Наталья СТЕПУРО, / Наталья СТЕПУРО

На фото: Александр Зинкевич, www.respublika.info
На фото: Александр Зинкевич, www.respublika.info
В столичном Дворце искусства вскоре начнется реконструкция. Но первая перемена уже произошла. У галереи новый директор. Недавний выпускник Белорусской академии искусств Александр Зинкевич сменил на этом посту художника Сергея Криштаповича.

— Александр, фамилия Зинкевич хорошо известна любителям изобразительного искусства…

— Владимир Зинкевич – заслуженный деятель искусств, профессор, лауреат Государственной премии, заведующий кафедрой монументально-декоративного искусства Белорусской академии искусств – мой отец. Мама тоже художник, она доцент кафедры графики.

— То есть ваш жизненный путь был предопределен с детства: академия искусств и не иначе?

— Как, живя в доме художников на Сурганова, можно находиться вне искусства? Конечно, я с детства впитывал все это. Те вещи, которые будущим мастерам втолковывают в институте, слышал с пеленок. Потом сам начал рисовать. Закончил академию искусств, магистратуру по искусствоведению.

— Позвольте поинтересоваться, что рисуете сейчас?

— Я специализируюсь на офортах. Когда поступил в магистратуру, то все отложил в сторону. Мне даже некогда было подумать о собственном творчестве. Но сейчас постепенно возвращаюсь. Долгий простой сказывается, вливаюсь постепенно.

— Предыдущий директор галереи художник Сергей Криштапович пробыл в этой должности лишь год. Вас не испугало предложение возглавить дворец искусства?

— Я знал, чем он живет, бывал здесь с детства. Не надо думать, что это была какая-то нелогичная трансформация из художника в администраторы. Менеджмент – это важная составляющая моей жизни. Делал различные коммерческие проекты, поэтому для меня это не ново. Академия искусств дает прекрасное образование, но средства для существования надо зарабатывать другими путями. Вот я и крутился.

— За что взялись в первую очередь, придя сюда?

— Сразу обратили внимание на странные вещи: засаленные стены, грязные окна, отбитую штукатурку и т.д. Стали все приводить в порядок. На месте ямы сделали клумбу.

— Каким видите дворец в будущем?

— В идеале Дворец искусства должен быть художественным центром с огромной инфраструктурой: багетной студией, специализированными магазинами, конференц-залом, многочисленными выставочными залами и т.д. Все это с хорошим светом, коммуникациями, системой кондиционирования. Обязательны кафе и ресторан, где люди могли бы делиться своими впечатлениями от выставки. Неотъемлемая составляющая – Интернет. Что касается творчества, должен быть амбициозный, четко выстроенный выставочный план.

— Это в идеале, а что реально может получиться после реконструкции?

— Есть два пути развития. Один – масштабная реконструкция. Это сейчас прорабатывается, идет поиск инвестора. Второй – изменения своими силами. Оба варианта имеют место быть. Локальные задачи (Интернет, конференц-зал и т.д.) мы можем решить сами. Конечно, это может растянуться на пять-семь лет. Хотелось бы, чтобы реконструкция прошла быстрее. Но в любом случае никто не собирается сидеть сложа руки. Будем стремиться к идеалу.

Наш дворец имеет невысокую посещаемость. Это досталось мне в наследство. Не хочу называть конкретные цифры, чтобы не шокировать вас. Мы обязаны увеличить посещаемость в два раза. И мне это видится реальным.

— Ваши предшественники яростно боролись с коробейниками. Сейчас у вас проходит выставка меда. Это значит, что вы не будете трогать торговцев?

— Сегодня ситуация такова, что благодаря выставкам, подобно медовой, мы в перспективе сможем решать какие-то свои проблемы. Они приносят нам хорошие деньги. Коммерческие выставки не нужно отвергать. Их просто надо перепрофилировать. Например, дизайн-биржа имела бы все основания экспонироваться здесь, а не на ВДНХ. Это прекрасный выставочный комплекс, но он предназначен для демонстрации достижений промышленности, но никак не фотографий, картин. Конечно, дворец – не место для торговли ширпотребом. Но почему мы должны отказывать продавцам книг или музыкальных дисков? Это ведь тоже виды искусств, причем близкие к изобразительному. Правда, торговые ряды необходимо облагородить. Заметил, что некоторые люди называют Дворец искусства Дворцом искусств. И таким образом как бы расширяют рамки нашей деятельности. На мой взгляд, логично объединить здесь несколько видов искусств. В современном мире синтез рождает интересные явления. Конференц-зал может быть, например, сценой для каких-то театральных проектов.

— На время реконструкции дворец будет закрыт?

— Пока не готов ответить на этот вопрос. Знаю лишь, что рассматривается несколько вариантов.

— Определились ли вы с творческой концепцией?

— Существует выставочный план Союза художников, который включает масштабные республиканские выставки, персональные выставки юбиляров и различные коммерческие проекты. Во всем мире галерея не может существовать без серьезной концепции, дополнительного финансирования, которое позволяет развивать свое видение искусства. Да, в Беларуси тоже осуществляются интересные проекты. Но они, как правило, не имеют четкой концепции. Мне кажется, что пришло время определиться. Мы должны видеть, каким дворец будет через пять лет. Нам сложно занять какую-то узкую нишу, так как это основная выставочная площадь Союза художников, в состав которого входит очень много разных и по-своему интересных мастеров. Поэтому нам необходимо иметь несколько изолированных залов, чтобы одновременно экспонировалось, например, классическое и ультрасовременное искусство. И плюс постоянно действующую выставку-продажу. Словом, в ближайшее время мы должны определиться со своей концепцией, и тогда будет видно, сколько залов нам нужно и каких.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-30%
-20%
-18%
-30%
-20%
-20%
-50%
-10%
-50%
0063108