Олег Хоменко — лидер группы "Палац", вокалист, гитарист и аранжировщик. Любой легко признает в Хоменко артиста. Лицо колоритное — в нем фольклорная мистика благополучно сочетается с основательностью. И не стоит метать метафоры, тем более что по ранжиру Хоменко достоин самых высоких из них. Мне Олег по-человечески симпатичен хотя бы потому, что начисто лишен расхлябанности и неорганизованности. Видимо, в своей прошлой жизни Хоменко был хозяином придорожной корчмы или мельницы и речные русалки напевали ему дивной красоты белорусские песни…

Сладкоежка, как все великие, Олег заказал нам в кафе по две большие порции мороженого. И я включила диктофон.

— В полуфинале "ЕвроФеста" вы перепугали народ: один глаз черным подкрасили, в другой вставили красную линзу. Олег, что за ребячество? Ваш маскарад зрители обсуждали чуть ли не вдвое активнее, чем победу Руслана Алехно.

— "Палац" давно хотел принять участие в такой телепрограмме, которую могло посмотреть наибольшее количество телезрителей. Нам самим было интересно оценить, как мы будем смотреться на фоне молодых популярных исполнителей, амбициозных и чрезвычайно обаятельных. Идея с гримом и разукрашенным глазом стара как мир. Ее придумали в прошедшем столетии в Голливуде. Если какой-нибудь артист после вынужденного перерыва снова возвращался на сцену, его гримировали так же, как раньше, но делали, например, одноглазым, как пирата, чтобы все зрители обратили внимание на кардинальное изменение и попытались вспомнить, как артист выглядел раньше. Этим приемом пользовались не однажды многие артисты, например, Мадонна — повязкой, Ивенесенс — гримом.

— Однако эффектная "фишка" не помогла вам пройти в финал "ЕвроФеста".

— А мы туда и не стремились. Сейчас на "Евровидении" нам делать нечего. Мы хотели напомнить о себе телезрителям — цель достигнута.

— Олег, ответьте мне, пожалуйста, на очень серьезный вопрос: почему Руслан Алехно не выиграет "Евровидение"?

— Ну, во-первых, я бы так не стал утверждать. Мы давно дружим и благодарны Руслану за то, что он в те времена, когда мы редко появлялись на государственных телеканалах, приглашал музыкантов нашей группы в свои гастрольные туры по Беларуси.

— Помогал зарабатывать на жизнь?

— С другой стороны, и мы ему помогали. Это довольно накладно пригласить в тур по Беларуси музыкантов нашего уровня из России, которые способны сыграть целиком его программу вживую. Все, что я могу сейчас пожелать Руслану: "Змагайся, братка!"

— Иные ваши поклонники крепко критиковали в блогах участие Олега Хоменко в телепрограмме "Вот так шоу!", дескать, уровень юмора в этой передаче ниже среднего и обидно среди участников проекта видеть ваше интеллигентное лицо.

— Это шоу пытаются делать мои старые знакомые. И отказывать друзьям только потому, что кто-то зло критикует эту программу, — неразумно. Обратились ко мне ребята, говорят, приезжай, поддержи, ну так что? Я должен ответить: "Нет, пока вы не дорастете до уровня блеска моей короны, сниматься не буду?" Абы что.

— Опять же дуэт с Патлисом выдает в вас артиста широких взглядов…

— Это был не дуэт, а совместная импровизационная шутка. Давно в мире подход к музыкальным жанрам изменился, сегодня музыка разделилась на популярную, элитную и авангардную. Элитная, в том числе и классическая, также стремится стать или популярной, или авангардной. Последняя необходима для того, чтобы предложить что-то принципиально новое и что не обязательно будет принято широкими массами…

— "Палац" — в авангарде, на ваш взгляд?

— "Палац" — это явление, а не проект, который создается для получения прибыли. Наша группа — небольшой бонус для музыкантов, которые интересуются национальным наследием. Когда нас попросили из эфира, мы не исчезли, как это могло бы произойти с проектом, наоборот, даже "падкалодныя сябры" начали интересоваться: "Что-то вас не слышно и не видно". А настоящие друзья — и видели нас, и слышали.

— Вспомните самое неожиданное место, где выступала группа "Палац"?

— Однажды мы выступали в большом частном доме, куда нас пригласили сыграть для друзей. Когда мы приехали, хозяева сказали: "Проходите, пожалуйста" — и выдали всем музыкантам тапки. Впервые в жизни я выступал в тапках, но концерт получился, кстати, отличным.

