалась… Это создало совершенно новый эмоциональный фон песни. Это было неожиданностью, к которой он подготовился заранее.

Это очень хорошо, что мы устраиваем друг другу такие неожиданности - это стимулирует во время выступления. Наш барабанщик также прекрасно создает ситуации, из которых приходится сразу же выкручиваться и иногда выкручивания получаются очень удачные и забавные для зрителя.

А бывают и неудачные, которые вас ни в коем случае не смущают…

У человека должны быть неудачи, это совершенно нормально. Это процесс познания мира.

Скажите, отличается ли ключик к славянскому зрителю от ключика к зрителю западноевропейскому?

Огромную и важную составляющую нашего сценического действия несет на себе все-таки текст и юмор, заложенный в этом тексте, а также ассоциации, возникающие в результате прослушивания этих рифмующихся строчек. Иностранцы, как правило, ярче реагируют на какие-то эпатажные моменты сценического действия, так как текста не понимают. А ярче реагируют, потому что они более открыты и готовы к восприятию того, что происходит на сцене.

Но…

Но для меня как человека, ассоциирующего себя с поэтическим творчеством, нежели с музыкальным и больше всех остальных несущим ответственность за поэзию, очень важно, чтобы зрители понимали то, о чем я говорю, пою, а не то, что я показываю.

Для меня очень увлекательно быть на европейских концертах, потому что там мы обучаемся какой-то иной культуре, потому что там очень развита карнавальная среда. А наш зритель, особенно когда видит это впервые, не всегда понимает все происходящее и бывает слегка обескуражен и не знает, как реагировать на все, что видит на сцене. А потом, посмотрев во второй раз, постепенно начинает понимать и ждет уже чего-то определенного.

Вы сказали, что вы ответственны за поэзию. Можете ли что-нибудь прочитать?

Ой, не надо… Все мои стихи в основном нецензурные и мне сложно сейчас сразу вспомнить цензурное стихотворение.

Если не хотите, то не надо.

Да, лучше не надо. Не будем создавать прецедент.

Наше время заканчивается. У нас есть несколько вопросов от пользователей. А так как мы уважаем наших пользователей, то не можем не задать эти вопросы.

"Бенька, расскажите пожалуйста, сколько вы уже с супругом вместе и как уживаются две звезды в одной квартире?"

Мы вместе не меньше 7-10 лет. А две звезды… Вообще-то звезды - это огромные шары раскаленного газа. Я никоим образом не ассоциирую ни себя, ни моего удивительного мужа с газообразными горячими шарами.



А ему с вами легко?

Я не знаю. Лучше об этом не думать. Не должно быть в семье легко. В семье должно быть ужасно трудно и страшно, должны происходить какие-то пертурбации и вулканические бурления…

У вас так?

Бурления должны быть всюду и во всем.

"Святлана! Вы адмовіліся даць інфармацыю пра калектыў для энцыклапедыі беларускай папулярнай музыкі. Гэта ваша прынцыповая пазіцыя у адносінах да кантактаў з журналістамі ці гэта прыроджаная сціпласць?”

Я думаю, что это моя прирожденная неорганизованность. Я еще пока не успела ответить для себя на этот вопрос.

“Когда же наконец повысится градус человеческого тепла в мире?” Видимо, вы ответственны за весь мир, вам и решать…

Градус человеческого тепла всегда неизменен, и вряд ли он будет выше. Но задача каждого человека все время его поднимать для того, чтобы он не стал меньше.

“Всегда ли вы находили людей, близких по духу?”

Да, всегда.

Они находятся сами?

Они есть всегда и всюду.

Главное - рассмотреть их. То, что хочешь увидеть - то и увидишь…

Согласна.

“Какой ваш любимый город? Где любите бывать в Минске?”

Я очень люблю Минск. Это просто фантастический город, очень нежный, светлый, просторный и неспешный. Мне в нем очень комфортно - как дома. Также я очень люблю родной Витебск. А Варшава, и Берлин - мои самые любимые города в Европе. В России я очень люблю Новосибирск, который меня очень поразил в мой последний приезд.

Чем?

В нем есть нечто минское, по-хорошему советское и мощное. Также мне очень нравится Екатеринбург.

У нас в гостях была Бенька, которая очень любит жизнь…

Конфеточки!

Да, конфеточки и жизнь! И мне кажется, что с жизнью у них взаимно. Спасибо за то, что вы пришли! Удачи и всего самого доброго.

TUT.BY - нам доверяют личное…  
{banner_819}{banner_825}
-90%
-30%
-35%
-10%
-50%
-10%
-13%
-20%
-30%
-20%
-50%
0063297