— Вы уже защитили диссертацию? Какую тему исследуете?

— Благодаря вынужденной паузе я наконец закончил аспирантуру. Написал диссертационное исследование на тему "Социокультурная динамика белорусских солярных празднично-обрядовых комплексов". Но пока еще рано выходить на защиту, так как нужно откорректировать текст и дождаться издания моих статей в научных журналах.

— Далеко не все артисты мечтают о научной степени. Вам стало скучно в музыке?

— По существу, пионерами популяризации аутентичного белорусского фольклора были "Песняры", поэтому что-то принципиально новое мы могли предложить, только опираясь на более глубокий, если хотите, научный материал. И я много лет собирал фольклор, чтобы углубиться в содержание: откуда пошли традиции обряда, мифы, легенды нашей страны, чтобы понять, что я делаю и как необходимо это делать.

— А старушки с вами делились какими-то секретами, например, советовали чеснок над дверью повесить — от сглаза?

— Таких советов было довольно много, и я вначале не обращал на них внимания, думал, что это рудименты язычества, которые к культуре не имеют отношения. Только потом понял, что это не культ, а действительно культура. Различные ограничения — туда нельзя смотреть, так нельзя сидеть — являются основой народного этикета, старинной сельской культуры, которую крайне важно изучать, пропагандировать, сохранять.

— Сегодня в моде пирсинг и экстравагантные майки, думаю, ни одна старушка в деревне не одобрила бы внешний вид модницы. А вы как? Допускаете открытые участки тела у незамужней девушки?

— Безусловно, это культурное явление… Кстати, совсем недавно я для себя открыл, какие красивые серьги и нависочные украшения носили наши кривицкие девушки в средние века. Действительно, в контексте современного гламура эти украшения были бы актуальны, если бы восстановить их производство и продажу.

— Ваш сын слушает "Палац"?

— Нет, он не фанат.

— Считает вас старомодными?

— Есть моменты. Когда мы вместе смотрим разные клипы и я вставляю свои комментарии: "О, интересная группа", он нервничает: "Папа! Это Tokio Hotel, они еще год назад на Music Awards были лучшей интернациональной группой мира!" А я пока не воспринимаю эту моду на японский стиль "аниме", мне кажется, что у нас есть много чего поинтереснее. Но опять-таки, комиксы сегодня переродились в некое подобие авангардной субкультуры, и я к этому пока не привык. Однако мне Tokio Hotel, скорее, нравится, чем нет.

— Недавно "J:Морс" выиграла сразу три награды из десяти в номинации "Самая продаваемая группа". Журналисты подходили к лидеру "морсов" Пугачу и спрашивали: "Вова, вам не стыдно?" По версии одной из газет, Хоменко также не раз признавался "Лучшим аранжировщиком года". Вам не стыдно, Олег?

— Вы, наверное, имеете в виду что-то типа "кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку"? Но я считаю, что награды "J:Морс" на сегодняшний момент абсолютно справедливы. Их альбомы в нашей стране продаются лучше, чем диски Земфиры, МакSим или Билана…

— Музыкальный бизнес — это безжалостный мир, по-вашему?

— Очевидно, что компьютерные игры вытесняют сейчас такие явления, как киноискусство, концертная индустрия, где уверенно себя чувствовал музыкальный бизнес. Некоторые веб-игры уже сделаны на более высоком качественном уровне, чем кинофильмы. Не случайно, что самые серьезные гонорары, сравнимые с гонорарами композиторов киноиндустрии, академические музыканты получают в бизнесе, связанном с компьютерными играми. Бизнес всегда жесток, безжалостен, но это необходимое условие для полезного обновления.

— У вас тоже был оригинальный проект: на десяти компакт-дисках вы выпустили целую серию белорусских сказок. Продаются они?

— Пока целиком этот проект не вышел. Сейчас продается только семь из десяти. Но я знаю, что первая часть из трех компактов уже допечатывалась…

— Ого, так вы скоро и "J:Морс" обскачете на "коньке-горбунке". Правду говорят, что Ершов позаимствовал эту сказку из белорусского фольклора?

— Это известный факт. Даже нянечка Александра Пушкина Арина Родионовна имела белорусские корни, и те сказки, которые она рассказывала маленькому Пушкину, мы сейчас знаем как русские.

— Спасибо, Олег, за добрую беседу.

Виктория ПОПОВА

Фото БЕЛТА

 
{banner_819}{banner_825}
-20%
-15%
-20%
-50%
-10%
-20%
-20%
-20%
-20%
0063385